Медиакарта
6:51 | 26 января 2021
Портал СМИ Тюменской области

Война за забором

27 ноября в России отметили День морской пехоты

Сыновья горожанина Бектаса Суктенова частенько просят его рассказать о службе, листают армейские альбомы, примеряют чёрный морпеховский берет. Хотят быть похожими на папу…

Бектас немного смущается:

– Не герой я вовсе – не воевал, служил, как все. То ли дело мой брат Жантас…

Старший брат – спецназовец, обладатель крапового берета, сотрудник правоохранительных органов, с детства был для Бектаса примером. Когда Жантас как-то приехал в Заводоуковск со своими товарищами из нижнетагильского отряда специального назначения, парень вместе с ними стал выходить на пробежки. И старший из бойцов, прапорщик Борисов, сказал: «Хороший парнишка. Подрастёт – с нами служить будет!» Бектас был тогда на седьмом небе от счастья.

– После школы я и в сельхозинституте поучиться успел, и в лесотехникуме, но понял, что не моё это – желания сидеть за партой совсем не возникало, – говорит Б. Суктенов. – Я в армию хотел и обязательно в серьёзную, боевую часть.

В 2004 году мечта сбылась –  Бектас стал матросом морской пехоты Северного флота. Хотел в десантно-штурмовой батальон, но туда брали парней ростом 175 и выше, а ему трёх сантиметров не хватило! Отправили парня в сапёрную учебку.

– Шесть месяцев нас там гоняли немилосердно, но когда мы оказались на Кавказе, спасибо сказали командирам, пригодилась их наука, – рассказывает Бектас. – В Североморске специалистов готовили на все флоты, и мне хотелось куда-то на юг. Как говорится, бойся своих желаний…

Сапёра Суктенова отправили в Каспийск в 77-ю гвардейскую бригаду морской пехоты. «На юга» матросы ехали с тревогой – наслушались про напряжённую обстановку в Дагестане.

– А на вокзале к тому же наш поезд встречали бородачи в камуфляже без знаков различия, но с «калашами» в руках… Кто они? Боевики? Ополченцы? – вспоминает Бектас. – Это потом я понял, что военнослужащему на Северном Кавказе погонами и нашивками лучше не светить. Хотя тогда, в 2004-м, в Дагестане уже относительно спокойно было. Конечно, бывали теракты, гибли местные милиционеры, но солдат трогать побаивались. Для меня война так и осталась где-то там, за забором части.

За КПП бойцов старались не выпускать. Несколько раз в день сапёры проводили инженерную разведку дорог вокруг части и иногда находили «сюрпризы» от боевиков. Но в остальном шла обычная армейская жизнь. Учения, многокилометровые марш-броски, отработка десантирования с вертолётов и кораблей на воздушной подушке. Да ещё начальник инженерной службы бригады майор Антоненко, для которого армия была и домом, и семьёй, искренне считал, что нет лучшего отдыха для солдата в воскресенье, чем многокилометровый кросс, занятие рукопашным боем или плавание в полной выкладке.

– Заскучал я, – улыбается Бектас. – Столько служу, а всего-то одну растяжку нашёл! Решил проситься в разведбатальон – там парни по горам бегали и даже в контртеррористических операциях участвовали. Но брали туда только контрактников. Вот и решил я стать профессиональным военным.

Правда, в разведчики матрос Суктенов не попал – служил в 414-м батальоне морской пехоты. Сначала рядовым стрелком, потом командиром отделения. Получил сержантские лычки.

Пролетели три года, контракт подошёл к концу. Командиры предлагали опытному бойцу пойти в военное училище. Но Бектас отказался. По дому, по родным соскучился.

Сейчас Б. Суктенов – человек штатский. Но иногда он всё же жалеет, что не стал офицером.

Автор: Алексей СЕВОСТЬЯНОВ. Фото из личного архива Бектаса Суктенова