Медиакарта
16:08 | 11 апреля 2021
Портал СМИ Тюменской области

«У нас тоже «закалялась сталь»

«У нас тоже «закалялась сталь»
10:36 | 13 декабря 2010

Cчитает трижды орденоносец Михаил Иванович Князев

Людмила ГУРЕУ (фото автора)

Жить в суровых северных широтах – уже подвиг. Осваивать эти, казалось бы, недоступные для человека холодные, но богатые земли – подвиг вдвойне. Могучий от природы и по духу человек – Михаил Иванович Князев, живя и работая в Игриме и Надыме, совершал этот подвиг каждый день на протяжении двадцати четырех лет. А было это в прошлом веке, во времена потрясающих открытий и покорения тюменской нефти и тюменского газа.

И сегодня трудовой подвиг Михаила Князева продолжается, но уже в Тюмени. Почему подвиг? Да потому что в конце ноября Михаилу Ивановичу исполнилось 74 года, а на пенсию он так и не ушел. Каждое утро ходит на работу, теперь уже на завод ЗАО «Сибпромкомплект». (Это предприятие выпускает современные трубы с эффективной теплогидроизоляцией для ЖКХ и нефтегазового комплекса). Высокий – под метр девяносто, крепкий, от всей его фигуры веет уверенностью, могучестью и спокойствием. Не скажешь, что пенсионер. Работает мастером подготовки производства, считай, правая рука главного инженера.

Лет этак шестьдесят пять назад деревенский парнишка по имени Миша, но с изысканной фамилией Князев, проживая в своей родной Курганской области, о Севере знать не знал, ведать не ведал. Разве только из учебника географии, где завораживала картинка с северным сиянием. Школу окончил в 1953 году и отправился в большой уральский город Челябинск, поступил на кузнечно-прессовый завод. Надо было зарабатывать, помогать матери, ведь в семье еще трое ребятишек. Отец-фронтовик, прошедший три войны, умер в сорок шестом.

Стать сварщиком – было детской мечтой Михаила. Однажды играл у железной дороги и увидел человека в защитной маске, который «создавал фейерверк». Для мальчишки тот сварщик казался волшебником, а искры сварки – настоящим чудом. Вот бы самому так научиться! И научился. Не на курсах, а прямо в бригаде, на заводе. Учителя хорошие попались, своего бригадира Козырева до сих пор помнит. Да и Михаил был неплохим учеником – трудолюбие, ответственность и смекалка ему передались от родителей. За три года до самого высокого разряда дошел, а потом по приказу главы государства Никиты Сергеевича Хрущева тарифную сетку поменяли, что сказалось и на зарплате. Михаилу определили четвертый разряд. А тут и в армию пора…

Служил солдат Князев три года в пехоте, не в дальних краях, а здесь же, на Урале, в Свердловской области. И сегодня считает, что армию пройти должен каждый мужчина:

– Воинская дисциплина, коллектив – хорошие воспитатели. Здесь надеяться не на кого, учишься сам решать свои проблемы. По крайней мере, так было в мое время. Всякого рода «крысятничество» пресекалось. О так называемой «дедовщине» и не слыхивали, хотя авторитет старослужащих признавался. «Дедовщина» идет из общества: каково общество – такие и люди в армию приходят. Сегодня превосходство одних учеников над другими уже на уровне школы прослеживается – нередко молодежь оценивает друг друга не по уму, а по одежке. Отсюда складываются и соответствующие взаимоотношения. Раньше такого практически не было, ведь жили все в одинаковых условиях. Сейчас всего год служат, но чему можно за это время научиться? Даже при современной технике и высокой грамотности призывников года мало. Чтобы настоящий боец получился, чтобы армия была более профессиональной, надо хотя бы два года отслужить. Как у нас говорили: первый год солдат привыкает, второй – служит, третий – домой собирается. Так что три года, может, и много, а два – в самый раз.

После армии пришел на родной завод, но работал там недолго. Призвали в армию младшего брата, больную мать не на кого было оставить, и Михаил вернулся в деревню. Директор совхоза был только рад – такие кадры на дороге не валяются. И сварщиком Князев поработал, и механиком по трудоемким процессам. Водопровод, канализация, отопление – всё было на его плечах. Вступил в партию. Женился, дочка родилась. В 1967-м местные с Тюменского Севера приехали, рассказали: работы там много, платят хорошо. И для Михаила началась новая жизнь, не похожая на прежнюю.

