Медиакарта
11:21 | 17 ноября 2018
Портал СМИ Тюменской области

Обыкновенный героизм мирной профессии

Текст Михаил Коллегов

В сентябре 1941 года в городе Тюмени была сформирована 368-я Краснознамённая Печенегская стрелковая дивизия. В её состав вошел 461-й отдельный медицинский батальон. В первые месяцы войны на фронт ушли сотни медицинских работников: врачей, фельдшеров, провизоров, медицинских сестёр, санитаров.

Как известно, и на полях сражений обеспечивалась победа над врагом, и в тылу. В Тюменскую область было эвакуировано не только большое число промышленных предприятий и различных учреждений, но также учебные заведения, детские дома. Вскоре после начала войны начали прибывать госпитали из других городов. До 1941 года в Тюмени насчитывалось три поликлиники, родильный дом, городская больница, противотуберкулёзный диспансер, кожно-венерологический диспансер, железнодорожная больница и больница водного транспорта. Общее число коек насчитывало чуть более 600, на 1 тысячу жителей приходилось примерно 8 коек. В городе работало 53 врача общей практики, 8 зубных врачей и 398 человек среднего медперсонала. На одного врача приходилось 1430 жителей, а на одного среднего медработника - около 190.

Городу, плохо обеспеченному жилым фондом, больничными койками и медицинским персоналом, предстояло принять огромное количество эвакуированного населения, везущего с собою острые инфекционные заболевания, развернуть эвакогоспитали для больных и раненых красноармейцев, принять и разместить новые предприятия, обеспечить всех жильём, питанием, топливом, медицинской помощью, предупредить возникновение эпидемий.

Лечебно-профилактические учреждения города и прилегающих сёл страдали от недостатка питания, мягкого и жёсткого инвентаря, медикаментов. При больницах стали срочно организовывать подсобные хозяйства, на которых работали всё те же медицинские работники. Имевшиеся запасы медикаментов в больничных и городских аптеках пересматривали и переоценивали. Чтобы пополнить запасы лекарственного сырья в аптеках, проводили заготовку дикорастущих целебных растений.

Находясь в глубоком тылу, Тюмень, как и другие города Сибири, стала центром восстановления здоровья раненых бойцов и командиров. В начале войны наряду с развёртыванием госпиталей главного военного санитарного управления Красной Армии органы здравоохранения приступили к созданию в тылу широкой сети эвакогоспиталей. В Тюмени развёртывание этой системы началось на третий день после объявления войны.

Летом 1941 года в Тюмени, Ишиме, Ялуторовске и Заводоуковске было сформировано 23 эвакогоспиталя. В городе Тюмени по мобилизационному плану 1-й очереди были развёрнуты госпитали №№ 1498, 1499 и головной 1500 (размещался в здании, в котором сегодня располагается главный корпус архитектурно-строительного университета).

Эвакогоспитали разместили в зданиях и общежитиях педагогического института, в нескольких средних школах, фельдшерско-акушерской школе, в отделениях городской клинической больницы №1, поликлинике №3, глазной больнице, туберкулёзном и кожно-венерологическом диспансерах, областном краеведческом диспансере, Доме отдыха им. Оловянникова, гостинице «Заря»… Тюменцы охотно помогали сотрудникам госпиталей: женщины и школьники приводили в порядок помещения, расставляли оборудование, кровати, приносили из дома цветы и картины, создавая уют, готовили к работе пищеблоки и склады. Педагогический институт оставил госпиталю мебель и пианино, завод «Механик» помог оборудовать пищеблок.

Всего за годы войны в Тюмени было развёрнуто 11 госпиталей в 26 зданиях на шесть тысяч коек, а целом в области – 38 таких медицинских учреждений. Каждый госпиталь специализировался по характеру ранений и заболеваний: терапевтический, хирургический, травматологический, психоневрологический, инфекционный. В них работали более шестидесяти врачей, сотни фельдшеров и медицинских сестёр - привлечены были лучшие специалисты, которые оказали квалифицированную врачебную помощь свыше 70 000 раненых и больных воинов Советской Армии.

В начале войны число терапевтов в 5,5 раза превышало потребности, а число хирургов было в семь раз меньше необходимого. Поэтому очень остро стоял вопрос о подготовке хирургов сразу на рабочем месте. На госпиталь приходилось 2-3 хирурга, а иногда и всего лишь один, ведущий. Прямо за операционным столом хирурги готовили вторых хирургов. Медицинские сёстры заменяли врачей-ассистентов во время операций, самостоятельно переливали кровь, давали наркоз.

