Медиакарта
12:58 | 13 апреля 2021
Портал СМИ Тюменской области

Ещё одна развязка…

Ещё одна развязка…
10:52 | 17 апреля 2013

Да, снова о развязках. Без них Тюмени никак нельзя. По статистике на каждую тысячу наших граждан приходится 374 автомобиля, то есть по уровню автомобилизации областной центр обогнал столицу – Белокаменная находится на седьмой позиции. Тут две стороны медали: с одной, земляки в среднем богаче москвичей. С другой – ведь и транспортные пробки налицо. У нас действует программа «Антипробка». В настоящее время в городе одновременно строятся два путепровода в двух уровнях. На одном из них – на перекрестке улиц Мельникайте и Широтной – мы побывали.

Ещё Московскую транспортную развязку не сдали в эксплуатацию, а здесь уже вовсю кипела работа. На сваебойном агрегате – высоко-высоко – разглядел синий фирменный флаг с буквой «М». Значит, это ОАО «Мостострой-11» под руководством Н. Руссу. С тех пор много чего сделано.

Вот уже топаю туда-сюда по «железу» моста: внизу бегают машины, снуют автобусы. Отсюда горизонт раскинулся шире: слева вижу путепровод через Транссибирскую магистраль, справа (там раньше стоял автокомплекс от «Дины»), освобожденную для строительства путепровода территорию окружной дороги.

А вообще для частичного избавления от пробок в Тюмени в направлении с запада на восток, кроме названных развязок, надо бы соорудить путепроводы на перекрестке улиц Республики и Мельникайте, далее на перекрестке улиц Мельникайте – 50 лет Октября. Подлежит реконструкции «мельникайтьевский» мост через Туру. Кажется, в генплане развития областного центра до 2040 года эти объекты обозначены.

В кольце будущего путепровода, там, где завершается городская автомагистраль, открыт фронт работ. Идет так называемое укрупнение блоков. С завода доставляют сюда конструкции длиной по 14 метров, затем блоки стыкуют, сорокадвухметровые «штукенции» кладут на опоры. Пролетов всего шестнадцать, итого протяженность эстакадной части составляет 630 метров. Опор по проекту насчитал 16. Не хватает опоры под №6.

– Эта опора приходится на ныне действующую магистральную теплотрассу, – поясняет начальник участка М0-36 Евгений Топехин. – Ждем окончания отопительного сезона. Без дела, конечно, не сидим. Готовим траншею под трубу. Она уйдет под землю, и тогда не будет такого уродства. Предстоит перенести газоотвод высокого давления.

Евгений Александрович чертит в моем блокноте подземную схему пешеходных переходов: от торгового центра «Лента» далее под улицей Мельникайте к автобусной остановке. От «Ленты» же в другую сторону под улицей Широтной к торговому центру «Южный», после вдоль Мельникайте с выходом на другую сторону улицы Чаплина – словом, целое метро получается. Плюс ко всему три надземных перехода.

Евгений скоро отметит юбилей – 10 лет в фирме. У Петра Ивановича Дружинина стаж побольше. Но разговор с ветераном начался с эстетики. Это чувство мостостроителям очень даже присуще. Два моста, оба поставлены коллективом родного Мостостроя-11, участвуют в федеральном конкурсе «Самый красивый мост России».

– Значит, Коммунальный мост вам известен?

– Как же! В свое время являлся самым красивым, а заодно венцом инженерной мысли СССР.

– Так вот, наш завкафедрой, один из авторов Коммунального, профессор Константин Якобсон, имел вес в городе. И добился запрещения строительства рядом с Коммунальным метромостом. «Пока я жив, – сказал, – не бывать этой хламиде». Скончался профессор – метромост смонтировали. Вы его видели?

Видел. Прав был Якобсон. Но отвлекаемся. Спрашиваю ветерана, сколько метров мостовых переходов на его счету.

– Метров? – переспрашивает Петр Иванович. – Давайте посчитаем количество «моих» мостов. Так, на трассе Уренгой – Ямбург 5 штук, в Викуловском районе – 10, Угутский мост на Большом Югане, Сургутский мост, который в книге рекордов Гиннесса, Верхнеборовский, Московская развязка, развязка на трассе Ханты-Мансийск – Аэропорт…

Сбились мы со счета. Но пришли к единой мысли: жизнь мостостроителя исключительно кочевая. Кому что нравится… Первое место работы Петра Дружинина было на заводе «Улан-Удесталь», поступил туда инженером-конструктором. Там в ту пору трудился Григорий Григорьевич Бондаренко, но начальником производственно-технического отдела. Потом жизнь их развела, и с тех пор не встречались. Но ещё, возможно, встретятся. Дело в том, что Г. Бондаренко – ныне исполнительный директор завода «Тюменьстальмост». Этот завод и поставляет металлоконструкции Мостострою-11. Московская развязка состоит из продукции «Тюменьстальмоста», равно как и строящийся путепровод на Мельникайте.

