Медиакарта
6:48 | 4 декабря 2020
Портал СМИ Тюменской области

По путям-дорогам фронтовым

08:03 | 04 июня 2015

Вся страна ждала в те дни хороших новостей с фронтов. После трудового дня люди с надеждой припадали к черным тарелкам репродукторов. Но суровый голос Левитана ничего утешительного не сулил: по всем фронтам шли ожесточенные бои.

Все чаще вместе с солдатскими треугольниками приходили письма прямоугольные (из штабов), которые люди боялись вскрывать. В них редко была добрая весть о награждении солдата, чаще всего – сообщение о погибшем в бою или пропавшем без вести.

На фронт рвались совсем еще мальчишки. Рвались с одной целью – мстить фашистам. Семнадцатилетний сибиряк Сагир Хусаинов спрашивал председателя колхоза, когда же его черед, ведь всех парней уже забрали. На что председатель отвечал: «У тебя вон галифе военные! А до войны не дорос еще! Иди-ка в поле бабам помогать!».

На коня – и … в военкомат!

Шел 1942 год. В колхозе Ембаевском на пять деревень был один «комбайн»-косилка, которую тянул гусеничный трактор. Тракторист Хусаинов взял в помощники на уборку хлебов трудолюбивого племянника Сагира. После того как закончили косить близ деревни Ембаево, комбайнеров отправили на жатву в Сазоново. Подступали холода. Женщины и старики на соседнем поле срезали колосья серпами, вязали снопы, складывали в зароды. К трактористам прискакал посыльный из конторы: «Сагир, садись на коня и дуй домой! Тебя на войну забирают!».

В Каскаре Сагиру дали другого коня, на котором он добрался до дома в д. Парфеновой. Там его ждала повестка в военкомат. Наутро парень был в Тюмени. Быстрые сборы – и вот уже новобранцы шагают к железнодорожному вокзалу.

…Ехали долго, с частыми остановками. Кромешной ночью эшелон остановился в лесу. Приказ: истопить железянки и спать! Наутро – построение. Между деревьев солдаты увидели землянки, засыпанные снегом. Много землянок, из которых торчали трубы и поднимался столбиками, улетая к небу, белый дым. Люди в белых полушубках и валенках грузят вагоны, в которых прибыли новобранцы, свежую солому. Вскоре эшелон исчезает в сумеречной дымке предзимнего леса…

Место это оказалось рядом с городом Кунгуром. Приходили ещё составы с пополнением из Сибири. Расселяли новобранцев в наспех построенных и продуваемых всеми ветрами бараках. Без каких-либо особых учебных занятий они провели здесь три месяца. Ходили в лес по дрова, топили печи, писали письма родным. Все с нетерпением ждали отправки на фронт.

Единственным в этом монотонном ожидании «развлечением» стала экскурсия на железнодорожную станцию. Зачем? Как сказал старшина, «чтобы встретились с врагом, против которого будете воевать». Перрон был завален трупами полураздетых фашистов. Рядом стояли еще живые, но такие же «мертвые» на вид, плененные под Москвой немцы. Раненые, истощенные. Их везли в глубь страны как рабочую силу.

Многим необстрелянным парням было их жалко. Зачем пришли к нам? Чтобы вот так бесславно погибнуть? И лежать на уральском ледяном перроне с остекленевшими глазами...

Задержка в столице

Ещё не рассвело, когда их подняли по команде. И вот поезд с защитниками Родины без остановок мчится на запад…

В Рязанском военном училище, где готовили танкистов, артиллеристов и разведчиков, долго не думали, куда определить маленького, щупленького рядового Хусаинова. Раз тракторист – будешь шофером! Сдали экзамены, а «корочки» получить не успели. Фашистские самолеты стали бомбить город. Учебные подразделения срочно перебросили под горький. Отсюда ребят направили в Москву – на распределение по фронтам. Но и здесь Хусаинову пришлось задержаться на месяц. Солдатика «метр с кепкой» «покупатели», приезжавшие с передовых, не брали. Пока он выполнял разные поручения командования.

…Генерал-лейтенант М.Е. Катуков получает приказ Верховного главнокомандующего И.В. Сталина сформировать 1-ю танковую армию (впоследствии она сыграет большую роль в Курской битве). Потребовались новые силы, не только танкисты, но и водители. Сагира зачислили шофером в эту героическую бригаду, в составе которой он дошел до Дня Победы.

Не страшна нам бомбежка любая

В уютной тюменской квартирке ветеранов Хусаиновых мы беседуем с фронтовиком. Хозяйка, Нульчиян Ханеевна, печет необыкновенно вкусные татарские булочки, заваривает ароматный чай.

Сагир Шайхутдинович вспоминает свои военные дороги. Под бомбежками и обстрелами, по снегу и воде – всю войну провел за баранкой американского «студебеккера».

– Отличная машина, – вспоминает, – вездеход. Я с ней как с человеком разговаривал: «Давай, миленькая, выручай! Видишь, фашисты летят!». И выручала! Три моста все-таки!

