Медиакарта
21:50 | 14 августа 2020
Портал СМИ Тюменской области

Не зарастай родное поле, не исчезай мое село…

Посвящается родной земле, политой слезами и кровью, воспетой в песнях и сказах, многим поколениям живших на ней, пришедших из разных краёв земли и сделавших её родной.

Лебеди у нас белые,

Места просторные,

Коровы дойные,

Травы душистые,

Лошади умные,

Рыба вкусная,

А горка у нас - не всяк увал,

А только где карагод быват,

Солнце ласково, жечь не печет,

Зато не заходит по долгу

И гулять весело,

и работать сладно…

Мое повествование рассказывает о территории современного Красноярского сельского поселения, бывшей Новосельской волости Уватского района Тюменской области. О сёлах, деревнях, поселках, выселках, которые некогда существовали на этой территории. Для передачи языкового колорита старался сохранить многие слова и словосочетания, звучащие из уст носителей говора, традиций и обрядов старожилов в их исходном живом разговорном варианте. Да простит меня читатель, если что-то не смог передать наиболее точно и достоверно.

Как правило, первые русские поселения в Западной Сибири появились в ХVII веке, и расселение шло по водным артериям - крупным рекам Иртыш и Обь, а затем по их притокам. Поэтому населенные пункты, расположенные вблизи их, появились ранее тех, которые находились на их притоках. Так появляется село Новое, деревни Слинкина-Подгорная (Луговая Слинкина), Верхний Малысак, Средний Малысак, Нижний Малысак, Белкина и многие другие.

Хотя есть сведения о том, что славянское население появилось в Сибири задолго до похода Ермака Тимофеевича. Вероятно, некоторые русские переселенцы действительно мигрировали за Урал и далее на восток еще во времена княжеской Руси. Многих угоняли в «полон», и они оказывались в Сибирском ханстве. Когда вслед за Ермаком в Сибирь пришли первые русские поселенцы, то с удивлением обнаружили не только сибирских татар-аборигенов края, но и вполне европеоидных людей, к тому же говорящих по-русски!

Жили они обособленно, с подозрением относились к пришлым русским и довольно прохладно к татарам.

Их называли по-разному: челдоны, чалдоны, чолдоны. Поскольку предки чалдонов различаются по времени своего заселения в Сибирь, традиции, говор и суеверия чалдонов серьезно отличаются, сибирские традиции не повсеместны.

Кто вы, чалдоны?

Чалдоны сами действительно часто определяют свое самоназвание, именно как происходящее от «люди, выходцы из местности между Чалой (Чалкой) и Доном».

Таким образом, народная легенда в шутливой форме намекает на происхождение первых сибирских поселенцев от «вольных людей», казаков и разбойников, каторжников, сосланных в Сибирь за вольнолюбие, намекая на то, что предки чалдонов были «свободными» - «вольными людьми», в противовес «крепостным крестьянам» и «холопам». Так чалдоны сами себя относят к «вольным людям», к тем, кто не обязан подчиняться власти как свободный человек и потомок «вольных людей». Нередко у чалдонов бытует пословица: «Чалдон шапку не ломат», что значит - чалдон перед властью не снимает шапки, не мнёт ее в волнении, не кланяется.

Именно с этой чертой чалдонов связаны легенды об их глупости и лени, поскольку они традиционно не торопятся выполнять приказы власти, считая себя не обязанными кому-либо подчиняться. Чалдоны медлительные, добросовестные работники, не любящие исполнять чьи-либо приказы, поскольку подчинение и холопство у них традиционно считалось позором.

По рассказам старожилов, чалдонами их называли потому, что слово «чалиться» означает «плыть на лодке». Ведь их предки нередко являлись старообрядцами, и пришли в Сибирь с Дона во второй половине XVII века, спасаясь от церковных реформ. Поэтому нередко в чалдонских домах можно было встретить религиозные предметы, характерные для старообрядцев: литые медные иконы, кресты, кации (кадильницы).

Чалдонское население было православное, но определенные пережитки языческих верований сохранились у первых русских переселенцев до сих пор. Возможно, из-за постоянного общения с соседями - коренными народами Сибири. Многие исследователи замечали архаические обычаи, которые не встречаются у русских Европейской части России. В погребальном обряде сохраняется окуривание дымом, от сжигания вереска возле покойника и гроба, а также после отела коровы чалдоны не будут пить молоко пока «дым не пустят на нее», окуривают тем же вереском животное, после чего молоко можно употреблять в пищу, считая, что таким способом снята «сырость».

