Медиакарта
21:42 | 21 марта 2019
Портал СМИ Тюменской области

Бумага все стерпит

ДОСЬЕ: Иван БЕСЕДИН. Родился 9 февраля 1986 года. Закончил биологический факультет ТюмГУ в 2007 году. Арт-директор творческой артели «Синий крокодил». Поэт, вокалист и гитарист группы «Исключение исправил».

Молодые поэты из столицы региона решились на эстетический бунт. В феврале в Тюмени появится сборник стихов под названием «Изнутри», напечатанный на рулоне туалетной бумаги.

Под скандальной формой скрывается серьезное содержание и желание достучаться до аудитории. О том, почему в нашем городе действуют только такие способы, мы поговорили с Иваном БЕСЕДИНЫМ, руководителем и идейным вдохновителем проекта.

Выйти из спячки

– Иван, как пришла идея создать сборник стихов именно в таком виде? Ведь вы, наверное, предполагали, что это вызовет большой общественный резонанс...

– Сегодня поэзия молодых авторов в Тюмени совершенно не востребована. Содержанием привлечь внимание практически невозможно, а вот через интересную форму уже можно выйти на качественное содержание. В книгу мы включили достаточно «форматные» стихи. В них нет никаких призывов к насилию, употреблению наркотиков, нарушениям закона, как некоторые могли бы подумать. Да, мы выбрали кричащую форму. Но вовсе не имелось в виду, что мы настолько плохие поэты, что нашим творчеством можно, простите, «подтираться». Прежде всего мы хотим сказать, что интерес к поэзии упал и с людьми приходится общаться на том языке, который для них доступнее.

– Получается, тюменская публика настолько инертна, что возбудить в ней интерес к поэзии можно лишь таким своеобразным способом?

– Судите сами: в прошлом году мы делали книгу стихов в стандартном понимании этого слова. В создании участвовало 14 человек. Презентация сборника прошла замечательно, все было хорошо, но ожидаемого отклика мы не получили. А когда запустили этот «скандальный» проект, то в течение уже первых двух недель нашу страницу в соцсети посетило примерно 10 тысяч человек. Это доказывает тот факт, что общество, к сожалению, падко на подобные вещи.

Мы пытаемся разбудить публику уже очень давно. Каких только проектов не делали... Участники нашей творческой артели читали стихи Есенина, Ахматовой, собственную поэзию, делали постановки и арт-мероприятия. Например, на одном из них мы читали несколько «сумасшедшую» поэзию в антураже психбольницы. Поэтов вытаскивали на сцену санитары. Но даже это мероприятие не вызвало такого резонанса и споров.

Неблагодарное занятие

– Получается, поэзия тюменцам совершенно не нужна?

– В Тюмени проходит масса поэтических мероприятий, которые организуют самые разные люди. Более того, количество их, как мне кажется, растет. Я бы не сказал, что залы заполняются битком и народ активно ходит. Но раз мероприятия проводятся, стало быть, это нужно самим поэтам. А вот насколько нужно тюменцам... Все зависит от конкретного автора. Когда мы проводим свои мероприятия, к нам ходит определенная небольшая аудитория. В основном это студенты и молодежь до 35 лет.

Проблема еще состоит в том, что местные поэты порой сами не понимают, чего они хотят добиться своим творчеством и как его представить. Они думают: «Приду, прочитаю стих по бумажке в зале, и все меня будут любить, а продюсер даст денег». А такого не происходит, потому что нужно работать с аудиторией, делать качественное шоу.

– Иван, а зачем сейчас поэту вообще печататься в различных сборниках? Ведь не секрет, что интерес к печатным книгам падает. Может, стоит сосредоточиться на Интернете?

– Действительно, книги сейчас издавать – неблагодарное дело. Потому что их, во-первых, не покупают и, во-вторых, не читают. Человеку проще между делом зай-ти в Интернет и прочитать что-нибудь там. Собственно, это одна из причин, почему мы сделали проект «Изнутри» в интернет-формате. Ведь читать стихи и с рулона туалетной бумаги неудобно. Поэтому он становится арт-объектом, способом привлечения внимания, а основная работа проводится именно в Сети.

