Медиакарта
12:15 | 12 апреля 2021
Портал СМИ Тюменской области

Сюрпризы от Киндера

Сюрпризы от Киндера
11:08 | 10 августа 2011

Живут на Тавде работящие люди: чуваши, татары, башкиры…

Юрий МАШИНОВ /фото автора/

У нас в области побывала официальная делегация Государственного собрания – Курултая Республики Башкортостан. Этот законодательный орган возглавляет чисто русский человек – Константин Борисович Толкачев. Сопровождающие его лица – председатели пяти отраслевых комитетов и два заместителя спикера – представляют титульную нацию. В числе прочих мероприятий «курултаевцев» пригласили посетить Нижнетавдинский район. Гостей сопровождали депутаты Тюменской областной Думы во главе с председателем Сергеем Корепановым.

И вот мы в пути. В качестве гида выступает «наш думский» – председатель комитета по аграрным вопросам и земельным отношениям Юрий Конев.

– Когда говорю, что в Тюменской области есть сельхозпредприятия, собирающие на круг по 40 центнеров пшеницы, мне мало кто верит, ведь как-никак обитаем не на Украине, а в зоне рискованного земледелия, – рассказывает гостям Юрий Михайлович. – А это действительно так. Дело в том, что в последние годы АПК области развивается весьма интенсивно. Три года подряд занимаем в России первое место по урожайности картофеля и овощей, возделываемых в открытом грунте. А если говорить о животноводстве, то на территории области построили 16 крупных комплексов по молочному производству и 26 мини-ферм.

Областной АПК надежно обеспечивает продовольственную безопасность имеющегося в регионе населения в 1 миллион 200 тысяч человек.

В дороге речь зашла о национальном составе субъектов Федерации.

– В этом отношении Башкортостан держит второе место после Дагестана, – поделился Константин Толкачев. – Кто только не живет на нашей территории: русские, башкиры, татары, чуваши, украинцы… В каждом районном центре имеются культурные центры автономий. Можно учиться на родном языке, сдавать экзамены.

Конечно, и в Тюменской области живут бок о бок люди 146 национальностей. У нас зарегистрировано 170 религиозных организаций. В том числе в Нижней Тавде представлено 12 религиозных объединений. Все, спасибо Всевышнему, живут в мире и согласии.

Тем временем правительственный автобус катит по намеченному маршруту: почти идеальная магистраль – положенные знаки, ровный асфальт, горизонтальная разметка, «зебры» на переходах. Эх, вот бы иметь подобные качества на федеральных трассах, проходящих по территории области! На всякий случай спросил у спикера Курултая, дескать, как вам наши дороги?

– Прекрасные! – ответил Константин Борисович и добавил: – Вот если правительство вашей области и впредь будет уделять дорогам такое же внимание, то будет еще лучше.

Сразу же после этих слов наш «лайнер» свернул налево – и путников затрясло и закачало: выехали на проселок, немного покрытый щебенкой. Не успел похвалить – и нате вам! К этой теме вернемся, а пока о том, куда привела нас грунтовка. Нам показали животноводческий комплекс невиданной красоты. И впрямь сюрприз. Автор такого не видел никогда. Мне навсегда врезались в память колхозные фермы с дырявыми соломенными крышами, вокруг грязь, доярки в резиновых сапогах, коровьи лепешки тут и там, специфический запах…

А тут аккуратные «арочники» в окружении подстриженных зеленых газонов. Никаких посторонних ароматов и лепешек. Чисто, как в аптеке. Здесь без проблем прижились коровы голштинофризской породы, завезенные из Венгрии. Их пока около трех тысяч, а после сдачи в августе второй очереди поголовье вырастет до четырех тысяч. У каждой бурёнушки на шее «медаль» – датчик, соединенный с компьютером. Все процессы компьютеризированы и автоматизированы. Тысячу двести коров легко обслуживает 15 человек. Все из села Киндер.

