Медиакарта
1:04 | 15 апреля 2021
Портал СМИ Тюменской области

Становление школьного образования в Казанском районе

Становление  школьного образования в Казанском  районе
11:03 | 24 марта 2010
Источник: Наша жизнь

В последнее время в районный краеведческий музей обращаются учителя, руководители школ, желая выяснить, когда организовалось то или иное учебное заведение, как развивалось школьное образование в районе. Перебрав архивные материалы, я подготовила эту статью.

В 1836 году в стране было принято «Положение о создании приходских школ для мирян при приходских церквях».

Именным указом Его Императорского Величества, данным Правительствующему Сенату 23.11.1842 г., повелено было открывать народные школы во всех селениях государственных крестьян.

14 июля 1864 года в России вновь принимается «Положение о начальных народных училищах». Оно предусматривало возможность иметь четыре вида школ: частные, министерские (министерства народного просвещения), земские и церковно-приходские, которые подчиняли себе создаваемые по инициативе крестьян сельские школы грамоты. В программу всех типов школ входило чтение, письмо, четыре правила арифметики, Закон Божий и церковное пение. Обучение детей церковному пению имело целью «заставить их петь на клиросе во время обедни в праздничные дни и тем самым способствовать более частому посещению церкви государственными крестьянами». На основе данного положения в 1866 году в селе Ильинском открывается первое сельское (министерское) училище. Одной из первых учительниц здесь назначается Сергеева Елена.

В 1868 году подобное училище открыто в селе Казанском. В 1880 году в селе Гагарье открыто сельское (министерское) училище.

По сообщению газеты «Тобольские губернские ведомости» от 20.08. 1883 года «из окончивших ныне курс воспитанников Омской учительской семинарии Пётр Иванов назначен учителем Гагарьевского сельского училища». В 1888 году в это училище назначена Пелагея Федулова. Министерское сельское училище в селе Дубынском открыто в 1888 году.

По сообщению газеты «Сибирский листок» от 18.06.1898 г. «в 1897 году открыты сельские министерские училища в Б-Ченчери и Воронино, а в январе 1898 года – в Огнёво».

О крестьянских детях – учащихся школ – читаем в «Тобольских губернских ведомостях» за 1882 год, 9 января: «Условия, действующие на душу ребёнка до поступления их в школу: с самого раннего возраста суровая действительность заставляет деревенского ребёнка делать действительное дело и быть ответственным за его исполнение. А именно: ещё в самом нежном возрасте крестьянские мальчики и девочки являются няньками своих младших братьев и сестёр, затем им вверяется хранение самого дорогого крестьянского имущества – лошадей во время пастьбы, а ещё немного погодя возлагаются на них и земледельческие работы.

Последствием этих условий жизни сельских детей у них появляются две замечательные особенности: деловитость и любовное, сострадательное отношение к их товарищам младшего возраста, соединённое с умением обходиться с ними, учить их».

К сожалению, по прошествии более века в сельских детях многое изменилось, и далеко не в лучшую сторону. Есть над чем задуматься и родителям, и педагогам.

16 ноября 1888 года газета «Тобольские епархиальные ведомости» публикует сведения о церковно-приходских школах Тобольской епархии, в том числе имеется информация и об учебных заведениях, действовавших на территории современного Казанского района:
« – Афонькинская одноклассная, смешанная, открыта в 1885 году 14 января, помещается в церковном нарочно устроенном удобном здании...
– Казанская, одноклассная, смешанная, открыта в 1888 году 3 апреля...
– Н-Александровская, одноклассная, смешанная, открыта в 1885 году 10 января, помещается в особо устроенном при церкви здании…
– Смирновская, одноклассная, смешанная, открыта в 1887 году 3 декабря, помещается в крестьянской комнате за плату 1 рубль 50 копеек в месяц…»

