Медиакарта
1:58 | 15 апреля 2021
Портал СМИ Тюменской области

Певец маленькой родины

Певец маленькой родины
09:17 | 24 июля 2013
Источник: Наша жизнь

Одним апрельским утром в нашей квартирке раздался звонок. На том конце провода Антонина Павловна Худякова, моя бывшая учительница географии, рассказала как бы между прочим, что несколько дней назад в Ишиме скончался наш с ней общий земляк, друг её брата и просто хороший человек Геннадий Ефимович Переверзев. «Катя, он ведь стихи писал, районная газета их даже публиковала, не помнишь?»

Нет, я не помнила и не знала ни этого имени, ни стихов. И не почувствовала, что умер почти родной человек. Дело в том, что выросли мы на одной деревенской улице, только с разницей в полвека. Зелёное покровское детство, бескрайние покосы и ягодники, Фёдорова роща и скрипучие журавли старых колодцев, утренние петухи и длинные сиреневые клубы дыма в морозы на «той» стороне деревни (в Покровке и тогда было две улицы) – эти приметы впитали и он, и я. Его маму я знала – они жили через дом от моих бабушки с дедушкой, и для меня, ребёнка, она навсегда в памяти осталась древней худенькой бабкой Доней. Бабка Доня, слышала я, заговаривала, выливала испуг – раньше из-за труднодоступности докторов и лекарств это практиковала в Покровке чуть ли не каждая вторая хозяйка. Отец Геннадия умер рано, воспитывался он с отчимом. Дед Шура Соглаев, Царство ему Небесное, был частым гостем моих дедов – как сейчас вижу его на стуле у печки, слышу его басок. Наверняка я видела в детстве и их сына, но, естественно, малознакомый дядька в памяти не остался.

Как оказалось, мало помнят Геннадия и земляки. Расспросы его знакомых оказались почти бесперспективным делом – да и что они могли мне поведать? Он ведь жил в деревне только до армии, потом уехал на Урал, долгое время работал там. После перебрался ближе к родным местам, в Ишим. Работал на машиностроительном заводе, заработал звание «Ветеран труда». Это прочла я в эпитафии, опубликованной товарищами по ишимскому творческому объединению «Парус».

Начал писать стихи он уже в зрелом возрасте. Неожиданно зрелыми (всё-таки без специального образования!), светлыми называют коллеги по творческому цеху его произведения. Можно прочесть рецензии и комментарии на сайте «Стихи.ру» (http://www.stihi.ru/avtor/pge2013&s=0), где собраны более девяти десятков стихов поэта Переверзева в жанре пейзажной, гражданской и любовной лирики. Кроме того, он вёл свой блог на одном из городских сайтов Ишима, где тоже – стихи. Последняя запись в блоге датирована 22 марта 2013 года (он умер на Благовещение, на 75-м году жизни). И называется она «Островки детства».

ОСТРОВКИ ДЕТСТВА

С чем детство связано?
Вопрос извечный,
Куда оно скрывается потом?
У меня вот –
с улицей Заречной
И с Фёдоровой рощей за селом!
Суть названий
с трепетной тревогой
Размотает память, как клубок:
Роща, Хутор
с Городской дорогой,
А ещё Ракита,
Мокрый колок и Прудок…
Мокрый колок
был богат смородиной,
Хутор всех клубникою снабжал,
А Прудок, как созданный
природою,
Для животных водопоем стал.
У Ракиты к дальнему полёту
Журавлей подросших в эшелон
Вожаки готовили к отлёту,
Здесь у них учебный полигон!
В Роще, было, в Троицу гуляли,
В год тяжёлый
щавель собирал,
И ещё, забудется едва ли,
С матерью там веники вязал!
В мир другой дорога Городская
Многих увела девчонок и парней.
Верили – там жизнь
совсем другая.
Довелось сполна узнать о ней!
А сейчас на них
уж в раз который
Я взираю, сдерживая вдох,
Роща уж не та,
тут лес матёрый,
Нет Ракиты, Колок пересох…
Только Хутор,
сдобренный посадками
Хвойными, не прерывает
жизни нить,
И, смирясь с житейскими
накладками,
Продолжает жителям
служить…
Жителям ОСТАВШИМСЯ
служить.

