Медиакарта
11:17 | 12 апреля 2021
Портал СМИ Тюменской области

Мы сбили около двух тысяч самолётов

Война для Клавдии Александровны Алтуфьевой началась на сооружении оборонительных рубежей в калмыцкой степи. Затем трудилась на заводе «Рыбсудомотор» по производству снарядов. Окончив курсы медсестер, ухаживала за ранеными в госпитале. После обучения ей было присвоено звание старшего сержанта. Была заместителем политрука 14-й батареи 1083-го артиллерийского полка. До мая 1943 г. воевала под Сталинградом. До конца войны служила в подразделении 108-й отдельной батареи «СОН-2».

Награды ветерана Алтуфьевой – орден Отечественной войны II степени, медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Клавдия Александровна считает себя в душе той же девчонкой, что была в студенческие годы. Уверена, что отметит свое столетие, а затем и 130-летие. Ведь в ее роду все были долгожителями.

Сегодня она вспоминает:

– Когда отец не смог по болезни ловить рыбу в Каспийском море, семья переехала в Астрахань. Я пошла в школу, окончила ее с отличием. Дедушка был знатным садоводом, отправлял плоды в Париж, даже получил золотую медаль. Любовь к садоводству передал и мне. Поступила в Тимирязевскую академию, но шел 1941-й год, пришлось вернуться в Астрахань. Перевелась в институт рыбного хозяйства. Вскоре однокурсников забрали в армию, а нас, девчат, командировали рыть ров на переходе через Калмыкию к Северному Кавказу.

– Выдали носилки, лопаты и большие ведра. Осень стояла холодная, а мы жили в палатках. Трудно сказать, что по ночам не давало уснуть – стертые в кровь ладони, ноющая спина или страшный холод. Кухни своей не было. Привозили обеды за двадцать километров. В таких жутких условиях мы жили 4 месяца. Многие стали болеть. Тех, кто не мог уже совсем работать, отправляли домой (я вернулась в Астрахань 30 декабря 1941 года). Но как бы там ни было, эту траншею мы выкопали. Ни один немецкий танк там не прошел. А уже после Победы нас, тех, кто работал там, собрали и вручили медали за трудовое отличие в годы войны.

После «полевых работ» сосед дядя Вася сказал: «Если хочешь принести пользу Родине, приходи к нам на завод». Клава пришла и увидела там мальчишек, ростом они были ниже станков, за которыми работали. Отстаться на заводе? Нет, все-таки на фронт! Опять не взяли. И после краткосрочных курсов медсестер Клавдия устроилась в госпиталь. А вскоре ей и подругам кто-то подсказал: мол, обратитесь к начальнику санитарного поезда. Сестрички – к нему. Офицер угостил их чаем с конфетами и спросил: «Умеете ставить внутривенные уколы? Нет? Так учитесь!» И поезд ушел (как потом стало известно, его разбомбили фашистские бомбардировщики). Девушки меж тем окончили практическую часть медицинских курсов. А в 1942-м вышло постановление ЦК партии о призыве женщин, имеющих военные специальности…

– Нас набрался целый пароход, – вспомнила Клавдия Александровна, – привезли под Сталинград. Сначала обучали военному делу и основам артиллерийской стрельбы. Вдоль берега – железная дорога, по которой Сталинград получал оружие, продукты. На охрану ее выставили огромное количество пушек, зенитных орудий. Я попала в 1083-й полк, в 14-ю батарею. Здесь тоже обучали, как обращаться с орудиями и снарядами, приборами наведения огня. Наша задача была не пропустить ни одного немецкого самолета к железной дороге и к самолетам, которые стояли за ней. В Сталинграде были люди, которые сообщали точные координаты мест скопления фашистов, их самолетов. После артобстрела нашей артиллерии в небо поднималось уже гораздо меньше машин. А в воздухе противники не успевали даже выпрыгнуть с парашютом. Мы стреляли точно. Свою задачу выполнили. Не пропустили ни одного самолета! У нас была большая радость, когда получили новейшие английские станции орудийной наводки. До этого нередко данные передавали от батареи к батарее, ор стоял неимоверный. А тут я, оператор, ловлю машину, которая приближается, и по проводам передаю координаты наводчику.

По историческим данным, на этой линии обороны Сталинграда наши противовоздушные силы сбили порядка двух тысяч немецких самолетов. Боевая артиллеристка дошла со своим полком до Германии, где и встретила День Победы.

Автор: Александр АНДРЕЕВ /фото автора и из архива К.А. Алтуфьевой/