Медиакарта
6:18 | 16 декабря 2017

Погода в Тюмени °С

Портал СМИ Тюменской области

Владимир Водов: «Я б опять в строители пошёл»

Первым объектом в его трудовой биографии была школа в Туртасе, а последним, после которого вышел на заслуженный отдых, - трёхэтажный жилой дом на улице Ленина, сданный в 2007 году. Между ними десятки больших и малых сооружений, возведённых как в посёлке, так и на севере от него. К примеру, обустраивал Водов 4-й и 5-й кусты на Кальче.

Владимиру Викторовичу 62 года. За плечами простая для его времени биография, можно сказать, типичная для всего поколения: школа, армия, техникум. Защитил диплом техника-строителя по специальности «Промышленное и гражданское строительство». Так уж сложилось, что родился в Костромской области, профессию получил в Рязанской, а пригодился в Тюменской, где оказался после переезда в Туртас родителей, о чем, кстати, никогда не жалеет. Здесь на улице Тихой построил дом - в двух уровнях. Нелегко пришлось на личной стройке, выпавшей аккурат на развальные 90-е годы, но сдюжил.
- 20 лет, как дом стоит, а всё не могу успокоиться, тянет, понимаете ли, усовершенствовать. Материалы теперь все новые, охота то тут, то там применить, - говорит Владимир.
Просторное жилье тогда им нужно было позарез: семья разрасталась, у детей - сына и дочери - народились свои детки, стало быть, их с Людмилой Евгеньевной внучата. Вот и крутился, как мог.
Из тех руководителей, под началом которых довелось поработать в ПМК-13, уже никого - ушли, как говорится, в мир иной. Из сверстников назвал Валерия Андреевича Юшкова, с которым учился в одном техникуме. Юшковы затем тоже перебрались в Туртас, также освоившись здесь навсегда.
Владимир Викторович вспоминает, как впервые приехав на станцию Юность Комсомольская, осведомился: где дорога на Туртас? В ответ услышал: «Куда люди с поезда пойдут, туда и иди за ними». С поезда сошли в основном молодые, студенты. Пошагал следом. Темно. Далее сплошной лес… Вдруг огоньки завиднелись. «Значит, правильно иду».
Нынешняя молодежь, возможно, не знает, но, где теперь улицы, была настоящая тайга: грибы, ягоды, зверье… Выходит, что и он, Владимир Водов, приложил руки к тому, чтобы на диком, считай, месте вырос по современному обустроенный поселок. И теперь, куда не кинь взгляд, увидишь объекты, возведенные при его непосредственном участии: Дом культуры, котельная, жилые дома, очистные сооружения, заброшенная ныне хлебопекарня и такой же по-сиротски запущенный банно-прачечный комбинат.
По поводу БПК я вставил было: общественную, мол, баню собираются восстановить. На что услышал:
- У нас всё как-то наперекосяк, смысла здравого не хватает, что ли? Вроде бы, люди взрослые, солидные, всё понимают, но делают логике вопреки. Баню, не подумав, забросили, а теперь будем восстанавливать. Или садик, такой был шикарный! Нет, отдали под гостиницу. Зачем? К чему?
Отвлекая собеседника от досадной ему темы, спрашиваю:
- Рабочий день строителя, конкретно, мастера Водова, из чего складывался?
- Планерки на объекте проводились с вечера, а по утрам в управлении собиралось начальство, интересовалось днем вчерашним. На самом объекте появляешься где-то к часам девяти, потому что сначала на базе организуешь погрузку заказанных вчера стройматериалов, оборудования. Но, порой, как раз к утру выясняется, какая-то из машин встала на ремонт. Срочно вносишь коррективы в расстановку сил и средств. Затем нужно решить вопросы с бригадиром, пройтись с ним по объекту. Осмотрев, где, что и как, записываешь, чего не хватает: может, людей добавить или, наоборот, убрать, исходя из объема работ и запасов материала. К вечеру снова на объекте: осмотр, проверка, контроль. Это сейчас «танцуют» от сметы, а раньше писали наряды, вот и выходило, что где-то в разгаре дня занимаешься еще и нарядами, калькуляцией и прочей бумажной «мишурой». И так сезон за сезоном, год за годом. Работал мастером, да и прорабом был, и старшим прорабом.
- Но, не всё же работа, работа. Были, наверное, и увлечения?
- Конечно, были. Одно из них - занятие фотографией. Как-то скопилось на руках аж три фотоаппарата: один сам купил, два подарили. Это сейчас щелк «от пуза» навороченной камерой, где всё за тебя сделает электроника. А тогда: заряди пленку, прояви, промой, закрепи… и до конца нет уверенности: получится что-то или все старания насмарку.
- Охотник? Рыбак?
- А то! Мало какой из мужчин, живущих в Туртасе, не подвержен этому искусу. Раньше имел мотоцикл «ИЖ», на нем и охотился с горем пополам. И всегда мечтал заиметь настоящую вездеходную технику. Исполнилось! Вышел на пенсию, приобрел квадроцикл. Машина выше всяческих похвал! Еще моторка есть, и «фермера» взял, и «Буран» имеется - всё для рыбалки и охоты! Но, вот незадача, с годами угасает охотничий азарт. И не потому, что устаю или приелось. Зверя, понимаешь, жалко, вот причина.
Однако, памятуя о том, что приближается его професси ональный праздник, вернули разговор к делам строительным. Спрашиваю, на его взгляд, отрасль в застое в сравнении с прошлым, или, наоборот, переживает бум?
- После распада Союза ССР, а может это возрастное, но что-то не по душе мне дела нынешние. Неправильно как-то они делаются. Неправильно и неправедно. Я не о строительстве, а шире. Раньше люди жили спокойно, общались, была нормальная, считаю, демократия. А сейчас, кто начальник или воротила с деньгами, тот и «демократ». Получается, демократия - для избранных.
- А если снова начать, Владимир Викторович, пошел бы опять в строительство?
- Пошел бы. Оно у меня в крови. Организации и предприятия разные были, но профессии не изменял. Да и сейчас, казалось бы, какая стройка для пенсионера! А я только что из Тобольска привез материал: сын дом доводит до ума, надо помочь. Да руки к работе привычной еще не охладели.

Фото автора

К другим новостям "Уватских известий"

Автор: Александр ПАРАМОНОВ