Медиакарта
19:20 | 20 апреля 2018

Погода в Тюмени °С

Портал СМИ Тюменской области

Собственник – это наше всё

Седьмой год подряд ОАО «Фортум» организует для журналистов УФО образовательные семинары под названием «Энергокухня». Блюда, которые там готовят, всегда отличаются остротой. В этом году разнообразные яства были поданы под соусом реформы теплоснабжения.

Изменения в сфере теплоснабжения жизненно необходимы. Это понятно даже неспециалистам. Изношенные сети, высокие тарифы, низкое качество коммунальных и жилищных услуг. Чего проще – заменить дырявые трубы, построить новые котельные, установить экономически обоснованные тарифы! Однако сегодняшнее законодательство по теплу построено таким образом, что ресурсным организациям нет нужды тратиться на модернизацию. Отсутствует и механизм саморегуляции, который позволял бы эффективным предприятиям зарабатывать, а неэффективных заставил бы уйти с рынка теплоснабжения.

Заместитель генерального директора по операционной деятельности, вице-президент по тепловому бизнесу, главный инженер ОАО «Фортум» Парвиз Абдушукуров рассказал о новой модели теплоснабжения, которую предлагает компания. Не увлекаясь бесплодным поиском ответа на вопрос «Кто виноват?», он и его коллеги сосредоточились на главном – «Что делать?».

Нужно обновлять систему теплоснабжения, вложив 9 триллионов рублей (сумма, озвученная на заседании Госсовета при Президенте РФ). В нынешних экономических условиях государство не может позволить себе такие затраты. Эти деньги, по словам Абдушукурова, должны принести инвесторы. Но инвестор придет на рынок при наличии трех условий: большого срока окупаемости вложений; соблюдения правил игры на рынке; создания благоприятной среды для инвестирования.

– Мы предложили модель теплоснабжения, которая идет от потребителя, а не от производителя тепловой энергии. Потребитель должен иметь право выбирать товар, каковым является тепло: может подключиться к централизованному отоплению, а может построить котельную во дворе дома, если ему выгодно.

Почему в 90-х годах был дан старт котельнизации страны? Потому что большие потребители, посчитав свои потери при навязанном государством перекрестном субсидировании (установление тарифов ниже средних издержек для населения за счет повышения тарифов для предприятий), ушли из системы централизованного теплоснабжения (ЦТС). И жители стали платить за гигакалории больше. Ведь затраты на содержание тепловых сетей остались прежними. Россия когда-то была мировым лидером по ЦТС, а теперь его зона сузилась до 50%. С этого момента началось поступательное движение к росту тарифов.

По мнению Абдушукурова, решить проблему призвана модель альтернативной котельной (АК). Ее суть: вся страна переходит на единые правила и единый метод определения предельной цены. Вместо подхода «от затрат» (неэффективность, коррупция и т.п.) к подходу «сколько на самом деле стоит альтернатива». Это путь к установлению справедливой цены на тепло, что позволит инвесторам заместить неэффективные котельные новыми источниками с гарантированным возвратом и доходом во вложенный капитал. Потери на сетях составят всего 2%. Рост платежей граждан за тепло в целом по России не превысит 6%.

Для конечной цены на тепло устанавливается «потолок», выше которого монополист не сможет прыгнуть, хотя закупочные цены либерализуются. Но и потребитель, в свою очередь, обязан неукоснительно соблюдать договор: вовремя платить за тепло, нести ответственность за содержание собственного дома. Словом, собственники МКД должны стать полноценными управляющими своим имуществом.

Усиливается ответственность за надежность и качество. В каждой системе централизованного теплоснабжения появляется хозяин – единая теплоснабжающая организация (ЕТО), которая отвечает рублем перед каждым потребителем.

Снимаются барьеры для ведения бизнеса в тепле, устанавливаются стабильные правила игры.

