Медиакарта
17:50 | 20 апреля 2018

Погода в Тюмени °С

Портал СМИ Тюменской области

Испытание огнём

Испытание огнём
10:23 | 18 декабря 2014

В Уржумском районе во многих селениях проживали династии мастеров определённых профессий. Так, деревня Мачехино славилась искусными кузнецами. Их приглашали в другие деревни и сёла, создавая там все условия для успешной работы. В Тасаево, где родился Герман, зазвали его деда, потомственного коваля Сергея Григорьевича Мачехина.

Поставили ему большой добротный дом, выделили 50 соток на ободворицу (сейчас бы это назвали приусадебным участком), места хватило и на сад, и на огород, и на хозяйственные постройки. Рядом река, мельница, полностью оборудованная кузня. Новосёл хорошо работал и хорошо жил. Появились дети: дочь, сын. Сына назвали Семёном.


Справка

МАЧЕХИН Герман Семёнович родился 31 октября 1930 г. в д. Тасаево Уржумского района Кировской области. Окончил в 1954 году Московский лесотехнический институт (ныне Академия) по специальности «Лесоинженерное дело», а в 1969 году – Высшую партийную школу при ЦК КПСС.

1954-1969 гг. – технорук Пальяновского сплавучастка Нижнеобской сплавконторы, главный инженер, директор Октябрьской сплавконторы, второй секретарь Октябрьского райкома КПСС, Тюменская область.

1969-1973 гг. – заведующий промышленно-транспортным отделом Ханты-Мансийского окружкома КПСС.

1973-1978 гг. – председатель Сургутского горисполкома, первый секретарь Сургутского горкома КПСС.

1978-1983 гг. – председатель Советского райисполкома.

1983-1996 гг. – заместитель начальника Главтюменнефтегаза – начальник УРСа; заместитель начальника Главного управления торговли Тюменского облисполкома; работа в коммерческих структурах.

Г.С.Мачехин награждён орденом «Знак Почёта» и восемью медалями. Имеет памятные знаки за участие в строительстве северных газопроводов, за прокладку нефтепровода Самотлор – Альметьевск, за заслуги перед городом Сургутом. Он Почётный гражданин Советского района. Многие годы был депутатом Ханты-Мансийского окружного, Сургутского городского, Октябрьского и Сургутского районных Советов народных депутатов. Принимал участие в становлении в Ханты-Мансийском округе всех городов нефтегазового комплекса.


Мы - кузнецы!

Проходили годы, даже десятилетия. Семён вырос, окреп и тоже приобщился к кузнечному делу. Вначале был молотобойцем у Сергея Григорьевича, а потом перешёл на самостоятельную работу: в трёх километрах, при спиртзаводе, тоже имелась кузница, там и трудился Семён Сергеевич, считай, всю жизнь, 60 лет кряду. Семья у него получилась крепкая и большая – шестеро детей! Старшим был Герман. Его-то сравнительно молодой тогда дед и присмотрел себе в помощники.

Герман исправно учился в школе – в начальной, в деревне Петрушино, что находилась в пяти километрах, потом в средней, уже в райцентре – до Уржума было 12 километров. Зимой раз в неделю мальчик легко покрывал это расстояние на лыжах. Школа была удивительная, прекрасно оборудованная, директорствовал там старый физик Владислав Павлович Спасский, в своё время близкий друг Сергея Мироновича Кирова. (Люди старшего поколения, возможно, помнят популярную когда-то книжку про Кирова – «Мальчик из Уржума»). Учеников было много. Мачехина зачислили в 5-й класс «Е». Затем был 6-й «Е». И только в 7-м он оказался в «Д». Учёба, общественные нагрузки, спорт…

Впрочем, школьные дела – это зимний период. А всё лето Герман проводил в кузнице деда – вначале колхозной, позднее заводской. Он стал молотобойцем. Самый большой молот поднять не мог, ему был выделен полегче. Паренёк выполнял также обязанности «меходуя», раскаляя в горне добела угли с помощью несложного поддувающего устройства. Ему нравились специфические запахи огненных операций.

После посевной возле кузни выстраивались ряды требовавших ремонта плугов, борон, сеялок, тракторов-«козликов» марки «Универсал», работавших на лигроине. К осени – снова запарка. Внук любил смотреть, как орудует у наковальни Сергей Григорьевич, любил его слушать.