Вот что говорит заведующая Тюменским музеем истории медицины им. Ю.Н.Семовских Ольга Владимировна Ланчук: «Эти годы как раз и понесли на себе всё – и тяжёлую рутину, и прогресс. Дело в том, что, здесь какое-то время находился Кубанский мединститут, что стимулировало повышение квалификации местных работников. Большая часть терапевтов были вынуждены перепрофилироваться в хирурги, и многие потом так и остались в хирургии. И вообще, хирургическая школа Тюмени по-настоящему развилась именно в годы войны. Понятное дело – обширнейшая практика в госпиталях, причём с поиском новых методов, которыми отличились наши доктора. Их было немного, ведущих. Но каждый из них достиг новых вершин в своём деле. А потом, когда в 1944 году Тюмень стала областным центром, тюменская медицина, вся система здравоохранения получила дополнительный импульс развития. Появились новые принципы работы, например, стала действовать система участковых врачей и позже - санитарная авиация и плавучие поликлиники… Всё это пошло именно с сороковых годов. Само развитие здравоохранения в Тюмени и области получило скачок именно в годы войны».


Главное

В Западной Сибири в целом во время Великой Отечественной войны действовало 280 госпиталей, через которые прошли около полутора миллионов человек.


В трескучие морозы декабря 1942 года в Тюмень прибыл эвакуированный из Краснодара Кубанский медицинский институт, который был размещён в лечебно-профилактических учреждениях. Профессорско-преподавательский состав немедленно приступил к развёртыванию работы. Больницы города стали клинической базой кафедр института, и уже с 20 декабря 1942 года началось обучение студентов.

Для руководства специализированной помощью и повышения квалификации лечащих врачей за каждым госпиталем приказом горздравотдела был закреплён специалист-консультант - профессор или доцент Кубанского медицинского института.

С помощью учёных и преподавателей Кубанского медицинского института очень быстро была налажена служба переливания крови, которую возглавила В.В.Утробина. Популярнейшие врачи города призывали вступить в ряды доноров. Н.В.Сушков читал лекции на эту тему, которую сопровождал кинолентой. Для лечения раненых требовалось много крови, заготовку её нужно было начинать немедленно. Требовалось организовать пункт, где систематически проводилось бы обследование доноров, где кровь брали бы и сохраняли до применения. Вскоре при этом пункте насчитывалось уже 50 доноров-патриотов. Многие врачи и медицинские сестры давали свою кровь раненым в часы работы в госпитале по экстренной необходимости и, сдав кровь, оставались на своём рабочем месте.

В течение года, пока Кубанский медицинский институт находился в Тюмени, его персонал продолжал лечебную, педагогическую и воспитательную работу по подготовке кадров врачей. В преподавательской и научно-исследовательской работе института приняли участие крупные научные работники, оказавшиеся в Тюмени в эвакуации. Учебный процесс протекал настолько уверенно, что в конце учебного года государственная экзаменационная комиссия смогла выпустить 38 человек с дипломом врача, из них 4 - с отличием. В 350-летней истории существования Тюмени это был первый выпуск высшим учебным заведением дипломированных врачей.

Работа сотрудников госпиталей имела свои трудности – не хватало оборудования, медикаментов, продовольствия; стояла проблема и санитарного транспорта. Не хватало бинтов. Госпитали были слабо обеспечены мылом, керосином, фуражом. Практически не было писчей бумаги. Медицинскую документацию нередко вели на обрывках бумажных пакетов, газетах, страницах книг и журналов, обёрточной бумаге, причём нередко раствором так называемой «марганцовки» - простых химических чернил тоже почти не было. Как правило, здания были мало приспособлены для лечения раненых. Часто при полной их загрузке создавалось такое переуплотнение, что приходилось заполнять койками столовые, красные уголки, клубы, коридоры. В некоторых зданиях отопление было печное, и заготавливать дрова, а также носить воду, мыть полы, ухаживать за ранеными приходилось медицинскому персоналу. Выздоравливающие бойцы, видя тяготы медсестёр и санитарок, организовывали дежурства. Во время такой «трудотерапии» они кололи дрова, чистили овощи, убирали двор. При госпиталях создавались учебные мастерские для обучения инвалидов новым профессиям. Например, при госпитале №1500 были организованы курсы бухгалтеров, мастеров часового и сапожного дела. Кстати, многие выздоравливающие по 6 часов работали и на заводах города.

Партийные, советские, профсоюзные и общественные организации, конечно, оказывали госпиталям всестороннюю помощь. Да и трудящиеся города Тюмени помогали как могли: сдавали молоко, мясо, рыбу, крупу, картофель и другие продукты, лишь бы улучшить рацион питания раненых, ускорить восстановление их сил.

