Медиакарта
5:29 | 13 апреля 2021
Портал СМИ Тюменской области

Свистят раки на Андреевском

На утреннем намазе в суре «Корова» мулла поселка Андреевский Тимергали-хаджа Гайнутдинов перепутал айат 263-й с айатом 236-м. Как там Мусса сказал: зарезать корову… нет, приказал… Кто сказал? Кто приказал?.. В этом арабском шайтан ногу сломит. Ой, нельзя шайтана и в мыслях допускать! Аллах строг: намаз – значит, сура и айаты – исключительно на арабском. Вот догу, то бишь личную просьбу, мусульманин может высказать на языке матери. Там, в небесной канцелярии, толмачи переведут. Ладно, поехали дальше.

– Бисмилла, резать корову…

И в этот момент сверху со стороны минарета раздалось:

– Кр-ррр-ек! – и на муллу, равно как и на молящихся прихожан, посыпалась штукатурка.

Вот тут мулла отвлекся от процесса и в сердцах произнес, кажется, даже вслух:

– Уй! Инаннын кульмаге! Фобос в грунт!

«Уй» по-татарски означает дом. Да, в хате у муллы тоже всё кррекает и сыпется. И не только в его доме, но и у соседей. «Фобос» – поди-ка, парламентское выражение… Хотя, кто его ныне знает, Госдума одним из последних принятых ею законов значительно расширила рамки ненормативной лексики. Глядишь, в «матерный» список в третьем чтении внесут и фобоса с грунтом.

Когда Тимергали-хаджа был правоверным коммунистом и возглавлял сельский совет, то довольно терпимо относился к непарламентской лексике. Теперь он божий человек, Аллаха боится. Мулла, в принципе, не церковный деятель – службы обязан вести обученный в медресе специалист, имам. Обязанность муллы, как и у русского старосты, пригляд за благочестием местного населения. Последнее, понятно, не должно выражаться последними словами. По легенде, русские научились материться у хазар. А от русских-то сей метод общения переняли испанцы, итальянцы, англичане, немцы, евреи, прочие нации – якобы нет лучше способа отвести душу, чем русский мат. Сибирские-то татары как раз от него отвыкли, но снова начинают шалить. Тимергали-хаджа Гайнутдинову нынче трудно бороться с возрожденным сквернословием. И повод налицо.

Тимергали-хаджа предстал перед нами, светским людом, завершив послеобеденный намаз, предварительно сняв пеструю чалму, тяжелую, как шапка Мономаха. И высказал совсем не то, что выражает в айатах:

– Распадается мечеть: если бы не опоясали железом, то стены бы уже рухнули. И избы правоверных пошли трещинами. Вот-вот уйдет в никуда дорога, которая ведет из поселка на пастбища. Железобетонные столбы ЛЭП вдоль берега уже похилились, значит, грунт подмыт. Инаннын кульмаге…

А все потому, что песок добывают в округе. Что такое добыча? Изобразим себе нерудный материал в виде скатерти на столе. Вы тихонечко тянете эту скатерть – и со стола начинают падать салфетки, стаканы, ложки-вилки, блюда с бараньим азу, бешбармак… На текущий момент в натуре исчезли с лица земли пять островов, на которых юртовцы проводили уик-энд.

Как бы чего подобного не случилось с ООО «Городская зона отдыха «Озеро Андреевское». Маленькая подробность: вывеска нацелила меня на бывальщину: ну там танцплощадка, колесо обозрения, катание народа на лодках и воздушных шарах над гладью акватории, милый сердцу духовой оркестр, балалаечники. Но в сфере деятельности фирмы увидел иное: добыча песка. Контора к олигархическим не относится и погоду, конечно же, не делает. Нисколько не сомневаюсь: здесь трудятся благочестивые и благонравные соотечественники.

И в целом всё положительно. Кирпич нужен? Во как! ЖБИ, конструкции, отсыпка автомагистралей… Однако богословам принадлежит сентенция: «Благими намерениями выстлана дорога в ад». А хочется-то в рай. Коль скоро коснулись небесных регалий, вспомним, что рядом с нами служитель культа.

– Аллах-то вам помогает? – спрашиваю экс-председателя.

– Аллах? А как же. Аллах послал нам профессора Томилова.