Эти люди часто противопоставляли себя русским, перебравшимся в Сибирь намного позднее их, в начале ХХ века. Они сторонились ссыльных, каторжан, беглых крестьян и прочих выходцев из Европейской части России, живя своим устоявшимся веками укладом.

Этимология слова «чалдон» вызывает споры среди лингвистов и по сей день. Сами представители этой народности называют четыре основные версии происхождения этнонима:

- чалдон - это человек с Дона;

- чалдоны - это люди, прибывшие на челнах с Дона;

- чалдон - это человек с реки, ведь слово «дон» в переводе со скифо-сарматского языка означает «река»;

- чалдоны - это выходцы из местности, располагающейся между рекой Чалкой (Чалой) и Доном.

Все версии имеют право на существование, так как чалдонские деревушки действительно стоят на берегах рек.

Отдельные лингвисты считают, что слово «чалдон» имеет монгольское происхождение и заимствовано из некоего местного сибирского диалекта. Например, на это указывал известный филолог Владимир Иванович Даль в своем Толковом словаре живого великорусского языка.

Внешний вид представителей данного народа мало отличает их от русских. Это типичные европеоиды со светлыми глазами. Правда, отдельные черты коренных народов Сибири в облике чалдонов всё же проявляются, так как они нередко вступали в брачный союз с представительницами остяков и сибирских татар. Не случайно более поздние переселенцы иронично называли этих чалдонов «жёлтопупыми», а те в свою очередь кликали поздних выходцев из Европейской России «чернопятыми», так как они приходили в лаптях, которые чалдонское население не носило.

Лица типичных представителей данного народа шире и смуглее, чем у русских. А их голубые и зеленые глаза в детстве бывают узкими, отдельные монголоидные черты в их облике проявляются и в зрелом возрасте.

«Отец мой был природный пахырь, а я работал вместе с ым…»

(из старинной чалдонской песни)

Изначально чалдоны занимались рыболовством, охотой и другими промыслами. Само выражение «охотиться на зверя» не употреблялось в речи, его заменяло слово «тормовать», что и означало данный вид деятельности. Также в диалекте бытовало много местных слов, таких как «токуш» - лось, а теперь не трудно догадаться: от чего произошла фамилия Токушевы, «куян» - трусливый заяц.

Первоначально земледелие не играло первостепенной роли, так как нужно было расчистить пажити (поля) от леса. Новые поля называли «новинка». Это они первыми начали строить небольшие домики, так называемые заимки. Там для случайных путников оставляли небольшой запас провизии и спички, чтобы можно было отдохнуть и перекусить по дороге. Впоследствии обычай обустраивать в тайге охотничьи заимки переняли у чалдонов другие народы Сибири. Именно от таких небольших заимок и получили начало многие деревни, даже сохранив в своем названии первоначальную роль (Верхняя Заимка, Нижняя Заимка).

Разводили скот: коров, овец, лошадей, свиней, реже «иманок» (коз), из домашней птицы были известны куры, утки и гуси. Сеяли рожь, овес, ячмень и жито (по словам старожилов, «это серая пшеница, которую в колхозные времена вывели»), лен, коноплю. Из огородных культур выращивали морковь, свеклу, горох, бобы, лук, чеснок, капусту, огурцы, редьку, репу, «калегу» (брюкву). Кстати, последние культуры выращивали в огромном количестве, на вновь заведенных «новинах», позднее появился картофель. Как комнатная культура был известен горький перец. Комнатных цветов долго не выращивали, считали, что они «окна гноят».

В лесу собирали ягоды: клюкву, брусницу, черницу, морошку, голубицу, землянку (землянику). Из грибов первоначально брали и употребляли только грузди, которые солили в большом количестве в кадках, а грибы «обабки» долго не ели, говорили: они «посуду поганят», лишь с приходом новых волн переселения народа их стали употреблять в пищу.

«Я чалдонкою была и чалдонкой буду, я чалдонского одягу (наряда) сроду не забуду…»

(из старинной чалдонской песни)

Материальная культура всегда была отражением внутреннего мира народа, в ней отображались представления о красоте, мировоззрении, а также утилитарный смысл. По предметам материальной культуры можно проследить путь народа. Так жилище чалдонов - это изба-связь, чаще пятистенок, реже шестистенок с четырехскатной крышей, такой тип крыши бытовал в южных регионах Европейской России.