Когда в 1943 году представительная комиссия, возглавляемая народным комиссаром здравоохранения СССР Г.А.Митеревым, в составе академиков Н.Н.Бурденко, Л.А.Орбели, А.И.Абрикосова инспектировала работу эвакогоспиталей Тюмени, то признала её вполне удовлетворительной.

Всесторонняя помощь общественности органам здравоохранения, высокий патриотизм, энтузиазм и огромная работоспособность всего медицинского персонала во многом способствовали тому, что более 70% раненых и 90% больных воинов возвратились в боевой строй, продолжили борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.

В тюменских госпиталях трудились лучшие советские врачи: Николай Васильевич Сушков, Павел Иванович Сазонов, Вера Владимировна Утробина, Михаил Григорьевич Панасюченко, начальники госпиталей А.В.Бачериков, И.С.Карелин, Ф.Т.Кожанов, А.П.Розенкранц. Сушков оперировал не только в госпитале №1500, но и в других. Однажды прибыл очередной поезд с ранеными, и среди них оказался молодой солдат с тяжёлым случаем. Нужно было извлечь осколок из сонной артерии. Провёл эту операцию Николай Васильевич Сушков. Раненый выжил и после выздоровления был направлен в свою часть. Приехавший из Новосибирска профессор Ферсман сказал, что по военной статистике на 1000 таких операций приходится только один выживший. За свой самоотверженный труд Сушков был награждён орденом Красной Звезды.

Сазонов проявлял хирургическую инициативу. Оперируя раненых, он применял собственные модификации костнопластических операций Пирогова и Крукенберга, успешно оперировал артериальные аневризмы, удалял инородные тела из полости черепа и грудной клетки.

Кадры медицинских работников постоянно пополнялись за счёт выпускников Омского медицинского института и Тюменской фельдшерско-акушерской школы. Общество Красного Креста также развернуло широкую подготовку медицинских сестёр, санинструкторов, санитаров на краткосрочных курсах, которые организовывались при учреждениях и предприятиях города, где медицинские работники готовились без отрыва от производства. Многие из них после окончания войны остались работать в здравоохранении на всю жизнь.

Краткосрочные курсы были организованы непосредственно и в фельдшерско-акушерской школе. На здании, расположенном по адресу ул. Ленина, 47, помещена мемориальная доска с надписью: «В этом здании работали краткосрочные курсы РОКК по подготовке медицинских сестёр, санинструкторов и санитаров для фронта и военных госпиталей. Вечная память медикам, погибшим за Родину».

Только здесь было подготовлено 1200 медицинских сестер, 1000 из них ушла на фронт, остальные работали в госпиталях города. Программа обучения была настолько сжата, что санитарок для фронта готовили за десять дней (позже срок увеличили до месяца); медсестёр и санинструкторов готовили за три и шесть месяцев соответственно; на подготовку военного фельдшера отводилось десять месяцев.

Выпускницы сутками не выходили из госпиталей, выхаживая раненых. Они умели давать наркоз, перевязывать, переливать кровь. Кормили, выносили на руках на свежий воздух, писали письма родным, часами сидели у постели тяжело раненых, поддерживали их дух, проявляли высшее милосердие и патриотизм.

Директор фельдшерско-акушерской школы Ш.Н.Альтшуллер представила в военкомат решение общего собрания выпускников 1942 года о готовности идти на фронт всем курсом.

В музее истории медицины хранятся воспоминания Анны Петровны Бронниковой (закончила ФАШ в августе 1942 года) и Нины Дмитриевны Кировой (поступила в ФАШ в 1941 году в возрасте 14 лет). Рассказывает Бронникова: «Дежурили в госпитале через сутки, приходилось лечить, кормить, стирать бинты, писать письма. А когда прибывали санитарные поезда, то шли на вокзал разгружать раненых и доставляли их на лошадях. Это была жуткая картина: плач, стоны и крики от болей… А пока разгрузим, разденем, обработаем, долгим покажется путь до госпитальной койки даже нам, обрабатывающим раненых. В госпитале были и выздоравливающие, мы их называли «батальон выздоравливающих». Мне часто приходилось выезжать с ними на сельхозработы. Копали картошку, убирали капусту, морковь, свёклу, косили сено для лошадей…»

Вспоминает Кирова: «Было очень трудно. В помещениях холодно, голодно. Однако же все старательно учились, стремились быстрее закончить, чтобы помочь Родине. Помню, я сдала кровь как донор и пришла на занятие. Кружилась голова. Выручило меня то, что в то время в буфете нам давали булочки по 50 граммов. Это подкрепило меня, прибавило силы и бодрого настроения. Я знала, что моя кровь очень кому-то нужна».

