Медиакарта
1:36 | 17 декабря 2018
Портал СМИ Тюменской области

На всю жизнь - одна семья

10:49 | 27 сентября 2018

Его, годовалого, заплаканного мальчика, чистенького, в голубых одёжках и со свидетельством о рождении, обнаружили на Павелецком вокзале пассажиры и позвали милиционера для выяснения обстоятельств…

«Так не должно быть на свете…». Случилось это в далёком 1954 году. В метриках значилось полное имя найдёныша: Николай Владимирович Алёшин, место рождения: станция Столбовая Чеховского района Московской области. И имя матери: Роза Александровна Алёшина. В графе «отец» стоял прочерк.

Милиционер, не обнаружив на вокзале ближайших родственников малыша, доставил его в московский Дом малютки №15. И с той поры Коле Алёшину суждено было скитаться по казённым учреждениям. Ни брата, ни сестры, ни родителей он так и не нашёл за все эти годы, хотя очень мечтал. И упорно искал. И ещё будучи мальчишкой не раз сбегал из детдомов в Ембаево, Тобольске, Тютрино (все - в Тюменской области), куда после Дома малютки его перевозили  вместе с другими детьми. Но Коля буквально рвался в Москву в надежде отыскать там хотя бы одну родную душу. Добирался до столицы на перекладных: в поездах-товарняках, автостопом и ещё бог знает как, но милиция его также упорно возвращала в казённые стены детских учреждений.

Было, правда, ещё одно испытание для маленького Коли: его, уже трёхлетку, пожелала усыновить одна бездетная семья. В обрывках памяти у малыша остались лишь  впечатления от богатого, в коврах, дома, где так и не довелось жить. Спустя месяц супруги вернули мальчика в тот же Дом малютки, написав отказную: «Возвращаем Колю Алёшина обратно по причине того, что мальчик очень нервный, всё время плачет». Эта бумага до сих пор хранится в домашнем архиве Алёшиных. Оставим без комментариев поступок неизвестных нам людей, тем более, что и сам, дважды покинутый, Николай Владимирович ничего по этому поводу не говорит. Да и что тут можно сказать?

Его жена Мафруза Хамзаевна, ставшая для мужа первым, единственно родным и близким человеком на свете, дополняет его рассказ: «Мать Коли всё-таки нашли советские органы в каком-то общежитии. Потребовали объяснить свой поступок. Но она, не сказав ни слова, написала отказ от ребёнка. Так мальчика официально признали сиротой, и дальнейшая его судьба была предопределена.

Часто плакал маленький Коля от тоскливого одиночества и потом, в Тобольске. Непросто приходилось и в Тют-ринском детдоме (Упоровский район), где каждая группа обязана была добросовестно трудиться в подсобном хозяйстве, ухаживая за животными.

- Помню, что почему-то потом тянуло меня в Тобольск, когда вспоминал свою добрую  учительницу Капитолину Андреевну, - говорит Николай Владимирович.

В 15 лет он добровольно решил покинуть Тютринский детдом и поехал в Ялуторовск учиться в СПТУ на каменщика. И продолжал искать родных в Подмосковье. На этот раз правоохранительные органы решили отослать упорного парнишку куда подальше – в Ставропольский край, где Николай устроился на работу при конном заводе. А потом, пожелав учиться на шофёра, уехал в Гомель. Трудился там в «Автоспецтрансе», отучился на водительских курсах, получил права, оттуда призвали в армию. Служил в знаменитой Таманской дивизии, а после  по комсомольской путёвке поехал искать счастья в уже знакомый город Тобольск, а позже - в Тюмень.

История любви. Суровая жизнь, с малых лет испытывая Николая Алёшина на прочность, заставила освоить не одну рабочую профессию, и научила многое делать самому. Вот и тогда, благодаря умелым рукам, он легко откликнулся на просьбу девчат в общежитии завода медоборудования, где и сам жил, приколотить полочки на стену. Одной из этих девчат и оказалась Мафруза Магжанова, которая, впервые увидев Николая и, оценив его природную скромность и ловкость рук, потом шуткой сказала своей подруге Руфе: «Замуж, что ли, за него выйти?». На что серьёзная и верная подруга ответила: «Да ты что! С ума сошла – за первого встречного?».  Пошутили девчата, посмеялись, а потом и свадьбу справили. Мафруза была на ней невестой, Николай – женихом, а Руфа – свидетельницей. И с тех пор, с 4 марта 1983 года, супруги вместе по сей день! И с подругой молодости - не разлей вода.

Николай тоже тот декабрьский день 1982 года, когда порог девичьей комнаты в общежитии переступил, до мелочей помнит. Его холостяцкий взгляд моментально оценил тепло и почти домашний  уют: шторы симпатичные на окне, дорожка на полу, чистота, чай горячий на столе… Отогрелась  как-то душа и затеплилась в ней надежда: а вдруг?

Собираясь замуж, побаивалась Мафруза своей матушки и татарской родни: а если не разрешат за русского выходить? Но, к счастью обоих влюблённых, перечить им родственники не стали, и национальный вопрос никогда, ни разу в их семье не вставал. Николая навсегда своим признали. Более того, мать-героиня - Амина Магжанова, родившая и воспитавшая   десять детей (Мафруза – младшая из них), доживала свой век в семье русского зятя, спросив на то разрешения не у дочки, а у него. Шестнадцать лет прожили они в Ялуторовске под одной крышей в мире и согласии, так что Алёшины подарили ей, можно сказать, счастливую старость. В 86 лет умерла тёща Николая,  без обид и претензий к иноверцу, оставив о себе самую добрую память.

Дом на земле - отрада! Сейчас супруги Алёшины уже сами пенсионеры, родители двух взрослых сыновей, бабушка и дедушка замечательной внучки. Десять лет назад, перебравшись из Ялуторовска в Хохлово, они купили здесь дом, благоустроили его, на сколько денег хватило. Скота много держали, пока здоровье позволяло, теперь живут только огородом. Ни минуты без дела не усидят, а летом и подавно. Всё у них хорошо растёт, и цветами много места засажено – работящая хозяйка дома большая до них любительница. А Николай Владимирович рад бы тоже ещё мастерить да строить, но только Мафруза Хамзаевна строго следит за пошатнувшимся здоровьем мужа – не даёт ему больших нагрузок. И только вместе с ней, преодолевая боль и отчаяние, удаётся Алёшину выкарабкиваться из тяжёлой болезни.

- Я всегда, с молодости, жалела Николая. Всегда хотелось его обогреть да приласкать, тем более, что не получил он любви материнской. А уж когда у нас с ним первенец родился, и вовсе муж родным стал, - говорит Мафруза.

Радость всех хороших родителей – дети. Они, Руслан и Фархат, вместе с жёнами и дочкой, глядят на отца и мать с фотографий. Младший Фархат в Твери служит в армии по контракту, Руслан в Ялуторовске живёт и работает. И понятное дело, что в родительском доме они всегда - желанные гости. И как бы судьбы их ни складывались, они твёрдо знают: здесь их любят и ждут. А то, что у Николая Алёшина родительской семьи не было - не его вина. За свою же, им созданную, ему и жизни не жаль.

Автор: Людмила ПРИВАЛОВА