Без авторской справки сура будет не полной. Короче, Николай Аркадьевич Томилов, ученый-сибиревед – этнограф, археолог и историк, – профессор Томского государственного университета, особое внимание уделял жизни и быту сибирских татар. Есть научные труды на эту тему.

– И Томилов-ака добился полного запрета добычи песка на озере Андреевском, – продолжил мулла. – Его поддержали тюменские депутаты. Среди них, помнится, был Конев-ака, Юрий Михайлович.

Но вскоре развалился Союз. Мелочовкой, то есть отдельно взятой республикой, Творец заниматься не стал. И ковши экскаваторов на берегах райского водоема заработали с упорством бухарского ишака. Пионером освоения благодатных месторождений стало объединение «Тюменьпромстройматериалы». Эстафету приняло ООО «Тюменьнеруд», ныне входящее в управляющую компанию «Статус».

Местных рыбаков в первую очередь волнуют уловы живого «серебра». Но сначала вопросом заинтересовались ученые. Под рукой автора этих строк случайно оказался автореферат диссертации ныне кандидата биологических наук, доцента кафедры зоологии и ихтиологии ТюмГУ О. Алешиной. Она констатировала: «Технология добычи песка по принципу всасывания приводила к механическому повреждению гидробионтов, сокращению качественного и количественного развития зоопланктона в районе работы земснаряда. К концу сезона в зоне выемки песка разнообразие гидробионтов по сравнению с фоновым участком сократилось на 48%, численность – на 75%, биомасса – на 70%. В выработанных впадинах глубиной 14 м зоопланктон в первые годы отсутствовал из-за дефицита кислорода, высокого содержания метана и сероводорода…». Писано в 1999 году. Актуальность темы подтвердил намедни доктор наук, профессор И. Мухачев.

Ну, сами понимаете, научный трактат трудно усваивается широкими массами. Поэтому уже нынче, 23 февраля, на собрании схода населения протокольно расшифрована мысль о пагубном влиянии ООО «Тюменьнеруд», цитирую: «Они создают большие глубины до 20 метров, на этих глубинах скапливается сероводород, который отрицательно влияет на рыбу». До того отрицательно, что однажды утром правоверные граждане, направляясь к утреннему намазу, заметили на зеркале водоема километровый косяк посланцев Нептуна: весь уснувший карась загорал кверху брюхом.

Да какие такие глубины на континентальном эвтрофном озере? Что это вам, Марианская впадина? И вообще статья 19 действующего Закона «О недрах» велит: «Собственники, владельцы земельных участков имеют право осуществлять без привлечения взрывных работ добычу общераспространенных полезных ископаемых на глубину до пяти метров». У меня при себе не оказалось эхолота, а потому не смог определить уровень залегания «хобота» землесоса. Ко всему прочему, некогда: вон бригада рыбаков под чутким руководством Ильгиза Валишина забросила семисотметровый невод – надо посмотреть, что там попадется. А тут ещё экс-председатель под боком со своими воспоминаниями.

– Когда-то здесь, бисмилла, жил-был колхоз «Красный рыбак». В войну фронт обеспечивал рыбой. Все тюменские госпитали снабжались, – вздыхает Тимергали-хаджа Гайнутдинов.– Вот такой же невод вытянут – и 30 тонн враз. Во времена волюнтариста Никиты Хрущева хозяйство зачислили в категорию неперспективных. Хала-бала, Юрты Андреевские подкидывали то к Мальково, то к Антипино. Потом мы в качестве придатка входили в хозяйства Букино, Зайково. Даже в Червишеве были… Так и захирели.

Здесь я не согласен с муллой. Народ в поселке Андреевский очень зажиточный: средняя школа, библиотека, Дом культуры, спортивный комплекс «Батыр», шикарные дома, в каждой семье, похоже, имеется иномарка, в иной даже две… Тем временем промысловики вытянули невод: увы, не 30 тонн, всего-то 150 кило. Вспомнилось: нынче тут проводили первенство Тюмени по зимней рыбалке. Ушлым телеоператорам не удалось зафиксировать ни единой поклевки. За карасем для символической ухи ездили в город. Значит, вычерпали запасы, а разведения нет.