Ежесуточно на этой мегаферме станут надаивать по 60 тонн молока, то есть на 20 тонн больше, чем в настоящее время. «Где же перерабатывать такую прорву продукции?» – вполне справедливо спросит читатель. И я отвечу: на Нижнетавдинском молочном заводе, действующем с 1945 года. И буду не совсем прав – тот завод износился морально и физически. Теперь на этом месте завершается наладка новейшего оборудования для нового предприятия, которое полностью именуется так: ООО «Производственная компания «Молоко».

Делегация Законодательного собрания Башкортостана ознакомилась с фирмой. Мы посмотрели не только процессы «доведения до ума» технологических линий, но даже провели дегустацию многих продуктов. Молочные сыры, брынза, йогурты, биокефир, биоряженка, бифилайф, кисломолочный напиток «Катык», витаминизированные сметана и масло – вкусно! ПК «Молоко» через месяц, а то и раньше, будет вырабатывать 100 тонн продукции в сутки.

Пока генеральный директор компании Ильнас Исмагилов в разговоре с гостями останавливался на деталях, автор пообщался с красивейшими девушками, которые только что разлили для нас пробный товар.

– Пока ученица, – рассказывает про себя Александра Девяткова, одновременно демонстрируя медали различного достоинства, врученные предприятию за высокое качество продукции на многих конкурсах и выставках. Старшее поколение заработало, мама Саши, Ирина Александровна, трудится здесь же. – После школы хочу выучиться на менеджера по продажам.

Вот ведь как, дояркой или оператором не хочет быть. В настоящее время штат ПК «Молоко» составляет 350 человек. Наверное, с выходом фирмы на полную мощность в полку прибудет. Но здесь, как и на животноводческом комплексе, правит бал автоматика. Куда людей-то девать?

– Да, мы тоже поначалу задумались над этим вопросом, – говорит первый заместитель главы района В. Семенов. – Но вскоре успокоились. Ведь народ занят не только производством молока и его переработкой. Нужны хорошие корма, а это растениеводство, мельницы для изготовления комбикормов, силос, сенаж…

Кормовой базой компании являются СПК «Турай» и ЗАО «Парус». По официальной статистике, безработица в районе 0,3 процента. По области этот показатель составляет 6,2, по России – 6,1 процента.

Однако вернемся к переработке. Животноводческий комплекс в Киндере поставляет 60 тонн сырья…

– А остальные сорок – крестьянско-фермерские хозяйства, – добавляет В.Семенов. – Есть у нас сильные частные производства молочного направления: ООО «Прогресс» Муссы Шибилова, КФХ Григория Гудыно, личные подсобные хозяйства Раиса Нигматулина и Андро Мерабишвили, КФХ Соломона Шармазанова.

Внимательный читатель, наверное, заметил, как мелькают на странице русские, татарские, чувашские, грузинские фамилии. Все они мирно живут на Тюменской земле. Их неустанными трудами прирастает богатство нашего региона.

Простите, совсем заговорился, растерял чувство такта, надо же дать слово гостям.

– Мне очень даже близки дела и трудности селян, потому что не так давно руководил крупнейшей нефтеперерабатывающей компанией Башкортостана, – делится председатель комитета Курултая по промышленности, транспорту, строительству, связи и предпринимательству Наиль Кутлугильдин. – И понимаю, как непросто было увеличить площадь сельхозугодий Нижнетавдинского района с 20 до 33 тысяч гектаров. Я и сам родом из деревни. Отец, помню, говорил: «Если ты не ленивый и здоровье есть, то земля тебя всегда прокормит». Коль деревня процветает, что мы здесь, в Нижней Тавде, и наблюдаем, то на столе горожан будут и хлеб, и мясо, и молоко.

