Медиакарта
8:00 | 21 мая 2019
Портал СМИ Тюменской области

Школа для инженера

17:41 | 15 сентября 2015

ДОСЬЕ. Наталья ФОМИЧЕВА. Родилась в Хабаровске. Окончила Тобольский государственный педагогический институт им. Д.И. Менделеева (факультет математики и информатики). В гимназии им. Н.Д. Лицмана в Тобольске работала сначала учителем математики, затем - заместителем директора. 6 лет была директором СОШ №15 в Тюмени.

В Тюмени открылась физико-математическая школа. Сейчас здесь занимается всего 115 ребят - это ученики 6-х, 7-х и 8-х классов. На школу, которую взял под патронат губернатор области Владимир Якушев, возлагают большие надежды: учебное заведение должно стать настоящей кузницей инженерно-технических кадров для региона.

Впрочем, задача шире, считает Наталья ФОМИЧЕВА, директор физико-математической школы: воспитать не просто инженера, а всесторонне развитого и успешного человека. О том, чем уникальна новая школа, а также о том, чего не хватает современным ученикам, наш разговор.

Активность зашкаливает

- Наталья Александровна, мало, наверное, кто ожидал, что новая школа откроется настолько быстро - впервые о ней заговорили только в конце прошлого года. Получается, откладывать уже было нельзя?

- Такие школы, как эта, нужны всегда. Научная мысль должна опережать процесс развития: здорово, когда инженер уже сегодня может спрогнозировать то, что будет востребовано и интересно завтра. Тюменской области, с ее добывающей и нефтеперерабатывающей промышленностью, люди этой профессии просто необходимы. Да и малому предприятию, чтобы упростить или улучшить производственный процесс, без современного инженерного решения не обойтись.

- Школу еще до открытия успели назвать уникальной. А чем она отличается от всех остальных? Наверняка не просто количеством часов по профильным предметам?

- У нас больше практикоориентированных предметов: например, есть физика, а есть геофизика. Будет много разных спецкурсов и факультативов. Есть, например, логика, хотя обычно этот предмет изучают только в вузе.

Мы не ограничиваем себя рамками классно-урочной системы. У нас много зонированных пространств: почему бы, например, не выйти из класса и, устроившись поудобнее в зоне рекреации, не порешать задачи там? Или взять другой предмет - краеведение. Это правильно, когда ребенок искренне любит свой край и готов применить свои знания на его пользу. И это не громкие слова. Ведь область действительно дает этим ребятам множество преференций - начиная бесплатным пятиразовым питанием и заканчивая школьными автобусами, на которых можно съездить на занятия на ипподром, крытый каток или в филармонию. Так вот, вместо того чтобы проводить урок краеведения в кабинете, можно сесть в автобус и съездить в Тобольск или Ялуторовск.

Наша задача - дать ребенку всестороннее, а не просто техническое образование, развить его как личность. Грустно, когда инженер, каким бы гениальным он ни был, не может социализироваться в обществе.

- А распространенный стереотип о ботаниках на ваших ребят не распространяется?

- Они ботаники в хорошем смысле этого слова: умеют расставлять приоритеты и сделают все, чтобы не пропустить предмет и подготовиться к занятию. Но они такие же дети, как и все, и так же шумят.

Перед началом занятий мы, чтобы познакомиться друг с другом, на три дня ездили в лагерь. А когда уезжали, вожатые признались, что устали больше, чем иной раз уставали за смену. Дело в том, что эти дети не принимают правила просто так: у них сразу возникает вопрос: «Почему?». Хороший вожатый умеет сделать так, что ребенок сам, путем логических рассуждений, придет к выводу, почему это можно, а это - нельзя.

Если ты рассказываешь им о чем-то, ты должен быть по-настоящему подкован в этом предмете, потому что столько вопросов, сколько задают они, не задает никто. Познавательная активность зашкаливает!

Прошли конкурс

- Значит, и учитель должен соответствовать! Как набирали штат?

- Учителей не должны раздражать бесчисленные «почему?». Сотрудников выбирала комиссия, конкурс был примерно 3-4 человека на место, в зависимости от предмета. Главным требованием было - понимать, как работать с одаренными детьми, и иметь свою концепцию.

