Медиакарта
0:24 | 13 декабря 2018
Портал СМИ Тюменской области

Кулибины в белых халатах

Кулибины в белых халатах
00:05 | 29 августа 2012

Казалось бы, в век рыночного здравоохранения врачам не до высоких мыслей о своей профессии, но, к счастью, есть медики, которых горячее желание облегчить жизнь своим пациентам приводит к открытиям.

Среди новых инновационных предприятий, что в скором времени займут свое место в бизнес-инкубаторе Тюменского технопарка, появились медицинские компании. В поисках совершенных методик молодые врачи объединили медицину с информационными технологиями.

Наперегонки с дельфином

Идея создать специальный тренажер для реабилитации детей с ДЦП и другими неврологическими нарушениями родилась у Ильдара Рахматуллина три с половиной года назад. Тогда он работал врачом в одном из оздоровительных центров. Однажды к нему на сеанс пришла мама с двенадцатилетней девочкой, у которой был диагноз ДЦП. Десять дней ей делали массаж, проводили ЛФК — и никакого результата.

«У меня не получилось помочь ребенку. Стал думать: почему? Изучая теоретическую базу, понял, что десять дней для реабилитации таких пациентов, конечно, не срок, и подходы в работе с ними должны быть иными. Вот тогда и задумался о том, что необходимо изучить принципы реабилитации и понять, как усовершенствовать методику», — рассказывает Ильдар.

Погрузившись в проблему, врач сделал для себя несколько важных выводов: физическая реабилитация детей с неврологическими нарушениями — очень трудоемкий процесс, требующий немало времени и колоссальных сил инструктора, родителей и самого пациента. Конечно, на помощь приходят различные тренажеры, но чаще всего это импортное и дорогое оборудование. Отчасти поэтому реабилитация — весьма дорогостоящая услуга, и для многих труднодоступная.

Между тем потребность в этой медицинской помощи год от года только увеличивается. Ильдар специально интересовался статистикой. По данным Министерства здравоохранения и социального развития, в России в 2010 году насчитывалось 85 тысяч детей от 0 до 17 лет с диагнозом ДЦП, то есть на тысячу детей в нашей стране рождается два ребенка с ДЦП. В Тюменской области детей-инвалидов с неврологическими заболеваниями — 1180 человек, из них 65% (770) — с диагнозом ДЦП.

Этой информации было достаточно, чтобы повернуть мысли в конкретное направление. «А как создавали сам тренажер, я навряд ли смогу вам доходчиво объяснить. Здесь работала команда: инженеры-электронщики, программисты, конструкторы... Я долго искал специалистов, которые бы поняли идею. Костяк нашей команды — три человека. Кроме меня это Сергей Кузеванов, инженер-электронщик, и Денис Сироткин, программист. Ребята схватили идею на лету, поняли, что нужно привнести в нее», — признается Ильдар.

Официально технологическая инновация называется так: «Роботизированный тренажер для реабилитации пациентов с неврологическими нарушениями двигательной функции». Комиссия по отбору претендентов на получение государственной поддержки в форме субсидий в научной, научно-технической и инновационной деятельности решила финансово помочь изобретателям в создании опытного образца будущего тренажера. Так команда Ильдара Рахматуллина зарегистрировала ООО «Крисаф», и сегодня они являются резидентами бизнес-инкубатора Тюменского технопарка.

— В нашем тренажере ребенок находится в специальных подвесах, — рассказывает автор идеи. — С помощью сжатого воздуха его поднимают над кушеткой лицом вниз. Пациент находится в состоянии практически безразличного равновесия — так достигается компенсация веса, тем самым у ребенка угасают антигравитационные рефлексы. Тренажер позволяет проводить сеансы лечебной физкультуры, применяя несколько режимов: пассивно, используя только приводы, активно-пассивно — используя силу мышц пациента, активно — как тренажер.

Чтобы вовлечь маленького пациента в реабилитационный процесс и тем самым повысить эффективность работы с ним в целом, в этой терапии используется виртуальная игровая среда. Ребенок, пребывая в подвешенном состоянии, видит перед собой на экране в формате 3D подводный мир. Он становится участником игры, плавает под водой и встречает различных обитателей: дельфинов, рыб, скатов, акул. При этом выполняет различные задания, самостоятельно управляет персонажем в виртуальной среде, даже может поплавать с дельфином наперегонки.

К истокам

С помощью программного управления мы задаем ему необходимые движения, определяем, когда он сам может подключить свои собственные мышцы. Если в обычной жизни ребенок не может совершать те или иные движения, то на тренажере у него появляются такие возможности, и тогда при минимальной силе мышц ребенок самостоятельно может двигаться. Мы вовлекаем в движение все отделы позвоночника, нижние конечности (задумано и управление руками, но к этому мы вернемся позже). Таким образом, у человека совершенствуются двигательные функции, появляются новые двигательные возможности — это главное, что дает тренажер.

В основе работы тренажера — использование волнообразных движений, чем-то напоминающих движения дельфинов. Это значительно снижает спастику (непроизвольное напряжение мышц конечностей). Замечу, что принцип подвешивания пациентов и использование волнообразных моделирующих движений — не нов, его описывали и применяли еще в 70-х годах. Л.Д.Потехин считал эти двигательные стереотипы первыми в двигательном развитии. Человек владеет ими сразу после рождения, видимо, они генетически в нас заложены. Так вот, эти принципы гидрореабилитации мы и попытались перенести на сушу, ведь не каждого ребенка можно поместить в воду, осуществляя при этом должный контроль.