Министерские училища и церковно-приходские школы были открыты только в крупных сёлах, имеющих храмы. В небольших деревеньках школ не было. Безграмотность взрослого населения и то, что дети школьного возраста остаются вне школы, без обучения грамоте, вызывали озабоченность властей. И хотя в «Высочайше утверждённых правилах о церковно-приходских школах» 1884 года «давалось право на существование домашним крестьянским школам грамоты…наряду с церковно-приходскими школами», но таковые в небольших деревнях открывались крайне редко. Поэтому в 1890 году вновь ставится проблема открытия таких школ. Читаем в «Тобольских епархиальных ведомостях» 16.05.1890 г.: «…Школы грамоты нужны преимущественно для деревень и посёлков, где, по недостатку средств и по отсутствию священников, прямо невозможно открытие правильно устроенной церковно-приходской школы».

Но и к 1898 году данная проблема не решена.

22 февраля 1898 года газета «Сибирский листок» сообщала: «Есть у нас несколько деревень, которые далеки от училищ, и их обитатели затрудняются посылать ребят за 7-8 вёрст в министерское училище. К таким деревням принадлежат: Рагозино, она же Афонина, Шагалово, Ташланова, Неживова. Отчего бы в одной из этих деревень не открыть хотя бы школу грамоты. Дело, кажется, в одном желании».

И лишь в списке учебных заведений Ишимского округа в 1904 году, опубликованном в «Адресе-календаре Тобольской губернии на 1904 г.» даются сведения о двух школах грамоты, открытых в населённых пунктах, расположенных на территории современного Казанского района, – Баландинской (учительница Акулина Николаева), Синицынской (учительница Евлампия Малахова).

В отчёте епархиального наблюдателя о состоянии церковно-приходских школ и школ грамоты за 1905/06 учебный год, опубликованном в «Омских епархиальных ведомостях» 15.09.1907 г., отмечается хорошая работа Афонькинской, Ильинской, Баландинской, Синицынской школ: «все школы находятся в хороших зданиях, а учительницы относятся с неослабным рвением к своему делу, все в пределах возможного исполняют свои обязанности добросовестно, до самоотвержения ревностно и аккуратно, не щадя сил и здоровья. Долг справедливости побуждает сказать всем им сердечное спасибо за их тяжёлый, честный и в то же время мало благодарный труд».

В 1910 году в «Списке сельских училищ, содержащихся на средства губернского земского сбора», опубликованном 7 декабря, впервые упоминаются Чирковское, Викторовское, Неживовское (Песчановское), Новопокровское училища.

По «Постановлению Ишимского уездного училищного Совета» от 8 января 1911 года с 1 сентября «назначается заведывающим (так напечатано в документе – прим. автора). Большеярковским одноклассным училищем Михаил Овчинкин и увольняется с заведывания Фаина Нечаева». Можно предположить, что училище в Б-Ярках открыто также в 1908–1910 годы.

15.10.1913 года «Тобольские губернские ведомости» опубликовали сведения о выданных сельским обществам Тобольской губернии пособиях на постройку школьных зданий за счёт смет земских повинностей 1909–1912 гг.
Неживовское – 30.09.1910 г. – 500 руб.
Н-Покровское – 30.09.1910 г. – 500 руб.
Вакоринское – 08.11.1910 г. – 500 руб.
Шадринское – 05.09.1911 г. – 500 руб.
М-Ченчерское – 08.02.1912 г. – 162 руб.50 коп.
– 16.09.1911 г. – 500 руб.
Последние три упоминаются в документах впервые.

Анализируя вышеизложенное, можно сказать, что к 1913 году школьным образованием были охвачены все большие сёла и большинство маленьких деревень, расположенных на территории современного Казанского района.

Читая документальные источники тех лет, статьи из официальной печати, делаешь вывод: школьному образованию придавалось большое значение в любые времена. Ещё в 1757 году, когда южная часть Тюменского края, включая территорию современного Казанского района, только заселялась, генерал-губернатор Западной Сибири Густав Христианович Гасфорт уже поднимал проблему обучения населения грамоте. «У нас не было особенных собственно для сельских школ приготовленных учителей, лишь сельские священники, – писал он, – многое требуется от сельского учителя. Долго ещё, может быть, у нас не будет таких наставников. Неужели до тех пор и не учить нам простой народ грамоте?...»