Знатный кузнец извлекал раскалённое железо из горна, устанавливал на наковальне, и Герман бил молотом по пышущей жаром болванке. Острыми искрами слетала с неё окалина, а дед расчётливо стучал малым молотком по очистившемуся металлу, показывая, куда нанести очередной удар. Осыпались вместе с окалиной все ненужные вкрапления, вся грязь, вся ржавчина. Из пламени зуб бороны или часть лемеха летели в бак с холодной водой, взметая вверх столб белого пара. Затем – в груду готовых к использованию изделий. Детали, постепенно остывая, наливались глубоким голубовато-сизым цветом.

–А ведь и человек так же, – говаривал, бывало, Сергей Григорьевич. – Жизнь то калит, то студит его, но испытания да трудности только обнажают суть каждого. Недаром в народе сказывают: прошёл огонь, воду и медные трубы. Бывалый, значит, проверенный, опытный. Коль есть в нём надёжный, прочный стержень – выдюжит в любых передрягах и останется человеком… Ты, внучок, в острый момент крепись и держи марку. Помни, что мы, кузнецы, народ твёрдый, со своей дороги не сворачиваем. А ещё не забывай: коли ты нужен людям, приносишь им пользу, значит, не зря на этом свете живешь…

И он продолжал часто-часто постукивать молотком, который скакал, приплясывал в руке деда, формируя вместе с дробной мелодией нужную металлическую фигуру...

Много раз в дальнейшей богатой событиями жизни вспоминал Герман Семёнович уроки своих наставников, отца и деда, старался следовать их наказам.

После школы много было обсуждений с родственниками – как быть дальше, куда пойти учиться. Долго сопоставляли плюсы с минусами, и отправился он в Москву. Имелся там около Мытищ институт по лесному делу, парню такой профиль был по душе. Нашёл этот вуз, поступил на лесоинженерный факультет, окончил. Все годы учёбы занимался спортом, стал председателем институтского совета ДСО «Наука» и увёз из Москвы свидетельство своего высшего достижения в лыжных соревнованиях – второе место по Мытищинскому району на 30-километрвой дистанции.

Необыкновенный сплав

По распределению новоиспечённый специалист Мачехин был направлен в Конду – старшим инженером. Но в Тюмени предложили поехать техноруком в Пальяново Октябрьского района. Он отправился туда без колебаний. И не прогадал. Как же: первый инженер на сплавучастке, серьёзная самостоятельная работа! Сложные технические расчёты, строительство запани в Бушихинской протоке и наплавных сооружений, освоение новой техники – водомётных катеров и финской сплоточной машины ВКФ-16. При нём в посёлке впервые появилось электрическое освещение, радио.

Пальяново – это лесопункт и сплавной участок, место расформированной колонии всем известной «стройки № 501», «мёртвой дороги» Салехард – Игарка. Колония существовать перестала, а людей оставили на поселении, без права выезда за пределы района. На Пальяновском мысу было заготовлено, как считалось, свыше миллиона кубометров древесины, в основном кедровой, из которой изготовлялся аккумуляторный шпон и другая дорогостоящая продукция.

Контингент работников был сложным: немцы, бандеровцы, вербованные, освобождённые по амнистии 1953 года преступники… Жизнь всей этой публики контролировал оперуполномоченный лейтенант Дмитрий Андреевич Воробьёв – фронтовик, человек порядочный, твёрдый, контактный. Через год-два всё вошло в колею, в посёлке был наведён полный порядок.

Культурные мероприятия проводились в Пальяново силами учителей. Из них и молодых специалистов, приехавших после лесотехникумов, сформировалось крепкое ядро. Молодёжь вела работу с населением, пресекала нарушения дисциплины не только в клубе, но и во всём населённом пункте. Через год сыграли семь свадеб, появились молодые семьи, пошли ребятишки. Мужем и женой стали инженер Герман Мачехин и учительница Валентина Поротникова…

Выпускник московского вуза стал свидетелем становления многих интересных судеб в глубинке Октябрьского района, узнал немало своеобразных характеров. Вот, к примеру, тёзка, воспитатель Герман Михопаркин, абориген из Яганокурта, приехавший после армии в Пальяново. Он доработал там до пенсии, вырастил с женой Фросей четверых детей, внуков и правнуков, отдав таёжному посёлку более полувека. Всеобщим уважением пользовался директор школы Александр Валерианович Кобылин. Прекрасно знали своё дело ветераны-производственники Михаил Заякин, Иван Евдокевич, Василий Соловьёв, Ефим Юров, молодые специалисты Виктор Бобылёв, Алексей Стрелков, Геннадий Быков.