В 1942-м Нина закончила фельдшерско-акушерскую школу и поступила работать в госпиталь №407. Помимо основной работы, ежедневно выполняемой сотрудниками эвакогоспиталей, медицинские сёстры сопровождали на родину тяжело раненных солдат и офицеров. Кировой пришлось сопровождать молодого бойца Андрея с ампутированными ногами. По воспоминаниям Нины Дмитриевны, парень был красивым, играл на гармошке. Ехали летом, на станциях девушки заглядывали в вагон, кокетничали. Но однажды некстати сползшее одеяло оголило культю. Девушки отпрянули, и остаток пути солдат плакал. На родную станцию приехали поздно вечером. На подводе доехали до края села и остановились в полуразрушенном доме. Андрей снял чехол с гармошки и запел. Сначала тихо, одними губами, затем громче… По мере того как в ночной тиши по селу разливался голос, к дому подходили односельчане. Все плакали.

В начале 1942 года родилась очень важная инициатива, порождённая условиями военного времени и острым недостатком медицинских кадров на селе. Она зародилась в Аромашевском районе Тюменской области и отсюда распространилась по всей стране. Заведующий райздравотделом В.Н.Горев и главный врач районной больницы Е.Я.Горева для пополнения медицинских кадров на селе и обеспечения санитарного благосостояния предложили открыть в колхозах сестринские медицинские пункты. Привлечь для них медсестёр запаса, не призванных в ряды РККА, а также готовить их из числа местных жителей на курсах РОКК (Российское общество Красного Креста). Медсёстры, подготовленные на районных курсах, надёжно обеспечивали высокий санитарный уровень села, работали в районных и участковых стационарах и амбулаториях. Для лучшего наблюдения за состоянием здоровья населения и своевременным проведением санитарных мер все населённые пункты, города и деревни были разбиты на обсерваторные участки. Во главе каждого из них стоял обсерватор (медицинский работник, учитель, активист РОКК или просто грамотный и добросовестный человек). Он обязан был периодически, не реже одного раза в десять дней, совершать обход своего участка; выявлять температурящих и направлять их к врачу; выявлять вновь прибывших и проводить их своевременную санитарную обработку, а также проводить периодическую повторную обработку (раз в 6-10 дней) всех проживающих на участке. Обычно обсерватор знал в лицо всех живущих на участке, и появление гостя, особенно в деревне, не могло пройти незамеченным. Порядок санитарной обработки вновь прибывших был узаконен соответствующими решениями органов советской власти. Примером может служить Решение исполкома Тюменского горсовета от 28 февраля 1942 года: «Установить обязательную санитарную обработку (мытьё в бане с дезинфекцией одежды) для всех прибывших в г. Тюмень как на постоянное, так и на временное жительство до вселения их в жилое помещение, предоставив им право внеочередного пользования баней, санпропускником и дезустановками… Лица, виновные в нарушении настоящего решения, подвергаются одному из следующих взысканий: предупреждению, штрафу до 100 рублей или привлечению к исправительно-трудовым работам на срок до одного месяца…». За санитарной обработкой следили и на транспорте. Продавали и компостировали железнодорожные билеты лишь по предъявлении в билетную кассу справки о прохождении санобработки.

В эти годы очень высокой была детская смертность. Поэтому как минимум два раза в месяц Тюменский горздравотдел проводил анализ заболеваемости и смертности детей. В связи с ростом детской инфекционной заболеваемости зимой 1942 года госпиталь №2475 вывели из занимаемого им здания городской больницы, чтобы развернуть на его месте 3-е инфекционное отделение. Заведовала детской консультацией врач Елизавета Борисовна Алексеева-Попова. Детская консультация не могла справиться с потоком больных детей всех возрастов. Поэтому горздравотдел открыл детскую поликлинику в нижнем этаже одного из домов по ул. Челюскинцев. В 1942 году штат врачей был полностью укомплектован за счёт эвакуированных в Тюмень педиатров. Все детские ясли в годы войны были переведены на круглосуточное содержание. Часть яслей профилировали. К примеру, в ясли №2 направлялись больные хронической дизентерией, а в ясли №5 - с закрытыми формами туберкулёза. На базе яслей №14 по ул. Береговой была открыта инфекционная больница. Для ослабленных детей открыли столовую усиленного питания и детский санаторий. При учебном хозяйстве на Мысу развернули детский санаторий для закрытых форм туберкулёза лёгких. Уже в 1942 году открыты ещё один детский противотуберкулезный санаторий и столовая усиленного питания для больных активными формами. Всё это, конечно, сыграло важную роль в деле снижения заболеваемости от туберкулёза, но положение ещё долго оставалось тяжёлым.