Все, что касается тепловой энергии, в России, как известно, регулируется государством. Даже если у генерирующей компании есть лишняя тепловая энергия, а у кого-то есть желание купить, она не может ее продать. Парвиз Абдушукуров напомнил об абсурдной ситуации, которая повторяется по всей стране каждую осень. На улице +5º, ребятишки в детских садах мерзнут, но включить отопление (продать тепло) ресурсник не может. Мы ждем, когда мэр даст отмашку. В новой же модели устанавливаются обычные рыночные отношения продавца и покупателя.

– ЕТО отвечает перед потребителем за качество тепловой энергии. При нарушении договора выплачивает компенсации. Если летом горячую воду отключили на три месяца вместо допустимых 14 дней, то жильцам покрывают все связанные с этим неудобством издержки, в том числе за газ или электроэнергию, израсходованные на подогрев воды. Сроки ремонта на тепловых сетях мигом сократятся, – уверен главный инженер ОАО «Фортум».

В модели альтернативной котельной отменяется плата за подключение (она учтена в цене). Генерирующие, сетевые компании живут с продаж, поэтому им выгодно предлагать потребителю подключиться, а не ставить барьеры на присоединение. Благодаря такой политике сократятся сроки ввода строительных объектов.

Заслуживает внимания и такой тезис, как необходимость дифференциации товара и коммунальной услуги, коими может быть тепловая энергия.

– До границы дома – это товар, внутри дома – коммунальная услуга. Чтобы появилась услуга «горячее водоснабжение», жильцы должны купить холодную воду, электроэнергию, кто-то должен обслуживать насос, подающий эту воду, и т.п. Если вода по-прежнему холодная или в квартирах температура воздуха ниже нормы, то претензии надо предъявлять не тепловикам, продавшим свой товар, а тем, кто отвечает за коммунальные услуги. Должно быть четкое понимание не только границ поставки ресурса, но и границ ответственности, – отметил докладчик.

Абдушукуров уверен, собственники должны получить инструменты, позволяющие им управлять многоквартирным домом. Они сами заключают договор управления, сами определяют стоимость коммунальных услуг, сами выбирают их исполнителя, который выполняет мероприятия по обеспечению комфортных условий проживания в квартире. Многоквартирный дом ничем не отличается от домика в деревне – здесь тоже частная собственность, только коллективная. Почему же государство диктует, как делить общедомовые нужды, какую частную компанию выбирать. Но за свой выбор собственники несут ответственность.

– Считаю, что на уровне Жилищного кодекса надо закрепить принцип: от всего управления МКД выигрывает собственник жилья, он является главным «выгодоприобретателем». Все действия осуществляются от имени и по поручению собственника, в том числе договоры ресурсоснабжения. Тогда становится возможным повышение инвестиционной привлекательности отрасли. И банки начнут рассматривать жилищно-коммунальную сферу не как «черный ящик», а как привычный рынок сбыта потребительских кредитов. И вот тогда открываются широкие возможности для инвестирования, поскольку отрасль ЖКХ обеспечивает постоянный гарантированный спрос, – на высокой ноте закончил Абдушукуров.

Против этой модели выступают Минстрой, Федеральная служба по тарифам, Федеральная антимонопольная служба. У каждой из структур свои резоны. ФСТ, коль цены будут отпущены, придется сократить штат. ФАС России сетует на усиление монополизма в сфере ЖКХ. Но ведь любая инфраструктурная деятельность, если разобраться, является монополией по определению. Почему же она не вызывает отторжения?

Парадокс, но в проекте Стратегии развития ЖКХ до 2020 года, подготовленного Министерством строительства РФ, существенно увеличены риски по монополизации отрасли на базе муниципальных компаний. Это приведет к вытеснению частного бизнеса с соответствующим падением качества и ростом стоимости.

Комиссия Российского Союза промышленников и предпринимателей по ЖКХ отмечает, что «в проекте Стратегии собственники помещений не рассматриваются как субъекты принятия решений. По мнению комиссии, это неэффективный путь. Необходимо стимулировать самоорганизацию граждан, совершенствовать инструменты влияния собственников на деятельность управляющих компаний и создавать прозрачную среду в сфере ЖКХ».

Чья возьмет? Взять верх должен здравый смысл.

Автор: Ольга РАДУТНАЯ, Сергей КУЗНЕЦОВ /фото/