Медиакарта
10:49 | 12 апреля 2021
Портал СМИ Тюменской области

Вальс-гавот, полонез, падеграс

Вальс-гавот, полонез, падеграс
11:41 | 12 ноября 2014

Пара слов о магии исторического танца

В Тюмени продолжается традиция осенних танцевальных салонов, начатая в прошлом году Школой исторического светского танца «Дамы и кавалеры» под руководством танцмейстера Светланы Пахомовой.

Нынешний светский раут пришелся на конец октября – начало ноября и был посвящен 200‑летию со дня рождения Михаила Лермонтова: звучали стихи поэта, романсы, полюбившиеся многим поколениям россиян, хозяева вечера и гости исполняли танцы эпохи Михаила Юрьевича – вальс-гавот, падеспань, па-де-труа, па-зефир… Танцевальная программа позволяла насладиться общением в подвижных ритмах и играх, разучить по ходу исторические па, проконсультироваться по вопросам салонного этикета, а также увидеть показательные выступления коллектива под руководством С. Пахомовой.

Тур ля данс: кавалеры приглашают дам

Традиционно, как и в былые времена, торжество открыл полонез, получивший известность ещё XVI веке. Исполняя этот церемониальный танец, участники демонстрируют богатство костюмов, горделивость осанки, значительность занимаемого положения в светском обществе. Шествие под величественную музыку, таким образом, дает возможность обществу полюбоваться собой и окружением, показать, какая у кавалера дама (и какой у нее кавалер), и, собственно, настроиться на весь вечер. Танцевать полонез обычно выходят все пришедшие на салон – кавалеры приглашают дам.

Следующим согласно правилу идет венский вальс, где пары передвигаются без определенной композиции, свободно. «Характерная особенность и прелесть вальса заключается в непрерывном и плавном кружении танцующих в сочетании с общим продвижением по кругу (линии танца), – рассказывает танцмейстер С. Пахомова. – Вальс традиционно исполняется вторым танцем на балу и часто является непосредственным продолжением полонеза».

Падеграс – еще один замечательный танец, разученный в этот вечер. Простота и изящество движений обеспечили ему долгую жизнь: движения здесь неторопливы, все остановки фиксируются, поэтому каждое па, как правило, отточено до нюансов, танец очень логичен по построению, вырабатывает хорошую манеру и умение держаться в паре.

«Танцы светских балов, как и раньше, нынче доступны людям всех сословий, физических комплекций и любого, даже самого почтенного возраста, – отмечает С. Пахомова. – Относительно простые движения не требуют от вас хореографических чудес и чемпионского мастерства, а нагрузки у нас в Школе «Дамы и кавалеры» весьма щадящие. Чтобы исполнить тур вальса, шаг кадрили или иное несложное па, а главное, чтобы получать от этого удовольствие, вовсе не обязательно быть великим и блистательным танцором. Как говорится, было бы желание».

Участники нынешнего светского раута в Тюмени признавались, что тяга к прекрасному всегда жила в их душе, а возможность прикоснуться к светлому миру танца дала им новую положительную энергию, хорошее настроение по жизни. Одним женщинам оказалась по нраву русская кадриль – энергичный, эмоциональный и очень красивый танец, а другим представительницам прекрасного пола пришлись по душе полонез, вальс. Мужчины же говорили, что посещают Школу С. Пахомовой, чтобы научиться правильно двигаться, особенно когда звучит мелодия вальса.

«Утончённые развлечения» для уездной Тюмени

Итак, в Тюмени реализуется проект возрождения исторических бальных танцев. Несколько лет назад, приступая к нему, Светлана Пахомова первым делом совершила экскурс в прошлые столетия – в светскую жизнь сибиряков той поры. «Интересно, – рассказывает собеседница, – что местная тюменская пресса тогда не утруждала себя лестными характеристиками: «Исключительно город промышленный и торговый. В нём живут купцы. Общественной же жизни, несмотря на 14‑тысячное население, в городе нет. Причина простая: большинство населения имеет и потребности, и средства самые ограниченные: оно не ищет утонченных развлечений и удовлетворяется весьма немногим. Тюмень по характеру внутренней жизни похожа на азиатский город или турецкий, с той разницей, что турецкие кофейни заменены русскими кабаками».

Правда, в 1879 году на основе существующего общественного клуба открылся клуб приказчиков, а идея принадлежала знатному и просвещённому горожанину Николаю Чукмалдину. «Тюменский приказчичий клуб имеет целью доставлять членам своим, их семействам возможность проводить свободное от занятий время с удовольствием, приятностью и пользой, – говорилось в его уставе. – В соответствии с этой целью клуб имеет право устраивать для своих членов и их гостей балы, маскарады, танцевальные, музыкальные и литературные вечера, а также драматические представления».