– Все-таки нельзя не отметить некоторое однообразие тюменской лирики. Почему у нас пишут тысячи стихотворений о любви и разлуке, но нет качественной поэзии о природе или так называемой гражданской лирики, которая говорила бы о проблемах страны?

– Тем не становится ни больше, ни меньше. Они всегда одни и те же. Другими словами, мы пишем о той же любви, неспособности найти место в обществе. Природной лирики тоже полно, но в нашем проекте ее мало, так как нам это не очень интересно. А что касается «гражданской» поэзии... Я стараюсь вообще не лезть в политику и не продвигать ее в стихах. Чтобы это делать, нужно все-таки обладать определенным опытом. Одно дело, когда вы Дмитрий Быков – известный на всю страну публицист с богатым опытом. А когда о политике пишет 18-летняя девочка, у меня лично возникает вопрос: может быть, это не совсем то, о чем тебе надо писать в твоем возрасте?

Поэтический матриархат

– Создается впечатление, что поэзия в Тюмени прибрела женское лицо. Почему поэтесс у нас сейчас больше, чем поэтов?

– Формулировка «поэтесса» мне лично не нравится. Я считаю, что слово «поэт» подходит для обоих полов, хотя я все-таки делю поэзию на мужскую и женскую. Творчество с большой буквы – это все-таки удел мужчин, даже биологически. И дело не в наличии гендерных предрассудков. Просто мужчина по своей природе должен быть постоянно в движении, находить себе место в обществе, обеспечивать свою семью, самореализовываться в творчестве и работе. Женщине, мне кажется, для счастья нужно не это.

Проблема состоит в том, что социальные роли сейчас меняются. Женщины все больше хотят быть «мужчинами», а мужчины – «женщинами». И это видно по поэзии, музыке, литературе. Сейчас уже сложно разобраться, где кто. По стихам Есенина ведь четко понятно, что он мужчина, а по стихам Ахматовой, что она женщина. Читая современных авторов, часто не сразу понимаешь, какого пола автор, пока не посмотришь на обложку. Может быть, поэтому современная поэзия все больше поворачивается к нам «женским» лицом.

– Поэзия в Тюмени, как мы все понимаем, денег особых не приносит. Не приводит ли это к тому, что авторы постепенно разочаровываются и прекращают писать?

– Я вам больше скажу: мы всегда работаем в минус. Нам даже не хватает средств, чтобы оплачивать аренду помещения, где мы занимаемся. Но наша цель – не заработать денег, а сделать так, чтобы нас, поэтов, читали и слушали. Относились с уважением к тому, что люди пишут стихи. Возможно, в каком-то роде, мы хотим показать пример тем, кто только начинает, чтобы они не делали пустых и простых, неинтересных проектов, а создали что-то масштабное и яркое. Мне сейчас 28 лет, пишу я с шестнадцати. И только в этом возрасте я понял, что нужно что-то менять. Потому что если ты просто выходишь на сцену и читаешь стихи, это мало кого интересует. Нужно делать шоу и привлекать людей. Поэта, если он хорош, должны читать, и не важно, на заборах или с рулона туалетной бумаги.

ТВОРЧЕСКИЙ ПОРЫВ

Хочется быть тем, кем не являюсь...

Хочется быть безнадежно творческим...

Искренним, как искра, настоящим.

Ни секунды пошлости – и точка.

Ни мгновения глупости и фальши.

Хочется гореть, светить, как пламя,

С внутренней моралью и законом,

А на деле либо жгу и раню,

Либо гасну от чужого слова...

Хочется пылать внутри машины,

Частью быть системы, что в движение

Превращает нас – частицы пыли,

В что-то важное, до головокружения...

Хочется быть тем, кем не являюсь...

Хочется, да только все без толку...

Я стараюсь, правда, я стараюсь...

Занимать места на книжных полках.

Анна ШАНИНА

Фото из архива творческой артели «Синий крокодил»