Медиакарта
9:12 | 21 ноября 2019
Портал СМИ Тюменской области

Семейный крест

Семейный крест
13:20 | 09 февраля 2011

«Западный» праздник – День влюбленных – не просто потихоньку прижился в России, а, пожалуй, на равных конкурирует с традиционным 8 марта.

Об отношении к 14 февраля, о семейных ценностях, о взаимоотношениях мужчины и женщины и многом другом мы говорим с женой известного тюменского художника Бориса Паромова – искусствоведом Тюменского областного музея изобразительных искусств Натальей ПАРОМОВОЙ.

Семья – это ответственность

– Наталья Александровна, на ваш взгляд, отношение молодежи к браку стало более серьезным, чем во времена вашей юности?

– Мне кажется, нет. Если судить по статистике, то складывается впечатление, что родители еще не успевают рассчитаться с долгами за пышную свадьбу детей, а те уже бегут разводиться. У нас в музее проходила выставка, посвященная свадебным обрядам под называнием «Вместе навсегда». И одна девушка сказала, что в названии этом безысходность. Возникает вопрос – зачем тогда замуж выходить? Отметиться? Испокон века на Руси замуж выходили один раз и на всю жизнь.

– Но тогда венчались. Может быть, этот обряд и дисциплинировал?

– Безусловно, это влияло. В храме ведь спрашивают не просто «согласны вы стать мужем и женой?», а «обещаете ли вы любить друг друга и в радости и в горе, и в болезни и в здравии, и в молодости и в старости». Семья – это ответственность.

– Как вы относитесь ко Дню влюбленных?

– Влюбленность – это прекрасное чувство, но оно зачастую за собой ничего не несет. У нас сейчас нет культуры влюбленности – ухаживаний, прогулок, разговоров. Я как-то разговаривала с одним врачом. Он учился до войны в мужской школе № 25, а 21-я школа была женской. Как готовились они к школьным вечерам, когда приглашали девочек – начищали до блеска ботинки, наводили идеальные стрелки на брюках. И смотрели на девочек, как на чудо. А теперь что? Где тайна?

Праздник влюбленных – это не праздник семьи. Мне кажется, что день памяти Муромских святых Петра и Февроньи, нам ближе. Он семейный.

– Такое впечатление, что сегодня разводятся чаще, чем женятся. Почему это происходит, что нужно делать, чтобы сохранить семью?

– Семейный союз – постоянное узнавание друг друга. Конечно, в основе этого союза любовь, но потом предстоит трудный процесс строительства семьи – узнавание, вглядывание, терпение.

– Вы именно так строили свою семью?

– Для Бориса брак был очень ответственным шагом. Почти семь лет я ждала, когда мы станем мужем и женой. Он творческий человек. Все отдавал на алтарь искусства. Зарабатывали тогда художники копейки. И он взвешивал – сможет ли содержать семью? Но я понимала, что более глубокого, неординарного, необычного, интересного человека не встречу. Знала, что будет сложно: спутница художника должна быть в одном лице женой, матерью, любовницей, медсестрой, поваром, уборщицей... А для мужчины главное – его дело. Отбери его, и он просто захиреет.

Бог сначала создал Адама. И не надо женщине лезть на первое место.

– Вас не поймут эмансипированные женщины.

– Эмансипация — это беда. Вот они одни и воспитывают детей. И гордятся этим. Никогда женщина одна не воспитает мужчину, это будет инфантильный человек. Должен быть рядом мужчина. Если не муж, то дед, брат, которые будут ходить с ребенком на рыбалку, вести разговоры, как мужчина с мужчиной. Мама – святое, он ее будет любить всю жизнь. Но в момент созревание мальчика она не авторитет, всего лишь женщина.

Мужа надо кормить и хвалить

– Сколько лет прошло со дня вашей свадьбы?

– Тридцать. У нас уже была жемчужная свадьба. И меня удивляет звучащий иногда вопрос – не надоели вы друг другу? Надоест, если жить одним бытом – купили то, другое, дачу построили, посадили огород, вырастили, засолили, съели. Должен быть какой-то интерес в жизни душевный, духовный. Должны быть общие разговоры, темы для обсуждения, споры. Мы ведь как живем? Вся эта суета житейская, работа, дом – это наша «горизонтальная» жизнь. Но есть еще «вертикаль» – жизнь духа. Такой крест получается. Без него жизнь не будет интересной.

И с сыном мы всегда говорили. Алексей закончил наше Тюменское училище искусств. Получил диплом дизайнера. Но потом в его сознании произошел переворот, и он поступил в Тобольскую иконописную школу. Сын понимает, что семья – это единение всех. Он женился, венчался летом. Познакомился с Натальей, когда они вместе расписывали храм в поселке Белый Яр.

– А вы венчались?

– Да, но уже в зрелом возрасте. Когда я Борису сказала, что надо повенчаться, он ответил иронично: что, мол, еще женщине надо, второй раз замуж хочет и за одного и того же человека. Я ждала и молилась. И в какой-то момент он мне совершенно неожиданно сказал: «Мать, а нам ведь надо повенчаться, пока мы еще живы».

Я считаю, что все определяет пример родителей. Муж, когда предложил пожениться, добавил, что у него условие – жена должна его кормить и хвалить. Я сказала, что эти условия принимаю. И когда бы он не проснулся, как бы я себя не чувствовала, на столе стоит завтрак. И не просто кофе и бутерброды, а салаты, каша...

– Вы, насколько я понял, всегда жертвовали собой. А мужчина должен чем-то жертвовать?

– Жертвовать должны оба. И Борис жертвовал. Например, свободным временем. Он много времени проводил с сыном, понимая, что это важно. Делал неинтересную ему оформительскую работу, чтобы кормить семью, в ущерб творчеству. Это тяжело.

Мужчина, даже в солидном возрасте, во многом как ребенок. Ему очень многое надо прощать – слабости, заблуждения. А женщина, я в этом уверена, должна быть тылом для мужчины, всегда и во всем поддерживать его. Иначе он может сломаться.

МНЕНИЕ МУЖА

Борис ПАРОМОВ:

«НЕ ИЗМЕНЯЙТЕ НИ РОДИНЕ, НИ ЖЕНЕ»

В наше, вернее, в не наше время, когда девизом является ложь и продажность, я опираюсь на своих предков – староверов. Они, как известно, не были склонны к предательству, за что и пострадали. Семейный уклад у них был строгий, но именно поэтому в 1941 году их сыновья и внуки в составе сибирских полков отстояли Москву и спасли Россию.

В основе семьи старообрядцев лежало чадолюбие. Отца называли Сам и боялись как огня. Но это был божий страх. Боязнь греха. Жена была покорной, но хозяйкой в своих владениях. Ей запрещалось изменять, но только, если муж был верен. Деньги были у того, кто их зарабатывает, и он контролировал всю экономику, никогда не злоупотребляя своей властью. Не было чрезмерной скупости, но и исключалась расточительность. Кроме того, староверы всегда были трезвенниками.

Семья – это образец мироустройства. Поэтому, бросайте пить и в твердом уме и трезвой памяти взваливайте на себя все грехи человечества. И не изменяйте ни Родине, ни жене. На вас смотрят дети.

Юрий Пахотин