Медиакарта
19:43 | 27 июня 2022
Портал СМИ Тюменской области

Приглашение на завалинку

В арт-салоне «На Никольской» открылась выставка, которая поднимает настроение даже в пасмурный день. Экспозиция «Михаил Захаров. Избранное» посвящена 75-летию замечательного художника и писателя.

Зрителям предлагают познакомиться с новой графической серией тюменского мастера - «На завалинке», которую обрамляют живописные полотна из серии другой, многим уже известной и полюбившейся, - «Деревенские бывальщины».

Выставка получилась камерной. «На Никольской» - очень правильное место для захаровских произведений, тихое, укромное. Здесь отчетливо видны детали простого деревенского быта, которыми наполнены его картины. Забавные, трогательные, пронзительные. Обстановка арт-салона, открывшегося чуть больше года назад в Центральной городской библиотеке, располагает к тому, чтобы вглядываться в них, с удовольствием читая меткие комментарии автора, которыми он «озвучил» многие графические работы. Не знаю, какой магией обладает Михаил Иванович (да и сам-то он, человек от природы скромный, того не ведает), но, когда переходишь от картины к картине, на душе становится тепло. Верно сказала искусствовед Елена Козлова-Афанасьева: позитивная энергетика, которая исходит от полотен Захарова, в этот непростой период нам просто необходима. Заряд, полученный на выставке, способен долгое время питать душевные силы.

- Подходящая атмосфера для того, чтобы помедитировать, - заметила хозяйка арт-салона, доктор искусствоведения Наталья Сезева.

Для медитации она пригласила гитариста Михаила Яблокова и художника Олега Федорова, который под аккомпанемент прочел собравшимся рассказ Михаила Захарова «На завалинке».

«На завалинке посидеть да на мир посмотреть. Да какой там мир! Крохотный деревенский мирок - в одном конце корова замычит, а в другом слышно. Но тоже мир со своими заботами и событиями. У кого-то кто-то родился, а у кого-то, не дай бог, умер. У кого-то корова отелилась, а в магазин клеенку завезли…»

Этот рассказ и подарил название новой серии графических работ. Деревенские бабки, изображенные на завалинке, тоже по-своему медитируют, время от времени делясь друг с другом неспешными мыслями: «Слышала, пенсию добавят? - Но, догонят да ишшо добавят!», «Но лешак, опять поясницу перекосило! Ох, господи! - Скипидар-от есь?», «Да ноги болят. - А чо врачи? - Да не чо!»

И невозможно удержаться от улыбки. До того они узнаваемые, эти бабули. Словно шагнули к нам из прошлого, памятного для всех гостей, пришедших на открытие выставки.

- Смотришь на захаровские работы и видишь ожившие картинки детства, - поделилась искусствовед Татьяна Сергейчук. - В этом и заключается ценность произведений Михаила Ивановича. Он через художественный образ и через слово сохраняет то, что уже, к сожалению, ушло. Удивительный мастер! И рассказы у него замечательные, это наш Шукшин.

- У него потрясающее чувство слова. Половина официальных членов Союза писателей России не умеет так выразить словом свое отношение к природе, деревне, людям. Вот я, как он, не умею! - признался писатель Виктор Строгальщиков.

«За этим большая работа стоит! - рассказывал Михаил Захаров в интервью «Тюменским известиям». - Написал - тысячу раз проверил, переписал… Пишу-то я карандашом, в другой руке держу ластик. Если слово не клеится, стираю. Думаю. Потом начинаю читать с разбегу. Запнулся - значит, порок есть. Значит, соврал. Возвращаюсь, правлю… Но дело-то в том, что я - художник! И две мои ипостаси несколько мешают друг другу. Образ виртуальный и образ визуальный… Требуется перестройка! Средства выражения разные: краска и слово. Однако как бы я ни любил живопись, мне кажется, слово все-таки гораздо выше. В двухмерном пространстве картины многого не скажешь. Мне его не хватает. Приходится обращаться к слову. Оно дает более широкие возможности».

