Медиакарта
7:40 | 18 апреля 2021
Портал СМИ Тюменской области

Не придётся сушить вёсла и сети

Не придётся сушить вёсла и сети
10:40 | 11 декабря 2013

С нового года вступит в силу закон об аквакультуре, который готовят уже 12 год (!?) и продолжают принимать поправки.

До конца нынешнего года Федеральное агентство по рыболовству намеревается сформировать концепцию целевой программы развития рыбохозяйственного комплекса страны на 2015-2020 годы. А для этого прежде следует согласовать планы всех федеральных округов. И не только намерения по выращиванию товарной рыбы.

Скажем, на Ямале, где строятся масштабные нефтегазовые объекты, потребуются компенсационные мероприятия для восполнения ущерба, нанесенного рыбным запасам.

К примеру, проблема Сабетты заключается в том, что ОАО «НОВАТЭК» построит завод по производству сжиженного природного газа, а Министерство транспорта РФ реализует там проект большого порта и подводного канала к нему.

Сабетта находится в зоне наивысшей концентрации ценных и особо ценных рыб – на участке Обской губы примерно от селения Новый Порт и Яптик-сале. С севера эту благоприятную для рыбы зону поддавливают соленые морские воды, а с юга – заморная территория губы. Сооружение здесь канала для прохода морских судов посредством дноуглубительных работ гигантских объемов нарушит (если не сказать – «уничтожит») исконные места нерестилищ. Чтобы восстановить рыбные запасы, необходимо будет выпустить в акваторию губы около 1,6 миллиарда молоди рыб.

Для Сабетты, а также для других нефтегазовых проектов потребуется построить несколько рыборазводных заводов, реконструировать существующие не только в Тюменской области и северных округах. Все это будет проводиться при научном сопровождении «Госрыбцентра» – головного НИИ, обслуживающего гигантский Обь-Иртышский бассейн и расположенного в Тюмени.

Поводов для проведения в Тюмени совещания на тему «Состояние, проблемы и перспективы развития рыбохозяйственного комплекса Уральского федерального округа» с участием руководителя Росрыболовства Андрея Крайнего и специалистов агентства можно назвать еще несколько. Назову один – увязка с мировыми рыбными запасами.

Мировая добыча «живого серебра» последние 20 лет остается на неизменном уровне. На одного человека на планете приходится в среднем около 16 килограммов рыбы. Если земляне начнут потреблять на 1-1,5 килограмма больше, то запасов морей и океанов для обеспечения нас рыбой не хватит. Советский Союз и следом Россия в основном были нацелены на морское и океаническое рыболовство. Наша страна в последние годы вышла на добычу 4 млн 200 тысяч тонн рыбы в год – 5-е место в мире. Самое большее, что мы можем прибавить, – это 200-300 тысяч тонн. В связи со ставкой на морское рыболовство мы «проспали» технологическую революцию в товарном рыбоводстве. Если КНР выращивает 40 млн тонн товарной рыбы в год (включая сибирских осетра и муксуна), Индонезия – 4,2 млн тонн, то Россия всего 114-120 тысяч тонн – 38-е место в мире.

75 процентов наших водных рыбных ресурсов находятся на Дальнем Востоке. Но оттуда можно доставлять рыбу только в замороженном виде, в то время, как общемировая тенденция – наращивание потребления охлажденной.

– Следовательно, – говорит глава Росрыболовства Андрей Крайний, – нужно развивать товарное рыбоводство в Уральском, Сибирском и Северо-Западном федеральных округах, где для этого есть природные ресурсы.

Обь-Иртышский бассейн в годы Великой Отечественной войны давал до 50 тысяч тонн в год. Причем это были в основном ценные виды рыб – осетровые и сиговые. В советский период здесь вылавливали уже 30 тысяч тонн. А сегодня, в среднем по годам, – только 20 тысяч тонн. Рыбные запасы год от года снижаются. Сибирский осетр уже занесен в Красную книгу России. Добыча муксуна в будущем году составит всего 100 тонн. Если вылов его упадет хотя бы на пять тонн, то незамедлительно последует запрет на промысел на несколько лет. Сокращаются также стада нельмы, чира и пеляди.

