Медиакарта
14:17 | 4 октября 2022
Портал СМИ Тюменской области

Беда сделала нас сильнее

16:05 | 13 апреля 2016

Воспоминания Евдокии Агафоновны Стариковой – это рассказ человека, пережившего военное лихолетье. Рассказ, в котором ощущается удивительная мудрость.

Мы приходим в мир – каждый в свой срок. Господь решает, когда и где зародится новая жизнь, ещё совсем хрупкая, уязвимая и не знающая о трудностях, которые встретятся на её земном пути. Наши души вселяются в тела плачущих младенцев, и мы становимся беспомощны, и лишь остаётся гадать, что уготовила для нас судьба.

Я родилась в феврале 1939 года. Отец ушёл на финскую войну месяцем ранее и вернулся живым-здоровым. Но в 1941 году вновь был призван в армию… На руках у мамы нас осталось четверо.

Вспоминая о тех днях, задаю себе один и тот же вопрос: как хватило нам сил выжить в столь непростое время? Смотрю на некоторых сегодняшних матерей, лениво сидящих дома, имеющих крышу над головой и еду на столе, но кричащих о нелёгкой доле, об отсутствии нормальных условий жизни… Смотрю и диву даюсь: как не стыдно, имея возможность пойти на работу, получить качественное образование, быть недовольным? А нам приходилось выживать… Падая без сил, не кушавши по несколько дней, мы просто дрались с судьбой за право существования…

Моё детство прошло в деревне Савиной Шатровского района Курганской области. Был у нас в деревне дом, который обустроили под ясли. Нянечка выносила нас, писклявых ребятишек, летом на улицу. И к осени вся трава во дворе была съедена, лишь пустынная земля серела под пасмурным небом.

Нищета и голод – вот что окружало нас в те дни. Рвали медянки и кобыляк, варили из этого суп или пекли лепёшки. Невкусно было, да много ли мы думали о вкусе. Лишь бы не умереть…

Став постарше, бегали со сверстниками за ягодами. Лес был рядом, старались, как могли, помочь семье. Неподалёку от нашего поселения стоял детский дом, и дети, проживавшие там, частенько подстерегали нас у выхода из леса и силой отбирали ягоды и грибы, так что порою мы возвращались домой с пустыми руками.

До сей поры помню, как в поисках еды мы бродили по полям (в рваных башмаках, а то и вовсе босиком) и выискивали мёрзлую картошку.

Сейчас я счастлива, глядя на раскрасневшиеся щёчки маленьких карапузов, сытых и беззаботных. А нас, ребятню, как только на колхозных полях появлялись первые травинки, посылали на прополку. В особо жаркие дни мы нетерпеливо ожидали окончания рабочего дня, после чего со всех ног мчались к речке, умывались и шли на склад, где нам выдавали заслуженные 200 граммов хлеба.

В школе я училась на отлично, и лишь изредка дневник омрачался четвёрками. Поэтому ежегодно меня направляли на слёт отличников учёбы, дарили ручки, карандаши и тетради. Один раз я получила серые валенки, чему была несказанно рада. На чествовании тех, кто хорошо учился, в селе Шатрово мне подарили ярко-красный галстук, который храню до сих пор.

В нашем доме ещё не было электричества. Самые трудные предметы я учила днём, а остальное читала вечером при свете лучины. По сей день удивляюсь, что почти до 70 лет у меня сохранилось отличное зрение, и сейчас, после операции, я вновь могу похвастаться здоровыми глазами.

Нередко в нашу деревню забредали волки и наводили ужас на местных жителей. Мы жили на втором этаже нашего дома, а на первый мама как-то загнала единственную корову-кормилицу. Однажды ночью проснулись от оглушительного волчьего воя. Стая кружила вокруг дома и выла, видимо, расстроившись, что сегодня им не удастся полакомиться. Мама тогда только и сказала: «Видите, ребятишки, как хорошо, что мы корову загнали в дом, иначе бы её уже не было».

Окончив 7 классов, я решила продолжить учёбу. Правда, для этого пришлось переехать на время в село Самохвалово, что находилось в 25 км от дома. Жила там в интернате. Однажды к моей подруге приехали тюменские гости и привезли кое-какую одежду. Мне они предложили красивое чёрное саржевое платье… Никогда я не позволяла у мамы просить что-либо, но тут не выдержала и заревела. Уж не знаю, чем она рассчиталась за него, но платье я получила и с 8 по 10 класс проходила в обнове.

После школы уехала в Шадринск, выучилась на продавца, вернулась в село и приступила к работе.

Годочки мои молодые! Всё было: и любовь, поначалу безответная, переросшая в пылкое чувство… Смотрю сейчас на фотографию мужа, ныне покойного. Вспоминаю, как была уже просватана за другого, местного парня, да Юра мой просто украл меня, предопределив нашу с ним дальнейшую жизнь.

Мы сыграли свадьбу. Родили двоих детей. После рождения младшего сына Юре предложили поехать работать киномехаником в Тобольский район. Вот так мы и попали в 1971 году в Полуянову.

Работали в Полуяновой, обслуживая ещё Байгару и Шамшу, показывали кино. Я несколько лет помогала мужу, а потом меня назначили директором Полуяновского клуба, с активистами которого мы участвовали в конкурсах художественной самодеятельности, частенько занимали призовые места.

Многое мной, конечно, упущено в этом рассказе. Но одно хочу добавить – не жалею ни об одном дне, ни об одной секунде, которые я прожила. Не так давно мне исполнилось 75… Один могу вам дать совет: живите по совести, не вредите другим, берегите свою честь и достоинство, улыбайтесь новому дню, никогда не унывайте.

Автор: Подготовила Клара КУТУМОВА