- Захаров - художник счастливой судьбы, - высказался Олег Федоров. - Будучи выходцем из глубинки, он сумел соединить в своем творчестве достижения различных эпох, начиная от Средневековья, византийской живописи и иконографии и заканчивая лубком в самой гротескной его манере, которая приближается к сатире. В определенный период жизни он очень любил творчество американского художника Эндрю Уайта, всю жизнь прожившего в штате Мэн и почти не покидавшего его пределы. У него, как и у Захарова, был свой микромир, из которого он создал макромир. Это очень по-захаровски - видеть большое в малом. Для этого необязательно объезжать весь шар земной.

И снова вспоминается интервью четырехлетней давности: «А боженька мне сказал: тебе хватит этого пространства: вот Иртыш, вот Туртаска, вот Выя! Я поездил… Был на Байкале, на Полярном Урале. Потрясающе! Но это всё не мое. Я когда, возвращаясь с Байкала, доехал до Ишима и увидал покосившиеся стожки, чуть не расплакался. Такая красота! Я почему стараюсь далеко не ездить? Когда побываю где-нибудь, у меня душа там остается. Долго-долго потом не могу взяться за кисть, за перо, потому что она до сих пор где-то бродит. Я и в родные уватские места сейчас не езжу. Не к кому. Всё в прошлом. Родился в деревне Шандар. Маленьким с родителями переехал в Берёзовку, которая была на расстоянии в один километр. Сейчас нет ни той деревни, ни другой. Одна крапива и больше ничегошеньки!»

Михаил Иванович подолгу любил жить в деревне Еремино, где у него был дом. Многие персонажи его картин и рассказов - оттуда. Непридуманные, живые люди. Очень колоритные, с характером, с судьбой. Но дом он продал: «Невмоготу стало. То забор надо поправить, то калитка отвалилась. А сил уже нет». Остались наброски, они до сих пор вдохновляют.

- Творчество Захарова привлекает внимание своей особостью, - подчеркнула Елена Козлова-Афанасьева. - Тема его произведений - обычный деревенский мир, но очень глубоко прочувствованный. В работах соединяются представления о том, как этот мир был раньше устроен, с современными ощущениями и переживаниями художника. Большинству его полотен присущ яркий, выразительный, я бы сказала, фольклорный, импозантный стиль. Очень добрый и светлый. В нем много фантазии и юмора. Захаров всегда выделялся. Его невозможно ни с кем спутать. Притягательная фигура. В конце 1990- х у Михаила Ивановича вышел небольшой альбом, над которым мы работали вместе. Серия работ, вошедших в него, одна из лучших в его творчестве. Она такая резкая и заостренная: заброшенные деревни выписаны с возвышенной тоской. В этих работах какая-то парящая и монументальная образность была. Сейчас у Захарова иная манера и другое заострение. Это нормально. Художник должен эволюционировать. А те полотна, опубликованные в альбоме, к сожалению, в музей не попали. Они разошлись по частным собраниям, большую коллекцию приобрел санаторий «Сибирь».

«Я долго шел к самому себе, - поведал в том давнем интервью Михаил Иванович. - Писал свободные работы на деревенские сюжеты. И однажды осознал, что исчерпался в этом. Потом мучительно (лет десять!) искал себя. Наконец ушел в образ. Больше уже меняться не буду…»

- Мне кажется, Михаил Захаров сам не осознает, что открыл неведомый и неповторимый художественный язык, - подытожила Наталья Сезева.

А ему, наверное, и ни к чему это осознавать, главное, чтобы зрители его понимали…

P.S. Выставка будет работать до 23 февраля. В планах арт-салона - знакомить горожан с наиболее яркими художниками из разных регионов. В задумке есть даже международный проект «Мост искусства», который соединит не только города, но и страны.

Справка: Михаил Захаров - живописец, график. Родился в 1945 году в деревне Шандар Уватского района. Член Союза художников СССР с 1980 года. Участник городских, зональных, республиканских, всесоюзных и международных выставок. Произведения находятся в ТМИИ, в частных собраниях России, Бельгии, Канады, Японии, Америки. Почётный гражданин Уватского района. Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Фото Павел Анущенко


Автор: Ирина Тарабаева