Не забыть Герману Семёновичу свою первую знакомую из работников сплавучастка Евгению Баянкину – это её семья приютила молодого специалиста, который пришёл ночью из Поснокорта в Пальяново по грязному руслу Ендры, поскольку вода в речке упала, и полуглиссер, взявший старт ещё в Октябрьском, дальше плыть уже не мог. Евгения Семёновна сейчас живет в Тюмени, Мачехин не теряет с ней связи.

Много событий произошло в течение тех четырёх лет, которые технорук провёл в Пальяново. Некоторые врезались в память навсегда. Как, например, необыкновенный, связанный с реальными опасностями сплав весной 1959 года. Взяв 100 человек, Мачехин ушёл с ними за 100 километров к заготовленному в верховьях реки лесу и провёл там 40 дней. Да каких дней! Древесину следовало скатать в Ендру, чтобы брёвна «молем» вниз по течению доплыли до пальяновской запани. По расчётам, пёстрый недоброжелательный контингент, теоретически руководимый Мачехиным, за неделю должен был скатать в реку, которая оставалась пока подо льдом, 50-60 тысяч кубометров.

Разбившись на несколько бригад, люди возились в прибрежной грязи и жердями (вагами) сгоняли вниз бревно за бревном. Многие открыто выражали недовольство условиями труда. А у Германа – ни одного помощника, только винтовка, собака и сумка, в которой лежали 25 тысяч рублей.

Одну из бригад возглавлял Михаил Абрамов, преступник, отсидевший два срока. Москвич, красавец. У зэков он был авторитетом. Рядом с ним работал тоже бывший заключённый, в прошлом убийца. Герман заметил, что он отбирал брёвна, похоже, для плота. Чтобы уплыть, скрыться? Когда тот подошёл к очередному стволу, Мачехин поставил ногу, задерживая его. Зэк зло посмотрел на «бугра» и со всей силы всадил острый топор в лесину в двух сантиметрах от ноги начальника. Не пошевелившись, технорук спросил: «Ну, и что дальше?..».

Стычка закончилась тем, что зэк с Абрамовым бросили работу и ушли на ближайший лесопункт. Следом за этой бригадой ушли все остальные. На скатке никого не осталось. Можно было поседеть в такой ситуации!

Вечером Мачехин отправился к Абрамову. «Михаил Петрович, ты умный человек. Для чего всем нам это ЧП? Ну, меня вы накажете, на карьере будет поставлен крест. А вам-то что это даст? Ничего не заработаете и обеспечите себе много неприятностей. Подумай». Рано утром на работу явились все сто человек.

Но беда не приходит одна. Поднявшаяся было вода, исправно вместе с остатками льда уносившая лес, вдруг за сутки упала более чем на два метра. По обоим берегам на расстоянии двадцати километров обсохло большое количество стволов. Их надо было столкнуть в обмелевшую речку. Для подчинённых Мачехина эта операция уже не предназначалась.

Технорук пошёл на тот же лесопункт: знал, что там группой зэков верховодит бандеровец Назар Чуб. Стали рядиться. Герман Семёнович предлагал 9 тысяч рублей из рук в руки, чтобы Назар поднял своих людей, которые бы за два дня убрали с берегов всю «лапшу». Чуб утверждал, что работа большая, а времени мало, требовал 15 тысяч. Сделку заключили на 13.

Двое суток не уходил с Ендры технорук, пока в воду не было спущено последнее бревно. Пикетчики приняли весь лес, Назар получил деньги. За Мачехиным пришла мотолодка, он явился в Пальяново весь в грязи, сверкали только очки да зубы, вся одежда была изорвана в клочья. Но очередное испытание воспитанник уржумских кузнецов выдержал с честью.

