Медиакарта
13:48 | 6 июня 2020
Портал СМИ Тюменской области

Картинки из жизни курсантов

(Продолжение, начало  в  № 12 от 13 февраля 2020 года)

Главным бытовым вопросом, который волновал курсантов Первой Московской спецшколы ВВС в заводоуковской эвакуации, было питание. К холодам Сибири ребята были морально готовы, но вот голод, постоянно терзающий молодые растущие организмы, заставлял спецов идти на разнообразные, порой противозаконные ухищрения…

Для спецшколы в клубе железнодорожников (на улице Федеративной, где сейчас гаражи) устроили столовую. В первое время спецов кормили так хорошо, что порой раздавались недовольные возгласы: «Опять гусятина!» Зато в голодную зиму 1942-1943 годов дневной рацион часто ограничивался 300-ми граммами хлеба и горячей водой «в неограниченных количествах».

Королём же стола был «ритатуй» – суп из лапши второго сорта. Если поначалу ребята смотрели на серые колючие, похожие на жирных гусениц вермишелины с большим подозрением, то вскоре стали мечтать о том, как после победы, вернувшись в Москву, сварят целую кастрюлю «ритатуя» и «нагло сожрут в одиночку».

За продуктами в школьную столовую курсанты ездили в Тюмень и Ялуторовск. Их грузили на товарные платформы, следующие через станцию Заводоуковскую. Если поезд здесь не останавливался, привезённое просто сбрасывали с поезда и спрыгивали сами. Однажды отправившиеся за припасами спецы решили «прихватить» один  из мешков с продуктами. Его скинули на противоположную от школы сторону перрона и утащили к знакомой тёте Наташе (в Заводоуковске, где почти все мужчины ушли на фронт, многие женщины подкармливали спецшколят, а те, в свою очередь, помогали им по хозяйству). На беду в мешке оказалась дырка и мука, находившаяся внутри, высыпалась тонкой струйкой. По этому то следу наутро старшина и нашёл пропажу.

Одним из основных занятий курсантов был поиск дополнительного питания, или ДП, как они называли это между собой. Самым простым способом была «экспроприация»  мелкой живности у населения. Всему Заводоуковску было известно знаменитое «гусиное дело», когда строй спецов «прихватил» пробегавшего мимо гуся. Его хозяйка подняла большой шум, но сказать, кто из построенных «для опознания» курсантов её обидел, не смогла. Инцидент замяли, компенсировав хозяйке стоимость пропажи. И хотя сегодня всё это выглядит как мальчишеская проказа, виновники происшествия, несмотря на подростковый возраст, вполне могли загреметь в штрафную роту.

Спецшкола считалась гарнизоном Заводоуковска. Курсанты несли караульную службу и даже участвовали в облавах на дезертиров. Правда, винтовки, которыми были вооружены «грозные» мальчишечьи патрули, были учебными, с дырочками в стволе, но штыки – настоящими. И курсанты тут же приспособили их к добыче дополнительного питания. В продуктовом складе школы стал пропадать сыр. Оказалось, что караульный аккуратно выставлял оконце и накалывал сырную  голову на штык. Окно забрали решёткой, но пропажа ценного продукта не прекратилась – вместо винтовки стали использовать длинный металлический прут. Попавшийся «на крючок» сыр подтягивали к окну и разламывали на кусочки, проходящие сквозь ячейки решётки. Охота за доппитанием кончилась только тогда, когда полку с сыром отодвинули в дальний угол склада.

(Продолжение следует)

(по материалам книги Лениарда

Михайлова «Жития не святых»)

Автор: Подготовил Алексей СЕВОСТЬЯНОВ.  Фото из фондов Заводоуковского