Пару слов о заводе. Построен он исключительно на частные деньги. Однако предприятие выгодно области в том плане, что все налоги остаются на месте. Ну, и земляки трудоустроены. Зарплата высокая. Питание бесплатное, начиная с генерального директора и кончая последним дворником.

Качество металлоконструкций на заводе соответствует стандартам. Потому что самое совершенное в мире оборудование. Я познакомился с генеральным директором, главным инженером, с начальниками основных цехов. С исполнительным директором Г. Бондаренко поговорить не удалось. Он был занят. Мне показалось: не захотел чисто в моральном плане – давно ли Григорий Григорьевич командовал Днепропетровским заводом металлоконструкций имени И. Бабушкина, самым крупным не только на Украине, но и в СССР. Завод развалился вместе с государством, и Бондаренко оказался в Винзилях (здесь и базируется Тюменьстальмост). Как говорят французы, се ля ви.

И все-таки добавлю, что заводчане отзываются о Григории Григорьевиче исключительно душевно, мол, хотя человек в годах, но энергичен и смело внедряет в жизнь оригинальные идеи. Знакомлюсь с цехами: резка плазменная и газокислородная, электросварка под слоем флюса, автоматические и полуавтоматические линии. Сплошное ноу-хау!

А поэтому предприятие выпускает продукцию… Николай Александрович Руссу, человек года, предостерег меня применять слова типа «великолепный». Как говорили самураи: «Очень хорошо – это плохо». Кстати, Тюменьстальмост пользуется системой компании «Тойота» – пример эффективности производства.

Во главе угла лежит снижение себестоимости, вернее, операционное совершенствование позволяет поменять структуру себестоимости. Скопировать её полностью невозможно. В основе лежит японская философия Кайдзена. «Кай» означает перемены, «дзен» – мудрость. Но, считаю, идеология «Тойоты» берет истоки из трудов российского ученого Алексея Гастева. А вообще все просто: не надо делать лишних движений, лишние движения – это лишние затраты.

Пора возвращаться на фронт работ. Прорабка под «мельникайтьевским» путепроводом размером со спичечный коробок. Но тесно не бывает: обитатели хлебнут горячего чаю – и снова, как выражаются на флоте, по местам стоять. Пользуясь моментом, вставляю флешку в компьютер.

– А, – узнал фото «жилец» Дмитрий Маслюков, – это же мы строили путепровод в Сочи. Вот тут жили, вот тут в гору вгрызались, вот тут пальмы посадили…

Дима окончил ТюмГНГУ по специальности «Электросварочное производство». На олимпийском объекте работал простым сварщиком. Похоже, прошел добротную практику, теперь мастер.

– Вот опора оригинальной формы, – продолжает инженер, – но ведь сначала надо было изготовить опалубку из металла, что не так просто. Сделали у себя в МО-36, уж потом эти 2 тонны перевезли в Сочи.

В мостоотряде есть много чего: железобетонные и бетонные конструкции, стальные каркасы зданий. Имеется цех по выпуску бетонных и столярных изделий, пластиковых окон. В наличии современная техника.

– Что скажу об олимпийском объекте в Сочи? – комментирует заместитель главного инженера мостоотряда, участ-ник строительства Роман Мещеряков. – Пожалуй, не сложнее “московской” развязки в Тюмени. Правда, строили не 6 месяцев, а несколько лет. Но нашей вины в том нет, ведь там все тянули с отводом земли под стройку.

Да уж, таковы особенности национальной бюрократии.

…Иду по высотной эстакаде, как чеховский городничий по базарной площади. В сопровождении мастера Фархата Хасанова. Фархат – законный владелец диплома Тюменского государственного архитектурно-строительного университета. Сразу же оказался в МО-36. Здесь первым объектом молодого специалиста стала набережная реки Туры – монтировали тут, под мостом Влюбленных (кстати, тоже детище МО-36), автопарковку в двух уровнях. А сегодня вот путепровод …

Конечно, мастер представил мне своих монтажников: Виталия Радутова, Валерия Руфа и Сергея Васина. Они в данный момент завершили работы на первой опоре. Поговорили.

– Может, чего не спросил? – обращаюсь.

– Запишите, мало платят: за 20 дней всего 60 тысяч.

Не понял: сказано то ли в шутку, то ли всерьез.

…В прорабке я, спецкор, снова оказался один, как перст. Тут подкатил к самым дверям юркий автобус, из него выскочил плотный мужчина и ко мне:

– Геодезист Иван Витальевич Пузиков. Кроме этого путепровода, мы задействованы еще и на другом, который на Монтажников. Тут, в прихожке, держу свое хозяйство – аппаратуру. Можно забрать?

Я артачиться не стал, запросто разрешил. Пускай строят.

Автор: Юрий МАШИНОВ /фото автора/