Медиакарта
17:37 | 28 февраля 2020
Портал СМИ Тюменской области

Никто не забыт, ничто не забыто

Никто не забыт, ничто не забыто
20:45 | 30 апреля 2013
Источник: Призыв

Мне нравится потрясающее откровение Ильи Эренбурга: «Вот уже лет пятнадцать, как я учусь быть стариком». Это очень трудная наука, поскольку душа не знает возраста. Человеку, чтобы «не засидеться» в жизни, нужно научиться относительности опыта, понятий, чувств. «Не давить своим авторитетом, и опытом не слишком донимать. Уметь остановиться в разговоре, поменьше наставлять и поучать…» – это тоже наука. Я поражаюсь тому, насколько насыщенная, интересная деятельность ветеранской первички деревни Заозёрной, которая напрямую зависит от общественной активности председателя Петра Афанасьевича Мезенцева. То, о чём я хочу рассказать, характерно для деятельности очень немногих ветеранских первичек. Который год наблюдаю, как трепетно собирается материал о героях-земляках, насколько беспокойны старания увековечить их память, рассказать «о доблестях, о подвигах, о славе». Такая несокрушимая вера, что это нужно молодым. Может пригодиться им и стать крепким жизненным фундаментом.

С Петром Афанасьевичем мы сидим у него дома. На журнальном столике у дивана кипы бумаг, папки, фотокарточки, эскизы памятников. Пётр Афанасьевич уходит в другую комнату, возвращается, прихватив пакеты с новыми бумагами. Разговаривая со мной, проглядывает листы, лежащие в папках. Сбивается, теряет мысль, возвращается к ней потом, как будто боится что-то важное упустить.

– Из коренных заворуевцев и заозёрцев остались считанные единицы. Кто что упомнит? – считает он. – Ради людей, обыкновенных колхозников, которых я люблю и перед которыми преклоняюсь, с которыми трудился рядом много лет, я веду эту папку.

Первоначально Пётр Афанасьевич Мезенцев руководил ветеранской организацией колхоза «Страна Советов». В 1980 году он принял Заозёрскую бригаду и бессменно трудился в хлопотной должности бригадира до самой пенсии. Для него колхозная деятельность – это нечто большее, чем две цифры в трудовой книжке. Поэтому первое направление работы ветеранской организации – сохранить хроники коллективного хозяйства, фамилии и имена тружеников-орденоносцев.

– Наш колхоз назван славным именем «Страна Советов» вполне заслуженно. Его становление прошло большой путь за годы советской власти. Первая коммуна носила название «Северное сияние». Организовал коммуну уроженец деревни Коровинка, сын крестьянина-бедняка Фёдор Сидорович Коровин. Он из армии вернулся коммунистом, горел желанием возрождения новой деревни, убеждённо рассказывал крестьянам о коммунизме. У него появилось много единомышленников, и осенью 1919 года десять хозяйств объединились в коммуну. Им выделили 85 десятин земли в урочище Новорусиха. В коммуне «Северное сияние» было семь лошадей, три коровы, восемь нетелей, бык, из сельхозинвентаря – четыре плуга, деревянная соха, десять деревянных борон, одна сенокосилка. Первый урожай собрали осенью 1920 года. Намолотили 2500 пудов зерна, 117 пудов сдали государству. Коммунары строили скотные дворы, фермы, склады.

Коммуна просуществовала чуть больше года. В январе 1921 года вспыхнуло крестьянское восстание. Кулаки сожгли всё имущество, скот забрали, а членов коммуны зверски убили. Живой свидетельницей той горькой трагедии была Дарья Антоновна Коровина, чудом оставшаяся в живых.

Вновь коммуна была организована в 1928 году. Называлась она «Красный Октябрь». В коммуну вступило двадцать хозяйств: братьев Николая и Михаила Анисимовых, С.Г.Кошкарова, М.И.Кузнецова, А.А.Ильина и других. Денежной оплаты не было. Работающим давали продукцию, зерно. Через три года коммуна была реорганизована в сельхозартель. В период сплошной коллективизации на территории будущего колхоза «Страна Советов» было создано пятнадцать сельхозартелей. Начиная с 1951 года, артели объединились в два колхоза: им.Молотова и «Советская армия», а через семь лет они объединились в одно хозяйство – «Страна Советов». В годы моей трудовой деятельности в нём работало 300 человек. За колхозом было закреплено более 20 тысяч гектаров земельных угодий, в том числе пашни – 5700 гектаров. Занимался производством молока, мяса, картофеля. В период перестройки в производстве активно внедрялись новые формы организации труда, работали арендные и семейные звенья. Оплата за произведённую продукцию являлась импульсом повышения производительности труда, роста производства.