– За сравнительно короткий срок можно довести воспроизводство запасов до 350 тонн. Но заниматься следует поликультурой: и мальков карася выпускать из рыбпитомника, и карпа, и форель, и пелядь, – в один голос говорят президент Ассоциации рыбопромышленников Сибири Ю. Водилов и доктор биологических наук, заслуженный работник рыбного хозяйства РФ, заведующий кафедрой аквакультуры ТюмСХА, профессор И. Мухачев.

Много «живого серебра» на рынке – значит, ниже цена, значит, продукт более доступен землякам. Инвестор, как водится, потребуется. Почему бы им не стать той же управляющей компанией «Статус»? Мне кажется, что от деликатесной рыбы можно получить больше прибыли, чем от торговли песком. Главное – «Статус» впишут в анналы истории не как погубителя, а как спасителя уникального, реликтового объекта природы.

Понятно, не обойтись без единства рыбаков. Чувствуется, пока нет лада между четырьмя промысловыми бригадами. Мыслится, чтобы глава поселка Ильгиз Латыпов и председатель местной Думы Салим Курманов к своей кипучей деятельности добавили объединяющую функцию и заботу о добытчиках, по мере своих способностей, пополняющих поселковый бюджет. И тогда светская власть в Юртах станет такой же сильной, как и духовная.

Слово «пелядь» прозвучало. Где я раньше его слышал? А, вот же, депеша из Нижнеобского территориального управления Федерального агентства по рыболовству за подписью врио руководителя И. Матаева, цитируем: «ООО «Тюменьнеруд» частично компенсирован ущерб, наносимый водным биоресурсам, посредством выпуска молоди пеляди в водные объекты рыбохозяйственного значения в следующих количествах: 2011 год – 2 млн 213 тыс. 429 экз.; 2012 год – 213 тыс. 673 экз.».

Тем временем бригада вытащила из полыньи орудие лова. И в мотне не трепыхается ни единый экземпляр вполне деликатесной рыбинки. Где она?

– Народ на сходе задавал тот же вопрос, – откликается предприниматель Забир Тилимбаев. – Представитель Нижнеобьрыбвода доложил, что молодь в количестве 2 миллионов 427 тысяч 102 штук запущена в реку Обь.

Инаннын кульмаге! Тамошние чиновники легко могли сочинить, дескать, они зарыбляют забытую Аллахом Мариинскую впадину. Оттуда возмужавшая пелядь через Берингов пролив буром прёт в Ледовитый океан, затем держит курс Северным морским путем. Тут и Салехард недалече. Далее эта самая Обь с Иртышом. А там Тобол, в который впадает Тура. В Туру втекает Пышма. Из неё без проблем попадаешь в речку Дуван и – оба-на! – уже озеро Андреевское. Мало-мальский адвокат докажет: все чисто и белоснежно, как чалма у верховного муфтия. И документы, естественно, в порядке: купил товар – и концы, вернее, молодь в воду. А что деликатеса нет в Андреевском, так подлые браконьеры слопали на долгом маршруте нереста. Чего уж, проходили.

Но в отчетном 2011 году Генпрокуратура выявила «липу» о якобы выпущенных в реку Обь 7,53 млн мальков пеляди. Преступление совершено при содействии Нижнеобского территориального управления Росрыболовства. Как говорится, однажды соврамши…

Ладно, посчитаем написанное лирическим отступлением. Граждане заостряют вопрос о некоих стройках, губящих озеро-кормильца. Что за стройки такие? Славный Нижнеобьрыбвод оперативно разобрался: «Монтаж магистрального пульпопровода на опорах по дну озера предусматривается проектными решениями. Длина пульпопровода составляет 2775 м (фактически – 5,3 м – Ю.М.) прокладка предусматривается тремя отдельными ветками: две – в северной части участка и одна – в восточной. Опоры изготавливаются из труб диаметром 530 мм и высотой 2 – 4 м, в зависимости от глубины озера, не превышающей 2,5 м. Установка опор осуществляется через каждые 20 м с помощью плавкрана и катера БМК».

Яснее некуда. И чего артачится народ? Видите ли, по зеркалу озера публика на яхтах катается. Так вот, местный люд опасается, что мореманы вполне могут наткнутся на рифы ржавых труб пульпопровода и – бултых в воду. Извиняюсь за непрофессионализм: процесс именуется оверкиль.