В одежде ценились темные цвета, поэтому нередко для вышивки узоров на одежде использовали черные нитки, вперемешку с красными. Незамужние девушки носили белые и красные платки, а женщины - черные с вышивкой. Показаться в обществе без платка считалось недопустимым.

Незаплетенные в косу волосы считались позором. Женщины носили рубахи «ластовицы», клетчатые юбки «андарак», жилетки «корсетки». Мужчины же надевали рубахи косоворотки и штаны порты. Обязательным атрибутом был пояс «оповяска» или «крайка». Нередко можно было увидеть как праздничный головной убор у женщин «файшонку» - вязанную крючком косынку непременно черного цвета.

Всюду ценилась чистота, поэтому бытовало изречение: «Крыльцо блестит, чалдон живет». В домах было принято скоблить пол, а также натирать его голиками до блеска.

Самым веселым временем было весеннее время: от праздника Вознесения до Троицина дня, когда было принято водить «карагод» (хоровод) Стрела, так и называли «Стрелу водить». Исходя из воспоминаний, начинался он всегда с исполнения песни «Ты лети, стрела, да вдоль села, ты срази, стрела  , да, доброго молодца…».

Не гоже хлобцу-молодцу веретеном трясти, кундель изводить,

Ох, не гоже ему коромысло нести, вода плещется,

А лучше ему волов запрясти, сохой-колесянкой борозду похать,

Лошадь Бурушку знуздать, по увалам-горам скакать,

По увалам-горам скакать, карагод пугать,

Где девки-молодки кругом идуть, стрелу ведут,

Стрелу ведут, плетень плетут, песни поют, байки сказывают…

(Чалдонский старинный присказ)

У большинства народов России принято было усаживать гостей на самые почетные места за столом, выказывая им особое уважение. У чалдонов же всё не так. Даже если гостем являлся начальник, его положение было ниже, чем у хозяина дома и уважаемого члена местной общины (соседа). Вероятно, такой обычай сложился из-за неприятия чалдонами более поздних переселенцев из России, пришлых людей: каторжников и бродяг, которые воспринимались коренными сибиряками как гости на их земле.

Вообще, чалдоны жили сёлами и деревнями, объединенными в общины, для которых характерен приоритет коллективных нужд над потребностями отдельного человека. Существовала всегда взаимовыручка и помощь в виде толоки, когда помогали строить дом, мостить мосты, городить поля, делать гати. Женщины устраивали капустные вечера для совместного квашения капусты, супрядки, для помощи тем, кто не успел испрясть кудель до Великого поста, когда ходили из дома в дом для выполнения определенного вида работ.

Одной из наиболее отличительных особенностей этого народа являлось жесткое разделение гендерных ролей. Мужчина не имел права даже заходить на женскую половину избы (куть), брать в руки предметы кухонной утвари, которая использовалась для выпечки хлеба, а также коромысло, чтобы «не осквернить» их своей энергетикой. То же самое касается и женщин. Они не могли прикасаться к оружию и другим предметам, относящимся к мужскому обиходу.

Нередко возле кухни устанавливали кадушку с водой, чтобы хозяин дома мог хотя бы попить самостоятельно. Очевидно, эта традиция своими истоками уходит к обычаям казаков, которые также четко разграничивали бытовые дела на мужские и женские.

Чалдоны - любители чаепитий. Переселенцы их называли «водохлебами» из-за странной привычки вечерами пить чай. Поэтому в каждой чалдонской семье был большой самовар, который обязательно устанавливался на столе во время принятия еды, или вечерами во время чаепития с калачами. Заваркой чаще служил кипрей, лабазник, брусничный лист, сушеные плоды рябины и шиповника, зверобой и тарашкан (чага). А сидя за столом, чалдон скажет не «нарежь хлеба», а «нарушь хлеба».

При встрече приветствовали единоплеменника не привычным словом «Здравствуйте», а словами «Доброго здоровья!» Зайдя в дом, говорили: «Здорово живете», на что в ответ звучало: «С миром приемлем». Выражение «беседуйте» не означало «говорить, разговаривать», таким образом гостя приглашали присесть.

Продолжение читайте

в следующих выпусках газеты

«Уватские известия».

Автор: Анатолий МАЛЬЦЕВ.