– В песенке военного шофера есть строчки: «Не страшна нам бомбежка любая». А на самом деле? – спрашиваю бывалого водителя.

– Ну, это же песня… Конечно, было страшно и на Курской дуге, и под Орлом, Смоленском: снаряды рвутся тут и там, а тебе надо доставить груз. Особенно мы боялись прожекторов, когда по ночам на передовую подвозили снаряды. Если по машине блеснул луч света, предписывалось оставить машину и отбежать. Но часто шоферы нарушали эту инструкцию, виртуозно уходили из зоны артобстрела, сберегая грузы.

При переправах Сагира не раз вместе с машиной взрывом смывало в воду. Он тонул, был контужен, лечился в госпитале и вновь садился за руль. За выполнение сложных боевых заданий рядовому Хусаинову были вручены 12 грамот Верховного главнокомандующего И.В. Сталина.

Жизнь спасла хуторянка

Не так страшно было на речных переправах под бомбежками, как возить грузы по дорогам Западной Украины, где Сагир продолжил службу после победы. Там орудовали остатки немцев и бандеровцы. Они устраивали засады в самых неожиданных местах.

Сагир Шайхутдинович вспомнил случай в Карпатах. Колонной в пять машин надо было доставить оружие, продукты и медикаменты в один из поселков. Сагира обычно определяли на самое ответственное место в группе – замыкающим. Он обязан был помогать тем, у кого что-либо случится с автомобилем. А тут забарахлил его «студер». Четыре машины ушли вперед. Остановился у небольшого хутора, устранил поломку. Хотел было ехать, но вдруг подошла к нему женщина и сказала: «В ночь не езжай! Там есть глухое место, где неделю назад вашего шофера сожгли!» Сагир переночевал в лесу.

Наутро из четырех водителей вернулся только один. Троих ребят бандеровцы сожгли заживо, облив машины бензином.

Вера в Бога помогает всегда

В семье Хусаиновых было пятеро детей. Всех их с малых лет приучили к труду и воспитали в традициях глубокого уважения к старшим. Отец Сагира умер во время войны. Погиб в боях за Ленинград брат Чанах.

После демобилизации Сагир сразу же построил дом рядом с покосившимся отцовским. И вновь на службу, теперь уже мирную. Наш герой награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За освобождение Праги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»,

почетным знаком «Фронтовик», многими юбилейными медалями.

Все пути-дороги Сагира Шайхутдиновича Хусаинова связаны с шоферской работой (он и сейчас за рулем). Восемнадцать лет – в автоколонне №1228, еще столько же – в Тюменском УТТиСТ ООО «Сургутгазпром». Не счесть, сколько грузов перевез он по самым разным объектам строительства. На газопроводы, перекачивающие станции, в жилые микрорайоны Тобольска и Тюмени. За это время народилось двое детей. Затем пошли внуки. Ради них он сумел построить теперь уже кирпичный, настоящий дом. А еще баню, сарай с сеновалом, погреб, теплый гараж…

От «Сургутгазпрома» фронтовику выделили однокомнатную квартиру. С почестями проводили на пенсию. Всё было хорошо... Но когда умерла жена, оказался старик никому не нужным. Ему казалось, что его жизнь закончилась. Думал о разном. О детях, внуках, правнуках…

В один из таких дней нерадостных раздумий встретил по дороге в мечеть старую знакомую. Она-то и свела Сагира Шайхутдиновича с овдовевшей Нульчиян Ханеевной, матерью трех добрых и внимательных дочерей и бабушкой заботливых внуков.

– Он за мной два года ходил, уговаривал выйти замуж, – вспоминает Нульчиян апа. – Когда я его первый раз увидела, у него желудок к позвоночнику прилип. До того он себя довел…

Это было десять лет назад

Сегодня в глазах Сагира Шайхутдиновича – веселые, жизнерадостные искорки, а в квартире – уют, царит атмосфера добра и взаимного уважения.

Ветеранов Хусаиновых очень уважают соседи, не забывают руководители УТТиСТ ООО «Сургутгазпром».

– За ним, как за министром, в праздники присылают машину,– улыбается Нульчиян Ханеевна. – К Дню Победы подарили этот вот большой телевизор. А на юбилей предприятия нас пригласили в ресторан. Не передать, что я испытала, когда весь огромный зал встал и, не переставая, хлопал, пока Сагир поднимался на сцену…

На месяц вперед у четы Хусаиновых «расписан» график семейных забот и посещений родственников и друзей. Как и прежде, Сагир Шамсутдинович за рулем, а с ним рядом надежный друг – жена. Приветливо мигают светофоры, мелькают столбики-указатели, а с души уходят прочь печали и обиды…

Наш герой награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны 2-й степени, медалями «За боевые заслуги», «За освобождение Праги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», почетным знаком «Фронтовик», многими юбилейными медалями.

Автор: Андрей ЛУКИЧ /фото автора и из архива С.Ш. Хусаинова/