20 августа 1860 года газета «Тобольские губернские ведомости» опубликовала официальную статью «О необходимости образования для крестьян».

Читаем: «Просвещение для нашего простого народа также необходимо, как необходим для каждого из нас хлеб насущный… Наш крестьянин имеет здравый натуральный смысл, но зато он имеет очень мало познаний; единственный исход – это образование… Для приобретения простым народом грамотности необходимо учреждение сельских школ в каждом приходе и убеждение крестьян в отдаче туда своих детей…Сельские приходские школы должны быть учреждены не только для крестьянских мальчиков, но и для девочек». О том, какое значение придавалось школьному образованию, говорит и тот факт, что в 1884 году в городе Тобольске для обсуждения вопросов по церковно-приходским школам епархии учреждён Епархиальный училищный совет, а также 12 уездных отделений в городах, в т.ч. и в Ишиме. Много внимания школьному образованию уделял и тобольский губернатор. Он не только направлял для проверок министерских школ губернии смотрителей, но и совершал объезды местностей сам. Увиденное тут же излагалось в приказах.

Так, в приказе от 01.10.1894 года читаем: «с.Казанское. Сельское училище образцовое: класс 4, 5 аршина вышины, для учительницы имеется две хорошие комнаты и кухня, для сторожа особая комната. 40 учеников размещаются вполне свободно. Это училище может быть рекомендовано как образцовый тип училищного здания для школ в небольших и средних сёлах, где число учеников не превышает 50». Имеются в данном приказе сведения и о министерских училищах в сёлах Ильинка, Дубынка, Гагарье.

Законоучителями в церковно-приходских школах состояли приходские священники. Их деятельность заключалась не только в преподавании Закона Божия. Они «неопустительно наблюдали за ходом учебного дела, располагали прихожан к отдаче детей в школы, а также на их обязанности лежало заботиться о приобретении всего необходимого для занятий: учебников, письменных принадлежностей». Кстати, всё это делалось совершенно безвозмездно. Учебниками бесплатно пользовались не только дети из бедных, но и состоятельных семей. Учебники приобретались либо за средства школ, попечительств, либо на пожертвования «достаточных» людей.

Учителями школ состояли лица обоего пола, окончившие курсы в средних и низших учебных заведениях.

Заботясь о лучшей постановке учебно-воспитательного дела в церковно-приходских школах, Преосвященный Авраамий, епископ Тобольский и Сибирский, распорядился об открытии в 1888 году в губернии учительских курсов. А спустя год, 4 июля 1889 года, назначил собирать по уездам съезды учителей и учительниц, где надлежало «знакомить их применительно к программе церковно-приходских школ с лучшими приёмами методики преподавания положенных предметов, давать сравнительную оценку более употребляемых в школах учебных руководств и пособий».

В этом же году учителя всех школ, в том числе и наших, впервые собрались в Ялуторовске. «Более выдающимся по способностям и педагогическому умению в преподавании учителям» было предписано «подготовить рефераты небольшого объёма по предметам религиозного, нравственно-воспитательного и дидактико-педагогического содержания». Ежегодно подводятся итоги работы сельских школ разных ведомств. Так, в числе лучших учительниц церковно-приходских школ Тобольской епархии в 1896/97 учебном году была названа учительница Н-Александровской церковно-приходской школы Ольга Чурилова.

Все школы министерства народного образования Ишимского уезда находились в ведении смотрителя ишимских училищ – председателя педагогического Совета Ишимской прогимназии.

По итогам 1894 учебного года им сделано следующее заключение: «Состояние учебного дела в Ишимском уезде (сюда входили все населённые пункты современного Казанского района – прим. автора) можно признать удовлетворительным. Учителя и учительницы начальных школ, за немногим исключением, отличаются усердием и добросовестным отношением к своим обязанностям.