Стихотворения Геннадия Переверзева печатались в газетах «Наша жизнь», «Ишимская правда», в сборниках творческого объединения «Парус», членом которого являлся покровский поэт-самородок. В ишимской творческой среде его хорошо знали. Он мечтал издать сборник стихов в этом году, но не успел. Даже название подготовил, скромное и ясное, отражающее суть творчества и души, – «Край берёзовый». Несмотря на то, что большую часть жизни он провёл в городах, главной героине своей поэзии он был неизменно верен. Большинство его строк (самых пронзительных, самых художественных!) действительно – о берёзовой малой родине. О нашей с ним малой родине, яркое солнце, синяя река и густая мурава которой – так уж случилось – у нас общие, одинаковые. Я узнаю их в стихах, как, думаю, всякий, кто жил и живёт в деревеньке Покровке.

ПРИЗНАНИЕ

С яблонь стелется
дым бело-розовый,
Тёплый пар
над уснувшей рекой,
Я люблю тебя,
край берёзовый,
Всей распахнутой
настежь душой.
Здесь мы жили,
мужали, влюблялись,
Свежий ветер
вдыхали до слёз,
В пору вешнюю всласть
напивались
Соком стройных
сибирских берёз.
А случись край оставить
советский –
Ностальгия замучает враз,
Не нужны, знать,
ни берег турецкий,
Ни Канары с Бали, ни Кавказ.
Не нужна мне экзотика юга,
Я своей упиваюсь до слез,
Мне по нраву метелица-вьюга
Да здоровый сибирский мороз.
Облетит с яблонь
дым бело-розовый,
В голове станет больше
седин,
Только ты, как всегда,
край берёзовый,
Молодым остаёшься один!

Как оказалось, незадолго до смерти он звонил моему деду, спрашивал о деревне, о деревенских. Также последние полгода перед уходом – будто предчувствовал – поддерживал связь по телефону с Анной Ивановной Быковой, бывшей своей одноклассницей ещё по михайловской школе. «Молчун он был, всё в себе держал, ни на что не жаловался и особо о себе не распространялся, – вспоминает она. – Говорил, стихи его на сайте поместили – я их прочла. Конечно, очень они мне понравились…» Неоднократно созванивался Геннадий и с Антониной Павловной Худяковой, тоже уроженкой Покровки. Волею судьбы никто из нас теперь не живёт в этом красивом и любимом месте. И я, открыв для себя творчество Геннадия Переверзева, настоящего певца Покровки, счастлива, что не только фотографии памяти теперь будут хранить для меня моё детство. И счастлива появившейся (спасибо Антонине Павловне) возможности напомнить современным жителям деревни, какой талантливый у них земляк.

ГНЕЗДО РОДНОЕ

Я рос в глухой
сибирской деревушке,
Когда ещё бал правил
трудодень.
Пожалуй, и следа
от той избушки
Не сыщешь, но я помню
по сей день
Широкий двор,
тесовые ворота,
Крыльцо с навесом,
конура с Дружком.
В святых углах
сверкает позолота
На ликах, скорбно
смотрящих кругом.
Цветные вышивки,
другие безделушки
На подоконниках везде –
и там, и тут…
И занавески (по-сибирски –
задергушки) –
Уж это непременный атрибут!
Глаза защиплет исподволь,
невольно,
Но нет, в жилетку уж не зареву.
Но отчего-то станет
сердцу больно,
Когда предстанет всё,
как наяву.
Рассветы под аккорды
«кукареку»,
Мычанье стада за селом коров,
Травой росистой убежать
на реку
Под аккомпанементы петухов.
Гнездо родное!
Сколько мне осталось
Прожить? Никто не сможет
дать ответ!
Доволен тем, чем жить
с тобой досталось.
А ты – живи! Привет тебе,
привет!

Автор: Екатерина ТЕРЛЕЕВА