Медиакарта
7:55 | 18 апреля 2021
Портал СМИ Тюменской области

Миражи и зеркала

Миражи и зеркала
11:05 | 06 июля 2010

Ни одна культура не может полноценно существовать в отрыве от других культур

Ольга РАДУТНАЯ

Тимофей ГЕРАСИМОВ (фото)

В Тюменском государственном университете прошел научный семинар, посвященный Году Франции в России. Его координаторы, доцент кафедры зарубежной литературы Людмила Липская и доцент кафедры русской литературы Александр Медведев, предложили своим коллегам необычный ракурс – рассмотреть историю русско-французских отношений через призму литературных текстов.

Представление одного народа о другом находит самое убедительное выражение, как известно, в произведениях художественной литературы. Поэтому небезынтересно было посмотреть, как французы воспринимают русских, а мы – их.

– Наш проект – пилотный. В прошлом году на круглом столе, инициированном кафедрой зарубежной литературы, обсуждалась тема «Россия–Франция: проблемы культурной диффузии». Нынче мы расширили и масштаб, и формат встречи, – поясняет Людмила Липская. – В семинаре участвуют преподаватели других кафедр и факультетов. Впервые заявила о себе лингвистическая секция, что оправданно, ведь в русском языке огромный пласт галлицизмов. Присутствует и зарубежный гость. Это Татьяна Викторова, профессор из Страсбурга, кстати, выпускница ТюмГУ. Предметом сегодняшней дискуссии является образ Франции в русской словесности.

– Людмила Ивановна, хочу отметить совершенно замечательную атмосферу, царившую на вашем семинаре. Скорее, это академические посиделки, когда идет неспешный, обстоятельный и свободный обмен мнениями по ряду серьезных научных проблем. Сколько, например, вопросов вызвало сообщение Александра Медведева «Феномен русского писателя в литературной критике Э.-М. де Вогюэ», который исследовал творчество Толстого, Тургенева, Достоевского. А какие круги разошлись от доклада профессора Ушаковой о европейском модернизме в работах Д.П. Святополка-Мирского! Достаточно неожиданной, по крайней мере для меня, оказалась парфюмерная тема – «Французские духи в русской поэзии», представленная Натальей Рогачевой, доцентом кафедры русской литературы. На уровень глубоких философских обобщений вышла Татьяна Викторова, исследовавшая феномен русской эмиграции в произведениях французской писательницы русского происхождения Доминик Десанти. Все это прекрасно. Но, кроме литературоведческих умствований, извините, в наш прагматичный век ценится прикладной аспект науки. В чем польза от изысканий такого рода?

– Это очень важно в свете современной этнической, национальной политики. Речь идет о поиске адекватного восприятия «другого», умении уходить от шаблонных, упрощенных оценок чужих взглядов, идеалов с тем, чтобы выстраивать толерантные отношения между народами и государствами. Литература с этой точки зрения представляет достаточно удобный плацдарм для анализа.

– Когда разрабатывался план ведения войны против Советского Союза, известный как план Барбаросса, то скрупулезно изучался психотип русского человека, в том числе по художественной литературе. Немцы пришли к выводу, что наша страна населена рефлексирующими интеллигентами. Отсюда вывод: Россия – колосс на глиняных ногах, который, толкни, рассыплется. Но выполнение задуманного было сорвано героической борьбой советского народа. Насколько объективен литературный образ?

– О каком-то едином образе говорить нельзя. Они (образы) могут быть очень разными в рамках даже одной национальной культуры и одного исторического периода. Задача ученых – изучить механизм формирования образа «другого», установить, под давлением каких исходных импульсов он строится. Важную роль здесь играют понятия «стереотип» и «имидж».

Стереотип – один из самых простых вариантов репрезентации «другого». Интересно, что стереотипные сведения – не результат личного опыта, они берутся как бы из воздуха. Стереотип тесно связан с тем, что называется в философии коллективно бессознательным. Это та стереотипная среда, которая порождает представления о «другом».

– Кстати, в российской прессе довольно часто встречаются этнические выражения-стереотипы: итальянцы – макаронники, французы – лягушатники, загадочная русская душа, изысканная французская мода, назойливые китайцы, богатенькие янки, зашуганный кавказец, отчаянная полька, ленивый русский и т.д.

– Да, это своеобразная переходная форма к собственно стереотипам. В тот момент, когда литература, СМИ обращаются к репрезентации «другого», они в первую очередь отталкиваются от стереотипных суждений. Стереотипы облегчают общение между этносами. Однако с их помощью писатель или журналист может позитивно или негативно представить и оценить события, связанные с любым народом, дать ему далеко не всегда справедливую обобщающую характеристику.

– Иное дело имидж, который чаще имеет положительную коннотацию, это образ, который продуман и конструируется в соответствии с определенной задачей...

– Имидж создается профессионалами на основе какого-то общепринятого видения «другого», поэтому легко приживается в массовом сознании. И литература иногда невольно выступает той средой, которая, вместо того чтобы разоблачать имиджи и стереотипы, способствует их распространению. Если мы все, подобно Раскольникову, можем в решающий момент взять топор и пойти убивать старушек ради какой-то идеи, то каким будет восприятие нас западным человеком? Однозначным: бойтесь русского. Задача литературоведческой науки – выработать навыки разоблачения искаженных имиджей.

– Тема семинара – «Миражи и зеркала: образ Франции в русской культуре и литературе». Расшифруйте, пожалуйста, для читателей первую часть.

– Я уже говорила, что образ «другого» в любой национальной культуре представлен множеством вариантов. Они обусловлены рядом факторов, например, зависят от исторической ситуации в стране. Вспомните, как менялись восприятие, понимание и оценка России в зависимости от обстановки, складывающейся в Европе. Во-вторых, отношение к «другому» определяется внутренними проблемами авторов, поставленной целью, их собственной «повесткой дня». Этот многоцветный спектр зачастую создается как иллюзия, как мираж или, напротив, идет интенсивный поиск себя. Вместо того чтобы увидеть «другого», мы видим собственное отражение.

– Людмила Ивановна, здесь уместно, наверное, вспомнить о культурном диалоге. В постоянном обмене между своей и чужой культурой формируется культура как таковая.

– Умение увидеть себя в зеркале других и одновременно в собственном зеркале – это одно из условий развития культуры, условие ее выживания. В тот момент, когда культура замыкается в самой себе, когда устанавливает вокруг себя непроницаемые границы, она понемногу начинает изживать себя. Следовательно, каким бы ни было восприятие «другого» – дружеское расположение, антагонистическое сопоставление «хуже-лучше» или полное отторжение – все равно такой контакт для культуры спасителен. Посему для нас и важно осмысление того, как в русской культуре, литературе происходит восприятие чужого и как русская культура, в свою очередь, воспринимается другими.

– Каким вам видится диалог культур в контексте глобализации?

– Угроза тотального объединения всех и вся, стирание различий, забвение своих корней… Словом, вызовы глобализации коснулись всех этносов. Когда географические, политические, культурные границы стали полностью проницаемыми, заговорили о необходимости очерчивания этих границ, чтобы обеспечить целостность своего образа, который очень важен для сохранения национальной идентичности. Вот такая диалектика!

– Спасибо за беседу.

НА СНИМКЕ: Людмила Липская открывает семинар.