Врачи городского тубдиспансера обслуживали также палаты больных лёгочным туберкулёзом красноармейцев в профилированном эвакогоспитале №3515, который располагался за городом в помещении дома отдыха имени Оловянникова. Страдающих тугоподвижностью суставов лечили в городской физиотерапевтической лечебнице.

А ещё, чтобы помочь Красной Армии, медицинские работники собирали деньги на приобретение боевой техники. На строительство эскадрильи боевых самолётов «Тюменцы – фронту» было собрано 305 тысяч рублей. 18 апреля 1942 года в тюменской газете «Красное Знамя» опубликована телеграмма главнокомандующего, в которой он передавал медицинским работникам Тюмени братский привет и благодарность Красной Армии. Сбор денежных средств продолжился, и к 15 апреля 1944 года было собрано ещё 51850 рублей на строительство самолётов «Тюменский комсомолец».

Число раненых и больных, возвращённых в строй медиками СССР за все годы войны, составило около 17 миллионов человек. Если сопоставить эту цифру с численностью наших войск (около 6 миллионов 700 тысяч в январе 1945 года), то становится очевидным, что победа была одержана в значительной степени солдатами и офицерами, возвращёнными в строй медицинской службой.

Благодаря главным образом стараниям медиков в годы войны ни фронт, ни тыл не знали эпидемий инфекционных заболеваний. Впервые в мире в нашей стране не сработал обязательный, казалось бы, закон о связи войн и эпидемий.


Биографическая справка

Сазонов Павел Иванович (1900-1987) родился в деревне Березовка Уватской волости Тобольской губернии. В 1919 году окончил учительскую семинарию в Тобольске, а в 1929 году – медицинский факультет Пермского госуниверситета. С 1930 года стал работать в Тюмени сначала терапевтом, затем ординатором хирургического отделения городской больницы. В годы Великой Отечественной войны Павел Иванович был ведущим хирургом эвакогоспиталя №1498. В годы войны им были выполнены сложнейшие и уникальные операции. Более пяти тысяч операций было проведено под его руководством, две тысячи – им самим. За работу в госпитале награждён значком «Отличнику здравоохранения». После войны Сазонов работал заведующим хирургическим отделением областной больницы. С 1950 по 1965 гг. – главный хирург области. В 1954 году им было организовано хирургическое общество. За свою жизнь написал более 10 научных работ и статей. Павел Иванович отмечен Орденом Ленина, «Знаком Почёта», медалью «За победу над Германией», среди первых в области стал заслуженным врачом РСФСР.

Утробина Вера Владимировна (1914-1988). Окончила педиатрический факультет Омского мединститута в 1938 году. С июля 1941-го по февраль 1943 г. работала в эвакогоспитале №1500 начальником сортировочного отделения. С февраля 1943 года перешла в городскую больницу, а затем в областную, где работала в урологическом отделении. С 1943 по 1955 г. заведовала отделением переливания крови и одновременно работала в хирургическом отделении. С 1954 по 1959 г. заведовала 1 хирургическим отделением областной больницы, а позже работала и ординатором этого отделения. Все годы вела приём урологических больных в поликлинике и больнице. В 1944 году награждена значком «Отличнику здравоохранения», в 1965 году ей присвоено звание «Заслуженный врач РСФСР». Награждена Орденом Красной Звезды и медалью «За трудовую доблесть».

Мария Евгеньевна Попова (1903-1983). Заслуженный врач РСФСР. Член КПСС с 1942 года. Окончила в 1925 году медицинский факультет Московского университета. С 1926 года в Тюмени работала ординатором, затем главврачом вендиспансера.

Елизавета Борисовна Алексеева-Попова родилась в 1886 году. Первая в Тюмени женщина-врач педиатр. В 1914 году окончила Харьковские высшие медицинские курсы. В годы Гражданской войны была врачом военного госпиталя. С 1929 года заведовала Заречной женской и детской консультациями, одновременно являясь инспектором охраны материнства и младенчества при Тюменском горздравотделе. С 1935 года заведовала Центральной детской консультацией, а в годы войны – родильным домом. Более 20 лет занималась подготовкой ясельных и медицинских работников детских учреждений области. Награждена знаком «Отличнику здравоохранения», орденом «Знак Почёта» и медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».