С Петром Афанасьевичем мы перелистали страницы колхозной летописи, списки солдат-заозёрцев и «Книгу Памяти». Я уточняю: «Только заозёрцы?» Оказывается, нет. Списки дополнены. И даже на памятнике у Дома культуры добавлена плита с новыми именами и фамилиями.

У этого направления работы ветеранской первички своя предыстория. Была неподалёку, чуть в стороне за Чуриной, деревня Новорусиха. Когда-то я много слышала от её уроженцев о красоте тех мест и необыкновенно чистых ключах здешней речки. О коммунарах, похороненных в братской могиле. Тогда правление колхоза своими силами поставило памятник отважным новорусинцам. (Сегодня он является объектом постоянной заботы вопитанников военно-патриотического класса «Витязь»). Потом выяснилось, что участников Великой Отечественной войны – новорусинцев – нет ни на одном памятнике районного центра. Нынешний житель Заозёрной, а в прошлом учитель Новорусинской школы Фёдор Петрович Морковкин начал поиски. Вместе с Петром Афанасьевичем Мезенцевым провели большую организационную работу, обошли с десяток кабинетов, но добились, что имена фронтовиков нашли место на деревенском обелиске. Вместе с работниками Дома культуры председатель ветеранской организации ухаживает за памятником. Смотрю: даже во время весенней распутицы здесь порядок. И вот солдаты-новорусинцы отдельным списком – М.П.Игнатов, М.И.Корепанов, Д.Н.Моторин, Н.К.Коровин, И.И.Хлыбов, В.И.Домрычев. По традиции 9 Мая очень тёплые, торжественные встречи проходят у памятника, а со сцены деревенского ДК звучат красивые песни военных лет, проникновенные строки стихов.

Какое слово горькое – вдова.

В нём слёзы и тоска, и боль утраты.

Порой, худая, глупая молва.

Идёт за одиночество расплата.

В одном лице она отец и мать.

С утра до вечера одни заботы.

И некому помочь и приласкать,

Нет крепкого плеча – одна работа…

Помечаю в блокноте: работа ветеранской организации по увековечению памяти солдатских вдов. Тоже инициатива, «отличная от других». Не приходилось где-то ещё наблюдать в первичках такой кропотливой работы со вдовами. Важно ли, ведь государство не отмечает их знаками отличия? Разумно ли, отделять от других женщин – тружениц тыла, на долю которых тоже выпала война? Несомненно, решил ветеранский актив Заозёрной, руководствуясь всё тем же лозунгом: «Это нужно не мёртвым – это нужно живым». Потому не ждут никаких постановлений и директив, возмущаются, если кто-то или что-то мешает осуществлению задуманного и важного. Не боятся задавать прямые вопросы и требуют честных ответов.

Сделаны фотоснимки солдатских вдов, бурно обсуждается эскиз обелиска или памятной плиты. Ветеранский актив хотел бы осуществить задуманное побыстрее. Привычка с молодых лет «ковать железо, пока горячо». Пётр Афанасьевич держит в голове перечень мероприятий дня: с утра спевки – репетиция в ДК концерта к 9 Мая, распространение лотереи – задание сверху, встречи с ветеранами, поездка в райцентр за продуктами для лежачих бабушек. Авторитет руководителя ветеранской организации в том, как он болеет за своих пенсионеров. Можно проявлять инициативу, можно имитировать, что тоже встречается нередко. А можно браться за большие дела, серьёзные и важные. У Заозерской ветеранской первички это получается. Жизнь здесь пульсирует, двигается, идёт вперёд. А начинается она с председателя ветеранской организации. На нём особая ответственность. И – особые полномочия.

Автор: Т. Усольцева