Учителя пришли разные. Кто-то сразу подкупил своей открытостью, горящими глазами, готовностью тут же, свернув, к примеру, лист бумаги, показать какой-то опыт. А кто-то говорил: «Я понимаю, что, работая с одаренными детьми, нельзя просто открыть учебник и сказать, чтобы они читали параграф. Наверное, я что-нибудь придумаю».

Преподаватели не только из Тюмени: есть, например, замечательный географ из Екатеринбурга, прекрасный математик из Тобольска...

Я сама училась в физико-математической школе города Омска, и все мои учителя влюбляли меня в свой предмет. А когда я преподавала в гимназии в Тобольске, там работал гениальный Николай Дмитриевич Лицман. Максимум того профессионального, что во мне сегодня есть, - это от него.

- И самое интересное - как отбирали детей?

- Дети писали контрольную работу, причем не только в Тюмени, но и в Ишиме, Тобольске. На тетради, в которой ребенок выполнял задания, было указано кодовое число. После того как код заносился в программу, она закрывалась. Так что, проверяя работу «280 472», учитель не мог знать, кому она принадлежит.

Мы принципиально выбрали формат контрольной, а не теста. В ней нет элемента угадывания, везения. Один ребенок в последнем, самом сложном, задании, где нужно было просчитать последовательность, привел несколько примеров и приписал: «Ну, вы поняли логику моих рассуждений? В общем и целом чисел будет столько». Он ошибся на одно число, но мы, пусть и не максимально, оценили его работу: видно, что он умеет рассуждать, а это очень важно.

К сожалению, многим детям, которые поступали в седьмой класс, не хватило навыков счета - они делали самые примитивные ошибки. Поэтому вместо двух седьмых классов мы набрали один. Мы понимали, что у них, возможно, все в порядке с логикой и рассуждением. Но надо быть честным по отношению к тем, у кого, помимо этого, еще и со счетом все хорошо. В каждой параллели конкурс был разный. Четыре человека на место - в седьмом и по три - в шестом и восьмом.

Разница - в подходе

- А с чем связано то, что большая часть поступивших из Тюмени? В районах преподают хуже?

- Из 115 ребят у нас 20 иногородних. Очень способные, талантливые дети приехали из Ишима, Тобольска. Сказать, что у районных школ возможностей меньше, я не могу. Мне кажется, дети там даже здоровее - они чаще бывают на свежем воздухе. Я больше склонна думать, что дело здесь в том, что просто не каждая мать решится отпустить свое чадо в другой город.

Кстати, мы не так уж сильно отличаемся от других школ и в техническом оснащении. Вряд ли в какой-нибудь тобольской школе компьютеров меньше, чем у нас. Тут дело в подходе. Например, у каждого нашего ученика есть свой планшет. Это здорово, такое действительно есть не везде. Но для нас это ресурс, который учитель может использовать в своей работе. Например, ученик может выучить стихотворение, записать, как он рассказывает его наизусть, и отправить видео на проверку учителю на электронную почту. И учитель сможет просмотреть его в любой момент.

- Сегодня часто говорят о том, что уровень современного образования оставляет желать лучшего. Что не так в наших школах?

- У нас сейчас достаточно хороший учебный фундамент. И мне не кажется, что образовательная программа стала кратно сильнее или слабее, по сравнению с той, по которой, например, училась я. Самое главное во всех школах, в том числе и нашей, - серьезно относиться к своему делу. Надо быть более современным, продуктивным и активным. В том числе и в общении с ребятами.

Плюс сегодня дети стали хуже готовиться к занятиям: слишком много соблазнов - телевизор, Интернет, компьютерные игры, пройдите вечером по улице - мало в каком дворе будут играть дети. Раньше ученики были более обязательными. Я сама, как педагог, всегда начинала урок с проверки домашнего задания. Важно, чтобы ребенок подумал и сделал хотя бы что-то - пусть неправильно. Ведь даже по ошибкам можно понять, где пробел в знаниях и что сделать, чтобы его восполнить.

Автор: Ульяна ПЛЮСНИНА (фото Екатерины ХРИСТОЗОВОЙ)