Работая в Октябрьском районе, Герман Семёнович близко познакомился с людьми красивой и мужественной профессии – сплавщиками. До сих пор по фамилии, имени, отчеству помнит десятки специалистов: плотогонов, формовщиков, судоводителей. Технология лесосплава консервативна, и он многое сделал для того, чтобы прекратить отправку древесины «молем», чтоб не устилать брёвнами речное дно и не губить рыбу. Побывал у сплавщиков Камы, Косьвы, Иньвы, посетил перерабатывающий в год более трёх миллионов кубометров Керчевский рейд, самый лучший в стране, всюду изучал передовой опыт, использовал его у себя на севере.

Но вот произошли большие перемены. Из Пальяново его перевели в Октябрьское, он возглавил там сплавконтору, потом был избран вторым секретарем райкома КПСС. Из секретарей отправили учиться в столицу в Высшую партийную школу (ВПШ), а затем взяли на работу в Ханты-Мансийский окружком партии.

Вехи «Послеоктябрьского периода»

Как-то в Ханты-Мансийское землячество «Югра» в Тюмени, где Мачехин является сейчас членом совета и куратором историко-архивной комиссии, принесли северную газетку 2006 года со статьёй «Почётный гражданин Советского района».

– Здесь, Герман Семёнович, подробно рассказано о вашей работе в «послеоктябрьский период» – то есть в период, когда Вы завершили трудовую вахту в Октябрьском районе. Вот, послушайте:

«…В конце шестидесятых, после ВПШ, его назначили заведующим промышленно-транспортным отделом Ханты-Мансийского окружкома КПСС. Руководство страны и области уже тогда понимало, что освоение богатств округа немыслимо без развития транспортной системы, поэтому было начато сооружение взлётно-посадочной полосы будущего аэропорта в Ханты-Мансийске и железной дороги Тобольск – Сургут. Тогда же ввели в эксплуатацию богатейшее Мамонтовское нефтяное месторождение. Не мог, конечно, не быть в гуще всех этих событий и сорокалетний Герман Семёнович. На одних стройках он являлся непосредственным участником, на других – куратором и даже успел побыть комиссаром на строительстве северных газопроводов (посёлок Белый Яр) и нефтепровода Самотлор – Альметьевск (посёлок Верхне-Мысовая).

В 1973 году – новый зигзаг судьбы: Мачехина избирают председателем Сургутского горисполкома, а затем и первым секретарем горкома КПСС. Наверное, это был особый, самый бурный этап в его деятельности. Действительно, многое в старом райцентре рождалось впервые: крупный речной порт, аэродром, мост через Обь… Столько событий: приход первого поезда, создание базы стройиндустрии, возведение уникальной ГРЭС, пуск новых предприятий – хлебозавода, молокозавода, мясокомбината, асфальтового и рыборазводного цехов, карпового хозяйства. Предмет особой заботы: строительство жилья, школ, детсадов, объектов здравоохранения и культуры.

В то время в город часто прибывали с деловыми визитами крупные политические и государственные деятели, видные представители науки, культуры. Всех их, естественно, принимал Г.С.Мачехин. Градообразующее предприятие НГДУ «Сургутнефть» уверенно держало первенство в области – Сургут стал нефтяной столицей Среднего Приобья. Это были напряжённейшие годы становления нефтегазового комплекса на невиданном энтузиазме и на пределе человеческих сил. Режим работы руководителя – с 6 утра и до 23-24 часов. И так пять лет!..».

– Так и было, Герман Семёнович?

– Так и было.

– А вот о чём написано дальше:

«…Очередной ответственный пост – председателя Советского райисполкома (в 1978 году) – Г.С. Мачехин встретил с большой надеждой. Думал, наконец-то удастся хоть чуть-чуть сбавить немыслимое напряжение, подышать сосновым воздухом молодости. Району всего десять лет от роду, здесь огромные запасы «зелёного золота», на базе леспромхозов строятся и хорошеют 10 новых посёлков, все предприятия отрасли превзошли проектные мощности, древесины ежегодно заготавливается около 5 млн. кубометров.

Увы, и тут нерешённых вопросов хватало. Остро требовалось улучшение жилищных и социально-бытовых условий, строительство поселковых и межпоселковых дорог с твёрдым покрытием, благоустройство населённых пунктов, повышение уровня медицинского обслуживания, школьного образования… Работа и снова работа!

