Медиакарта
6:04 | 23 июля 2019
Портал СМИ Тюменской области

Кое-что похуже морозов

02:35 | 08 февраля 2019

Для подавляющего большинства горожан новости из Венесуэлы кажутся далеким эхом, не имеющим к нам никакого отношения. Но есть среди нас те, кто очень внимательно следит за происходящими за океаном событиями.

Венесуэлец Хосе Мануэль Товар по образованию лингвист, владеет пятью иностранными языками – русским, английским, французским, немецким, португальским. Он работает в Тюменском госуниверситете – директором центра стран Латинской Америки и Карибского бассейна. В его обязанности входит налаживание связей с университетами государств Нового света, привлечение абитуриентов.

И возвращаться домой пока не хочет.

– В Венесуэле тяжело жить, – объясняет Хосе Мануэль. – Это противостояние между действующей властью и простыми людьми. Наверное, все происходящее можно назвать затяжной гражданской войной. Просто за рубежом узнали об этом только сейчас. До этого социальные сети не были так активны, а государство контролировало телевидение и прессу, так что информация оставалась внутри страны. Сейчас благодаря Инстаграму, Фейсбуку и Ютубу о нас знают далеко за пределами нашей страны.

– Как живет народ?

– Плохо. Инфляция – миллион процентов в год. Ты можешь купить утром килограмм риса за, к примеру, 50 рублей, а вечером он будет стоить уже 150. Цены растут каждый день. Многие венесуэльцы уезжают из страны. Сейчас средняя зарплата там шесть долларов. Бутылка кока-колы стоит три. Как жить? Слава Богу, мои мама, брат и сестра переехали в Чили. В Венесуэле осталась только бабушка. Она покупает 400 граммов сыра и килограмм риса. Это ее норма на месяц. Ничего больше.

– Люди не выращивают овощи на дачах?

– Нет. Семян нигде не достать.

– А как же сельское хозяйство?

– Оно было. Сейчас в Венесуэле ничего не производят. Мясо и курицу импортируют из Бразилии.  Правда, в последнее время отношения между нашими странами испортились, не знаю, что теперь будет.

Если в стране все станет так, как было двадцать лет назад, говорит Хосе Мануэль, то он вернулся бы с удовольствием:

– Хотя у меня своя жизнь в России, – объясняет он. – Зарплата не огромная, но хватает, чтобы жить намного лучше, чем в Венесуэле. Даже морозы в 35 градусов не пугают, привык к ним за три года. Но родина есть родина. Я люблю свою страну, семью, родной язык. У меня есть новое образование, которое я получил в России. Мои лингвистические знания пригодились бы в сфере, например, международных отношений. Я мог бы стать специалистом по России, в Венесуэле мало кто говорит по-русски.

НА СНИМКЕ: Хосе Мануэль Товар.

ФОТО Александра Тарасова

Автор: Константин Лубин