Медиакарта
6:43 | 17 апреля 2021
Портал СМИ Тюменской области

Созвездие мастериц

Созвездие мастериц
11:00 | 24 марта 2010
Источник: Наша жизнь

С ранних лет мама приучила Галину к труду, и девочка никогда не сидела сложа руки. Теребила шерсть, пряла пряжу, ткала при свете дымной лучины тонкие холсты, а потом расшивала их хитрыми узорами. Лютыми зимами шила из овчин теплые шубы и короткие тулупчики. Пришла пора, и вышла она замуж за местного кузнеца, нарожала себе семерых помощниц. Все дочки, подрастая, мастерство мамино перенимали, а сине-окая Зиночка на особицу была. С малолетства к маминой да бабушкиной работе присматривалась. Иглы, спицы, ножницы в её руках словно силу волшебную приобретали. Из ничего, казалось, красоту изготовить она могла. Кофточки, шарфики, косыночки ажурные легче пуха и белее снега получались.

Девчонки-ровесницы со всего околотка к ней наряды себе заказывать бегали. Без всяких мерок, на глазок, прикинет, и на тебе – сарафан или платье с воздушными оборками готово, а надо – и полушубочек без лишних слов сошьёт. Всё бы хорошо, да только вот следом за бабушкой ушла из жизни совсем молодой мама Галина Ивановна. К тому времени Зине уже пора бы замуж, да только большинство её сверстников сложили свои головы на фронтах Отечественной. Но на её счастье вернулся в депо, где она работала в бухгалтерии, израненный фронтовик Саша Сухинин. Он-то и приметил симпатичную девушку. Поженились. У них, как у всех добрых людей, детишки пошли. Трёх дочек подарила своему супругу Зинаида Захаровна: Надежду, Веру и Любовь.

К тому времени переехала их семья из Ишима в Казанское и в соседях у нас поселилась. Домик свой построили, подружились со всеми. И не раз и не два мне к соседке обращаться приходилось. Шила она для меня не только береты модные да шапки из разных шкурок, но и платья крепдешиновые с десятками мелких пуговиц, тем же материалом обтянутых. И была я тогда, как мне казалось, всех своих сослуживиц наряднее. Зинаида Захаровна и пальто мне могла перекроить и ребятам моим кожаные куртки модные, пиджачки да безрукавки элегантные шила. В те годы таких вещей в магазинах наших сельских не было. Цену за свою работу брала умеренную.

Примечала я, что и девчонок своих соседушка к труду да рукоделию приучает. Две младшенькие шибко к материнским занятиям льнули и выросли умелицами да рукодельницами. За что бы ни взялась смуглолицая Верочка или беляночка Любаша, всё в их руках спорилось. Картины рисуют – загляденье. Люба больше пейзажи любит, а Вера – цветы. Они у неё словно утренней росой умытые. Не отходил бы, глядел и глядел. А какие броши из кожи шьёт! Любая городская модница свой наряд ими украсить не постесняется. А уж коли шить что сёстры возьмутся – головы от машинок не поднимут, пока работу не закончат. Из солёного теста портреты книжных героев, шутя, готовят. У обеих уже семьи, дети, внуки. Зинаида Захаровна на пенсии давно, а увлечений своих не оставляет. Вера совсем недавно оставила работу в центре развития детей, а Любаша, теперь Тютюнникова, продолжает учить ребятишек рукоделию. Тут выдумка да смекалка требуется. А какие она куклы шьёт! Точно живые. Характер на их личиках прямо-таки написан. С ними беседовать хочется. Сейчас она мастерит изготовляет куклы из рогожи в русском народном стиле. Хочется ей свою выставку организовать под названием «Рукотворный мир». А ещё Люба делает сувениры разные и детей этому обучает. Их работы на разных выставках призов, дипломов, грамот удостаиваются.
В беседе со мной Любовь Александровна сказала: – Каким бы ни был наш скоростной век, но ручной труд всё-таки необходим для духовного развития детей, чтобы в их душах, кроме компьютеров да мобильников, и народное творчество жило. В нём ведь наши истоки.

Эти понятия она дочкам своим привила. Девочки её талантливыми да старательными выросли. Старшая Даша в городе Ишиме судьбу свою нашла. Её золотые руки очень востребованными оказались. От заказчиков отбоя нет. Она шить умеет удивительные вещи. Особыми секретами, ею же придуманными, владеет. На каждом своём изделии собственный вензель вышивает. За свою продукцию ей краснеть не приходится. В искусстве шитья маму, тётю и бабушку с прабабушкой перещеголяла. И ещё придумала сама вазы изготавливать, да такие, что их от фабричных и не отличишь. Они у Дарьи-искусницы высотой от одного сантиметра и выше. Супруг уже ворчать начал. Ставить-то их в городской квартире некуда, но и не выбрасывать же красотищу такую. Дарья смеется.

– Я, – говорит, – себе задание дала: 183 вазы изготовить.

Откуда такую цифру взяла, не говорит, а дело делает. Из любого бросового материала вазы свои "ваять" продолжает. Вечером, к примеру, берёт мешковину, замачивает её в воде с цементом, утром вытаскивает и различные формы ей придавать начинает. Глядишь, через недельку ваза готова. Смотрите, любуйтесь, удивляйтесь. Столько охотников приобрести такие чудные творения, но ваятельница не продаёт, заветное число своё нагоняет. Любовь Александровна сейчас сама у дочери секреты перенимает.

Младшая дочь Оля в Ишимском пединституте учится. Скоро учителем начальных классов станет, но в будущем видит себя дизайнером. Она с двух лет как взяла в руки карандаши, краски, кисти, так и не расстаётся с ними до сих пор. Это у неё не только мамины, но и папины гены проявились. Папа её Александр Тютюнников– художник-профессионал. Оля тоже прекрасно рисует, владеет новой техникой творчества. У неё получаются чудесные рисунки на любой ткани, она может выжигать по шёлку, а её гобелены смотрятся не хуже, чем у сказочной Марьи-искусницы.

Любуясь творениями этих талантливых людей, я искренне радовалась, что не перевелись ещё на нашей Руси-матушке такие вот умельцы-самородки, сохранились целые династии мастериц-рукодельниц.

Тамара РАГОЗИНА
с.Казанское