Если у некоторых из них и не совсем удачно ведётся преподавание, так это зависит от недостатка педагогической подготовки, а ещё более от неудобства помещений». Нужно отметить тот факт, что учительский труд высоко оценивался в дореволюционной России. Отличившиеся учителя получали благодарности и денежные вознаграждения не только от губернских духовных, но и светских властей.

20 октября 1893 г. исполняющий должность Тобольского губернатора «за своё постоянное усердие и внимательное отношение к детям» объявил благодарность учительницам сельских школ: Гагарьевской – Пелагее Федуловой, Дубынской – Елене Мисгоревой. 28.12.1894 года газета «Тобольские губернские ведомости» сообщала «Приказом исполняющего должность Тобольского губернатора от 20.12.1894 г. за своё постоянное усердие и внимательное отношение к возложенным обязанностям учительнице Казанского сельского училища Калерии Рачинской объявлена благодарность».

01.04.1903 г. «Тобольские епархиальные ведомости» сообщали: «Его Преосвященством, епископом Тобольским и Сибирским, 25 марта сего года за труды и усердие как по исполнению прямых обязанностей, так и по заведыванию школами и преподаванию в них Закона Божия, к предстоящему празднику святой Пасхи удостоен награждения скуфьею священник Ишимского уезда Новоалександровского прихода отец Симеон Задорин».

Благодарности получали даже от самого российского Императора. В «Омских епархиальных ведомостях» за 15 марта 1903 г. имеется сообщение: «Государь Император, согласно с заключением комитета о службе чинов гражданского ведомства и о наградах, Всемилостивейше соизволил в 6-ой день декабря минувшего года пожаловать за заслуги по духовному ведомству серебряной медалью с надписью «За усердие» для ношения на груди на Александровской ленте учительницу Афонькинской церковно-приходской школы Ишимского уезда Анну Малахову».

По сообщению газеты «Тобольские губернские ведомости» от 16.07.1913 г.: «Ко дню рождения Императорского Величества 6 мая 1913 г., за заслуги по ведомству просвещения» серебряной нагрудной медалью с надписью «За усердие» на Александровской ленте награждена учительница Смирновской церковно-приходской школы Дарья Пуртова». А ведь это были учителя из сельской глубинки.

Все школьные учителя, окончившие учительские курсы, за успешное исполнение в течение 12 лет обязанностей учителя начальных классов возводились в звание личного почётного гражданина. Учитель сельской школы был единственным гражданским грамотным человеком на селе, а потому принимал самое активное участие во всех государственных и церковных мероприятиях, проводимых в сельской местности. Распространение медицинских знаний, оказание первой медпомощи, организация бесед о культуре быта, оказание помощи в воспитании детей – участниками и организаторами этих мероприятий были школьные учителя.

К школьному учителю относилось с почтением, прежде всего, взрослое население сельской глубинки. Им старались помочь в бытовом устройстве, отдавали для проживания самые лучшие избы, привозили дрова, давали продукты питания. Причём, всё это делалось совершенно бесплатно, «от доброй души». Своим примером взрослые воспитывали уважение к сельскому учителю и у своих детей. Как жаль, что сегодня авторитет школьного учителя не такой.

Принимаются меры в стране, губернии, уездах и по финансовой поддержке народного образования. В целом, подводя итоги, можно сказать, что перед Первой мировой войной сеть школьных учреждений, дающих начальное образование, в границах современного Казанского района была достаточно обширной. Властями предпринимались шаги для её дальнейшего развития.

Хотя движения в деле развития среднего образования в сёлах и деревнях в ту пору не было. Желающие получить данное образование были, как правило, из крепких крестьянских или иных семей. Для этой цели выбирались уездные города губернии, где были открыты мужские и женские гимназии. Это либо города Тобольск и Омск, либо (позднее) Ишим.

З. ПЬЯНКОВА, старший научный сотрудник Казанского краеведческого музея
Фото из архива музея
На снимке: Одна из первых учительниц. Фамилия неизвестна