Для этого арендовалось помещение в доме Бровцына (на Знаменской, Успенской, на углу Садовой и Царской, где именно, неизвестно), где были сцена, декорации для спектакля. В 1890 году клуб состоял из 8 почетных и 98 действительных членов. Делами клуба заведовал совет старейшин под председательством Николая Глизмана, а число его членов доходило до двухсот. Реклама заведения гласила: «Открыт ежедневно с 7 часов вечера по воскресеньям и пятницам – семейно-танцевальные вечера». Интересный факт: клуб действовал вплоть до нового 1913 года, встреченного целым каскадом балов и маскарадов с выдачей призов. Были даже объявлены призовые танцы гопак и китаянка, внесшие большое оживление в ход маскарада.

И всё-таки бытовой уклад горожан во многом определялся социальной принадлежностью. Дворянство, купечество, чиновники составляли привилегированный слой с присущими ему культурно-бытовыми традициями: своеобразным общественным центром этой части жителей Тюмени было общественное собрание, где проводились праздничные вечера, балы, концерты. Мещанская публика не имела права посещать их. Неудивительно, что «обыденная жизнь» городского мещанства проходила в однообразном утомительном ритме. А про самые оживленные и любимые вечера местной знати – маскарады– до нас дошли весьма противоречивые мнения: от «прекрасного способа отдохнуть и повеселиться» и до того, что «маскарады есть грубое нарушение всех нравственных норм и попрание морали».

…и губернского Тобольска

А в губернском Тобольске «образца» 1759–1763 годов напротив вовсю практиковались «балы русские и казацкие пляски, а на балах аристократического общества исполнялись полонезы, контрдансы, менуэты». Салоны на берегах Иртыша, как свидетельствуют исторические хроники, проходили с игрой на мандолине и оперным пением, а сибирский салонный быт был доступен широкому кругу общества. Однако в формировании сибирской культуры весьма значительную роль сыграло «камерное музицирование, хоровое и оркестровое исполнительство», что объяснялось следующим образом: «в силу специфики жанра оркестровая музыка неизбежно становилась достоянием более широкой аудитории, чем салон, – она оказывала высокое воспитывающее воздействие на формирующуюся местную разночинную интеллигенцию».

«Известно, что 2 июня 1837 года в Тобольске проводил бал сам Василий Жуковский, поэт, сопровождавший в «сибирском турне» наследника российского престола цесаревича Александра Николаевича, – напомнила С. Пахомова. – А всю первую половину XIX века в музыкальной культуре губернского и других сибирских городов танцы в «благородном собрании» проходили под аккомпанемент военного оркестра и церковной капеллы. А в новогодние вечера в доме губернатора или в здании благородного собрания устраивались балы – они могли быть костюмированными. Особенностью тех танцевальных вечеров и маскарадов была разновозрастность их участников – среди них были и дети, которые, в свою очередь, любили танцевать «Тирольскую кадриль».

Обучение танцам входило и в программу Омского Сибирского училища линейного казачьего войска, где после 1833 года «классы стали посещаться дамами лучшего общества». В чиновничьей среде, а также во многих зажиточных семьях из податных слоев населения обучение бальными танцами считалось важным элементом воспитания, наряду с обучением французскому языку. Бальный (светский) ритуал, включающий танцевальные вечера, салоны, рауты и балы, таким образом, стал своеобразным актом общественного представительства дворянина. Для молодёжи эти встречи стали местом, где учились любезничать, влюбляться, пользоваться правами и покоряться обязанностям. Тут постигали и науку почтения к старшим.

Бал XXI века – это торжественное мероприятие, которое, подобно обряду, имеет свой церемониал и правила поведения, что делает его таким величественным и роскошным. Основная его цель сегодня – воссоздание национальных традиций, развитие современной отечественной гражданской протокольной культуры, а так же возрождение исторически сложившейся бальной культуры и культуры общения в обществе, основанной на правилах этикета».

Жизнь выбирает музыку, а танцуем мы…

Так высказался о философии танца когда-то Джон Голсуорси. Значение этих многочисленных па в череде человеческих занятий, таким образом, виделось особенным. Не зря же говорят, что в семейной жизни всё так же, как в парном танце: все внимание приковано к женщине, но ведущим является мужчина, женщина проявляет гибкость, а мужчина выполняет поддержку, не давая ей упасть. Или: мужчина руками устанавливает границы для движения женщины, а женщина выражает себя, как ей нравится, внутри этих границ – он задаёт направление, а она следует за движением мужчины. И самое главное: когда это движение одухотворяет и изменяет ваше душевное существо – это уже великая сила искусства.

…А красивый салонный вечер в середине осени в Тюмени сам уже стал историей. Он состоял из душевного общения, изящества танцевального искусства и соответствующего этикета, возрождаемого сегодня по историческим канонам и востребованного самим временем.

Автор: Тодор ВОИНСКИЙ/фото автора/