Очень важно, что ту нагрузку, которую дает наш тренажер в течение получаса, не дадут и пять инструкторов по ЛФК. Более того, тренажер «запускает» тело с математической точностью, определяя нагрузку для каждого отдела тела. Процесс реабилитации на нашем тренажере — автоматизированный, то есть снижает нагрузку на медицинский персонал. Задача инструктора при этом — правильно расположить пациента, закрепить манжеты и помогать ребенку совершать активные движения с помощью связанных между собой программ: одна управляет приводами, пневматикой, а вторая отвечает за виртуальную среду.

Сейчас технологическая инновация проходит этап опытно-конструкторских работ, после чего предстоят технические испытания и медицинские исследования. Затем — получение разрешения на использование тренажера в практике. А чтобы дойти до этапа регистрации, нужно примерно 10,5 млн рублей. «Вообще это очень дорогой продукт, в проект уже вложены значительные личные средства. И сейчас параллельно с проектом, чтобы довести его до конца, я продолжаю практику массажиста, врача-реабилитолога, — не скрывает Ильдар. — Ведь в итоге, по нашим подсчетам, стоимость такого «робота» не будет превышать трех миллионов рублей, что значительно дешевле импортных аналогов. В нашей области, как мне удалось узнать, к проблеме реабилитации детей с ДЦП относятся с большим вниманием. Существуют специальные программы поддержки, есть возможность проходить курсы за границей, но хотелось повысить собственный уровень реабилитации: чтобы к нам стремились из-за границы, а не наоборот».

Кто сказал «мяу»?

История создания стимуляционно-аналоговой программы коррекции нарушений речи у детей старшего дошкольного возраста тоже связана с огромным желанием врачей помочь своим пациентам.

— Мои коллеги, врачи-неврологи, нейропсихологи, нейрохирурги, будучи не только медиками, но и родителями, столкнулись с проблемой коррекции нарушений речи у своих детей. Пообщавшись со специалистами различных центров, мы пришли к выводу, что помощи специалистов в этом деле недостаточно. Такую же проблему отмечают и родители наших пациентов: им не хватает инструментария для занятий с детьми в домашних условиях. По разным причинам не все могут регулярно посещать логопеда, а пользоваться его услугами на дому очень дорого. Поэтому мы решили объединить свои резервы, воспользоваться научными и практическими знаниями и создать программный продукт для коррекции нарушений речи, — рассказывает Екатерина Захарчук, врач-нейрохирург нейрохирургического отделения областной больницы № 2, нейропсихолог, магистрант института психологии и педагогики ТюмГУ.

Так команда врачей и психологов Тюменской медицинской академии и института психологии педагогики ТюмГУ решилась внести свою лепту в решение проблем нейропедиатрии. Медиков объединила не только сложная проблема собственных детей и маленьких пациентов, но и давнее увлечение нейропсихологией и, в ее рамках, — нейрогимнастикой, нейройогой.

— Нейройога связана с активизацией врожденных инстинктов человека. Ее принцип — подражание животному миру, что очень подходит для детей с неврологическими проблемами, — поясняет Екатерина Владимировна. — Мы заметили, что дети активно и с удовольствием изображают животных, и подумали: а почему не использовать звуки животных для того, чтобы активизировать речевую функцию? Так совместными усилиями, вместе с программистами, создали компьютерную программу. Сейчас готов ее экспериментальный образец, который прошел научную апробацию в коррекционном детском саду, где очень хорошо зарекомендовал себя. У детишек, которые занимались не только с логопедом, но и по программе, отмечены значительные сдвиги — и в эмоциональной сфере, и в речепродукции.

Ведь подражание звукам животных тренирует не только артикуляционный аппарат, но и головной мозг. Сначала программа определяет нейропсихологический профиль пользователя, определяет, какое полушарие является доминантным. В зависимости от этого в наушники ребенку подается звук того или иного животного. Он его слышит и повторяет. Затем программа воспроизводит его произношение для того, чтобы ребенок мог сравнить, насколько верно он передал звук, к чему нужно стремиться.

Екатерина Владимировна обращает внимание на то, что этот программный продукт предназначен в первую очередь для детей с грубыми нарушениями речи, с различными психоневрологическими проблемами, например, для отчужденных аутистов, детей с ДЦП, для детей, перенесших тяжелые черепно-мозговые травмы, острые нарушения мозгового кровообращения. «Наша программа коррекции речевых дефектов лишь крупица в подходах к нейрореабилитации детей. Она не является альтернативой занятиям с логопедом или другим специалистом, это подкрепляющее, дополнительное звено к существующим методикам», — уточняет врач. Программа будет полезна родителям, имеющим детей с нарушениями речи, семейным, развивающим, коррекционным центрам, логопедическим детсадам, реабилитационным отделениям медицинских учреждений.

Заниматься по стимуляционно-аналоговой программе хорошо бы всей семьей, так как это усиливает интерес ребенка. И потом — взаимодействие с родителями улучшает его коммуникативные навыки, особенно если у ребенка есть задержка психоречевого развития. Продукт настолько прост в обращении, что его можно будет скачать в мобильный телефон и не пропускать занятия — во время путешествия, например. Разобраться в инструкции тоже просто, поэтому родителей легко могут заменять старшие братья и сестры ребенка, которому требуется коррекция.

Выпуск программного продукта планируется на диске. Сейчас медицинская технологическая инновация находится на этапе изготовления опытного образца, и в этом деле врачи рассчитывают на поддержку правительства Тюменской области. Для этого команда медиков-изобретателей приобрела юридический статус (ООО «Центр научных соисканий») и стала резидентом бизнес-инкубатора Тюменского технопарка. Известно, что среди компаний, которым комиссия по отбору претендентов на получение государственной поддержки в форме субсидий в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности предложила поддержку, есть и «Центр научных соисканий».

Валерия Кабакова