Сокращение происходит и вследствие массового браконьерства в Обской губе. Однако не оно является главной причиной ущерба. Корень зла – в антропогенном воздействии на природу. В Западной Сибири – это мегакомплекс добычи и переработки углеводородов, выработка электроэнергии. Дилемма, на первый взгляд, решается очень просто. Отказаться от углеводородов человечество пока не может. Но и громко кричать: «Караул! Нефтяники и газовики все уничтожили!!!» не следует. Андрей Анатольевич предлагает каждый промышленный проект тщательно анализировать и просчитывать, чтобы потом со знанием дела помочь природе выздороветь и восстановить запасы. Глава Росрыбоводства рассказал, что буквально на его глазах появилась стерлядь в Можайском водохранилище в Подмосковье. После запрета на промысел на Северном Каспии сейчас набирает вес и взрослеет там двух-трехлетний осетр, пока еще не готовый нереститься. Словом, если увеличить объемы искусственного воспроизводства рыб, то удастся снизить антропогенную нагрузку на природу.

Однако расширенное воспроизводство можно вести при выполнении ряда условий. В первую очередь нужно иметь ремонтные маточные стада. Это не дело, когда в Сибирь завозят для рыборазведения икру муксуна из Санкт-Петербурга или Карелии. Большое спасибо, конечно, тамошним энтузиастам, которые создали и сохранили маточные стада. Сегодня уже не представляется возможным взять икру в достаточном количестве из рыбы, выросшей в естественных условиях. Надо улучшать среду обитания рыб за счет проведения мелиоративных работ. Сибирские реки на десятки километров забиты топляком, образовавшим непроходимые для рыбы заторы за время лесосплава в советскую эпоху. Ну и, понятно, требуется усиление охраны нерестовых и зимующих стад. Результат скажется в течение 2-3 лет.

Читатели могут возразить: страна вступила в трехлетний период с очень нелегким состоянием федерального бюджета. Падают цены на продукцию металлургии. Не спасают нас и цены на нефть и газ. Тут уж, казалось, не до проблем рыбохозяйственной отрасли. Но глава Росрыболовства не видит трагедии в том, что агентству сократили финансирование на одну из основных статей – воспроизводство рыбы, строительство и реконструкцию заводов, выпускающих икру и подращивающих молодь. Реализация проектов по обустройству и вводу в строй нефтегазовых объектов в той же Тюменской области с северными округами может дать рыбохозяйственному комплексу дополнительные возможности по увеличению финансирования. Эти средства, как сказано в законе, называют компенсационными выплатами за прогнозируемый непредотвратимый ущерб.

Такой ущерб можно просчитать заранее. Скажем, проекты Сабетты пересчитывали не один месяц, создавали математические модели. В результате оценили потери особо ценных рыб в 8 тысяч тонн. Для их компенсации необходим выпуск 1,6 миллиарда молоди. Кроме Сабетты, нефтегазовые предприятия недокомпенсировали мероприятия по производству еще 900 миллионов экземпляров. Эти средства, висящие пока в воздухе, нужно срочно пускать в дело. Не за горами очередные «Сабетты». К примеру, терминал на Мысе Каменном по перекачке нефти и транспортировке ее танкерами с использованием ледокольного флота… Если припоздаем с компенсационными мероприятиями, тогда ущерб действительно может вообще оказаться невосполнимым.

По этому поводу председатель комитета по аграрным вопросам и земельным отношениям областной Думы Юрий Конев сказал: «Нефть и газ – исчерпаемые ресурсы. В конце концов, люди Севера жили и будут жить за счет традиционных видов хозяйствования. Надо сполна и срочно использовать компенсационные средства».

(Окончание следует).

Автор: Валерий ИКСАНОВ /фото автора/