– В песне поется: «А я еду, а я еду за туманом, за мечтами и за запахом тайги…». Против песни ничего не имею. Хорошая. Но повидал я таких ребят, которые «за туманом» на Север приехали. Поработали месяц-другой, деньги пропили – и прощай. А здесь надо было вкалывать и выстоять, – рассказывает Михаил Иванович. – Роман «Как закалялась сталь» про Павку Корчагина читали? Помните, как там описывается строительство узкоколейки? Когда газосборный пункт (ГП-2) зимой 1971-1972 года на месторождении Медвежьем строили, у нас была своя «как закалялась сталь». Все подразделения треста «Тюменьгазмонтаж», в котором я трудился, были задействованы. Народ работал и жил в очень суровых условиях. Вагончиков на всех не хватало. В Пангодах в огромном картофелехранилище поставили палатки, в них и заселились. За ночь на поверхности палаток собирался конденсат – настоящий дождь: сыро, холодно. Но все понимали: газ надо дать во что бы то ни стало. Партией и правительством были определены жесткие сроки. В Надым даже приезжал председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин. (Интерес к строительству был огромный еще и потому, что ГП-2 строился блочным методом, он был применен впервые. Блоки собирались на заводе в Тюмени, а потом отправлялись к месту сборки. – Авт.). Все держались, работали. Мы, сварщики, утром приходили шланги подключать, а газ из баллонов не идет. Ставили их к открытому огню разогревать. Уходим на обед, возвращаемся, а шланги уже, как хворост. Мы хоть на земле, а монтажники – на высоте. Мороз ниже сорока градусов, ветер, снег. Но надо лезть, отверткой крутить штапики. Дрелей тогда не было.

А то из вертолета бригаду выкинут – вот жилой блок, устраивайтесь! Отопления нет, только электричество. Начинаем делать «козлы» из прожекторов, утепляться, обживаться. Не лучше и весной или осенью. Тундровая грязь – это пульпа, даже сапоги-болотники едва спасали. В столовую придешь – дежурная стоит на входе, следит, чтобы все мыли обувь. Столько грязи приносили! Да, северные условия нормальными не назовешь. Здоровье многие там потеряли. Но были и преимущества – неплохие заработки, выделяли квартиры, машины, путевки в санатории.

Свою первую квартиру на Севере Михаил Иванович получил в Игриме уже через полгода, перевез семью. (Правда, когда дочь выросла, с женой расстался – «много непонимания было между нами за совместно прожитые семнадцать лет»). Большую часть своей северной эпопеи провел в Надыме, обустраивал этот город, возводил жилье и производственные объекты. Бригады работали по двенадцать часов, выходные были редкими. Перед Новым годом, когда сдавались очередные дома, задерживались на объектах до утра. Искорки Князевского «фейерверка» осветили, пожалуй, каждый надымский дом, поэтому Михаил Иванович и сейчас считает себя надымцем. Встречается с северными друзьями-товарищами и в Тюмени, где есть Надымское землячество. Этих людей сплотил Север, где особенно ценят дружбу и взаимовыручку.

– Прекрасное было время, и прекрасный был тогда народ в Надыме, – говорит Михаил Иванович.

Добрым словом вспоминает и Игрим (здесь работал на участках СУ-21, затем – СУ-19), где его заметили, повысили в должности. Когда участки преобразовали в управления, Князев и переехал в Надым. Простой советский парень из курганской деревни вошел в элиту рабочего класса наряду с такими прославленными бригадирами, как Анатолий Шевкопляс и Михаил Буянов, чьи имена «гремели» по всей стране. Стал известным бригадиром монтажной бригады комсомольско-молодежного треста ордена Трудового Красного Знамени, лауреата премии Ленинского комсомола – «Тюменьгазмонтаж». За свой труд заслуженный строитель РФ Михаил Князев удостоен трех орденов: «Знак Почета», Трудового Красного Знамени и Ленина.

При подготовке этого материала я позвонила бывшему руководителю треста «Тюменьгазмонтаж» Игорю Александровичу Шаповалову, возглавляющему сегодня областной совет ветеранов войны и труда. И вот что он рассказал о соратнике по Северу и своем бывшем подчиненном Михаиле Князеве:

– Этот человек – боец. Трудоголик. Природа наградила его могучим сложением, а хорошие люди – его родители – дали ему еще и сообразительность. Это рабочий высшей категории. Ответственный и добрый человек.

Вот уже 19 лет Михаил Князев живет в Тюмени. С Севера уехал, когда здоровье стало подводить. Суровая природа Заполярья не щадит даже очень сильных и крепких людей, которые посмели бросить ей вызов. Переделать её они не сумели, но одержать верх всё же смогли – взяли нефть и газ из недр, построили, осветили и обогрели города и поселки, проложили дороги… Небольшую двухкомнатную квартиру в областном центре Михаилу Ивановичу предоставили как ветерану-северянину. А за городом своими руками он построил деревянную дачу. Сам возделывает чудесный сад. Любимая жена Эмма сидит на балконе и созерцает всю эту красоту. Она болеет, супруг бережет её. Да и как иначе, ведь вместе уже тридцать два года. И по возрасту – ровесники. Кто сильнее – тот и подставляет другу плечо. Михаилу Ивановичу к этому не привыкать. «Надежный, отзывчивый, всегда готов прийти на помощь», – так говорят о нем и на нынешней его работе.