Однако в департаменте недропользования и экологии Тюменской области всем вышеозначенным, похоже, не обеспокоены. Как иначе расценивать ответ, подписанный врио директора С. Мясниковым. «В соответствии со статьей 23.2 Закона Российской Федерации «О недрах» от 21.02.1992 г. №2395-1 проведение государственной экологической экспертизы проекта и общественных согласований действующим законодательством не предусмотрено».

Но ведь статья 23.2 трактует совершенно не то, там речь об обеспечении полноты геологических изучений, то есть и близко не лежит к озеру Андреевскому. А на сходе граждан Сергей Георгиевич изрек (цитируем протокол): «С органами самоуправления проект не согласовывается».

А как же скрыться от Закона №122-ФЗ в редакции от 22.08.2004 г.? Там, в ст.5 «Полномочия органов местного самоуправления в сфере регулирования отношений недропользования», говорится: «Участие в решении вопросов, связанных с соблюдением социально-экономических и экологических интересов населения территории при предоставлении недр в пользование».

На том же сходе президент Ассоциации рыбопромышленников Сибири Ю. Водилов посетовал по поводу мутной воды. Насчет мути, может, перемудрил. Потому что в телесюжете местного телеканала исполняющий директор ООО «Тюменьнеруд» В. Ткачев выдал в эфир: «Озеро становится чище, появился рак. Как показатель. Раньше рака не было». Нет, рак в водоеме появился еще в эпоху неолита. То есть ещё до того, как поселились в этих местах сибирские татары. Воспроизводство членистоногих ускорилось после ввода в эксплуатацию очистных сооружений Боровской птицефабрики – ну, перестали сбрасывать в озеро продукт жизнедеятельности под строго научным и даже поэтическим названием гуано. Правда, ранее раки в озере не свистели.

И Сергей Георгиевич Мясников настаивает: «…Добыча песка и прокладка магистрального пульпопровода не оказывает отрицательного влияния на состояние рыбных запасов оз. Андреевское. За счет высокой степени развития кормовой базы рыбопродуктивность существенно возрастает». Правда, при этом ссылается на начальника отдела контроля над воспроизводством водных биоресуров и регулирования рыболовства И. Глухих, в равной степени, как и на начальника отдела государственного контроля, надзора, охраны водных биоресурсов и среды их обитания А. Пахотина. Оба служат в Нижнеобском территориальном управлении Федерального агентства по рыболовству. Как говорится, «всё хорошо, прекрасная маркиза!».

И чего это (из протокола) «коренные жители поселка, для которых озеро являлось и является сейчас кормильцем, обеспокоены нарушением экологии озера и прибрежной части и сокращением улова рыбы»?

Вот вам ещё документальный фрагмент для просветления: «Нарушений утвержденной технологии намыва песка, а также обвалов берега и размещения отходов в водоохранной зоне озера не зафиксировано».

Уж тут-то не поспоришь: какие могут быть обвалы берегов, если их совсем нет – как уже говорилось выше, пять островов под натиском ООО «Тюменьнеруд», как корова языком слизала. Насчет «нарушений утвержденной технологии». Обращусь к протоколу, в котором раскрывается суть лицензии: «Сказано ясно: добывать песок на акватории без изъятия воды, а не через трубопровод». В натуре землесосы вбирают в себя всё и вся, в том числе зоопланктон. Даже заместитель губернатора В. Вахрин заметил: «Строительство пульпопровода на лицензионном участке №1 осуществлялось без документов на право пользования водным объектом».

Руфат Арипов, секретарь местной ячейки партии «Единая Россия», записался на прием к губернатору В. Якушеву, чтобы с глазу на глаз рассказать хозяину области о судьбе озера Андреевское. Мулла Тимергали-хаджа о том же самом на всякий случай сочиняет депешу Аллаху. Не так-то просто дается: всевышний строг по отношению к грамматике арабского языка: синтаксис там, морфология, идиоматические лексические единицы… А ещё четыре правнука мешают сосредоточиться: как только начинают скрипеть стены, пугаются и визжат.

Автор: Юрий МАШИНОВ /фото автора/