За пять лет была построена взлётно-посадочная полоса для Ту-154, дорога в аэропорт, трасса Советский – Комсомольский, больницы с поликлиниками в Советском, Пионерском, Комсомольском, школы в Советском, Комсомольском, Агирише, пристрой к школе в Пионерском и другие объекты.

Леспромхоз «Комсомольский» стал Всесоюзной школой передового опыта, началась механическая переработка древесины на экспорт, ускорилось внедрение безотходных производств. Район устойчиво лидировал в делах благоустройства, физкультуры и спорта, художественной самодеятельности и в других сферах…

Затем Тюмень – завершающий этап активной производственной деятельности Мачехина. Начальник УРСа – заместитель начальника Главтюменнефтегаза: надо было в условиях дефицита обеспечивать продовольственными и промышленными товарами более 350 тысяч нефтяников. Заместитель начальника Главного управления торговли Тюменского облисполкома, работа не из лёгких. В СССР было только четыре таких главторга: в Москве, Ленинграде, Свердловске и Тюмени.

В последние годы Г.С.Мачехин занимается общественными делами, работает в городском совете ветеранов, землячестве «Югра», фонде имени В.И.Муравленко, других структурах. Так сложилась судьба этого ветерана, человека высокой культуры, общительного и чуткого товарища…».

– Что скажете на это, Герман Семёнович?

– А что сказать? Характеристику и оценку моей скромной персоны оставляю на совести автора, а вот что касается фактических данных – они соответствуют действительности.

Не стал говорить о том, как много раз неодолимые обстоятельства складывались таким образом, будто находился он между молотом и наковальней. И во время формирования крупнейшего в его практике плота в 38 тысяч кубометров, и при прокладке ЛЭП через бездонные болота, и «на ковре» у высших государственных чиновников, которые денег на социальные нужды не выделяли, но пристрастно допрашивали: а что он сделал для людей?

Для людей он делал всё, что мог.

Человек - человеку

Общеизвестно, что большинство героев-первопроходцев, обеспечивших страну великим богатством, сами в конце концов остались почти ни с чем. Уже завершив трудовой путь, Г.С.Мачехин много сил отдавал (и отдаёт!) работе в землячестве «Югра», Фонде имени В.И.Муравленко, Тюменском городском совете ветеранов. Он бьётся за назначение дополнительных выплат из негосударственного пенсионного фонда Ханты-Мансийского округа и губернаторской надбавки лицам, внёсшим большой вклад в развитие экономики и культуры Югры и всей Тюменской области.

Ему никто этого не поручал да и не просил. Но за три с половиной года Герман Семёнович по собственной инициативе оказал помощь в оформлении документов более чем 150 пенсионерам-орденоносцам, получающим теперь ежемесячное прибавление к пенсии от 1100 до 2100 рублей. По губернаторской добавке после оформления многочисленных документов оказана помощь более 40 пенсионерам-орденоносцам, бывшим персональным пенсионерам и пенсионерам, имеющим звание заслуженного работника. Мало кому интересно ходить по кабинетам и упорно доказывать очевидное. А он ходит. Выявил для получения надбавки ещё более 200 пенсионеров, помогает оформлять документы. Не успокаивается – в его-то годы! Как там говорил старый коваль? Если ты нужен людям, значит, не зря живёшь?..

Герман Семёнович оказался хорошим отцом, дедом и прадедом. С Валентиной Владимировной они воспитали троих детей: Елену, Сергея, Нину. Все они окончили нефтегазовый университет. Леночка была золотой медалисткой в школе, ленинской стипендиаткой в вузе. У неё двое детей, сын и дочь тоже окончили нефтегазовый. Двое детей и у Сергея, и оба нефтяники. Двое у Нины, они пошли тем же путём. И дети детей тоже. Большинство Мачехиных трудятся в подразделениях «Сургутнефтегаза».

Четыре года назад, когда нашему герою исполнилось 80 лет, он пригласил на дачу весь свой клан. Посмотрел на собравшихся за праздничным столом – 18 человек! Хороший результат. А нынче 31 октября ветеран отметил 84-й год рождения. Как всегда – бодр, настойчив, ироничен. Кузнец своей судьбы.

Автор: Юрий Переплёткин