После этой оды району Наиль Кутлугульдин и Зуфар Ахтариев поговорили приватно: я не понял – то ли на башкирском, то ли на татарском языке. А затем Наиль Закирович продолжал по-русски:

– А ведь нефтегазовый комплекс Западной Сибири начинали осваивать геологи, строители, транспортники, промысловики из Башкортостана. Их и теперь немало на Севере. Думаю, мы и родственников тут обнаружим…

Слово «киндер» по-немецки означает «ребенок». Но тут ехать в Германию за разъяснениями не стоит. Топоним восходит к слову «киндерле» – по-татарски конопля. И вообще село почти татарское. Почему почти? Потому что живет одна русская семья – Ермаковы. И вот новобранец Российской армии Володя Ермаков пишет из воинской части домой: «Служба идет нормально. Все хорошо. Только не с кем поговорить на нашем языке – по-татарски». Это мне рассказывал глава района Зуфар Ахтариев.

В центре поселения – мечеть. Первое упоминание о ней датируется 1779 годом, хотя, предполагают, возведена гораздо раньше. И вот он, «башкирский след»: мечети строились исключительно с позволения муфтия из Уфы. В советские времена мечеть закрыли, как и церкви, синагоги, костелы. В здании культового назначения сначала располагался детский сад, а затем сельский клуб. С минаретом. А минареты – они как в море маяки. Каждый, моряки знают, имеет свои архитектурные особенности, обозначенные в лоциях морей.

Я не зря перешел на флотскую тематику. Давлят Хабибуллин после службы в армии поступил матросом в Дальновосточное морское пароходство. Стал боцманом. И в этом качестве прошел многие моря и океаны мира. Через десять лет вернулся в родной Киндер. Назначили заведующим фермой колхоза. В сельхозинституте получил специальность зоотехника. Настал пенсионный возраст. Короче, пора подумать о душе.

Тем временем минарет с полумесяцем на шпиле уже 40 лет простоял с заколоченными окнами. А потом «маяк» и вовсе снесли. Экс-боцман возродил и зарегистрировал в селе мусульманскую организацию. Следующий шаг – капитальная реконструкция мечети. Она открылась в 2000 году. Деньги на ремонт собирали всем приходом. Но Давлят-хаджи особо благодарен спонсорам с русскими фамилиями: Бусалову, Зубкову, Калайчиеву, Козлову, Калачеву, Крамскому, Морозову.

Флотский человек нашел на должность имама хорошего парня, выпускника медресе Салимжана Салматова, узбека по национальности. У Салимжан-хазрата супруга и трое детей. О них тоже надо было позаботиться. В общем, построили для имама просторный дом. Давляту помогал словом и делом мулла Киндера – Зарифжан Нигматжан-улы Ахтариев. Это он поддерживал добрые мусульманские традиции в селе в самые смутные советские времена, сдобренные научным атеизмом.

Давайте разберемся в иерархиях. До сего дня я сам не знал, чем мулла отличается от имама. Короче, имам – это главный мулла, настоятель мечети с известным образованием. Мулла – скорее всего, общественная должность. И хотя он сдает экзамены уфимскому муфтию, но досконального знания Корана и владения арабским языком от него не требуют. Муллу выбирает народ. Прихожане обращаются к нему как к судье в случаях разных житейских недоразумений. Иногда мулла сам вмешивается в частную жизнь, заметив в ней что-либо недоброе. Без преувеличения можно сказать, при всех обстоятельствах слово муллы является законом.

Народы Востока, Урала и Поволжья сложили тома легенд о мулле Ходже (по-башкирски Хуже – Ю.М.) Насреддине. Исследователи утверждают, что у героя мифов и легенд на самом деле существовал прототип – в XII веке, только неизвестно, где он жил: в Турции, Узбекистане, Туркмении, Азербайджане, Башкирии… В воображении правоверного народа у муллы Насреддина много профессий – он земледелец, торговец, лекарь, знахарь. Он тысячу лет всё шутит и издевается над человеческой глупостью, корыстью, самодовольством, жадностью, невежеством.

Именно под такой характеристикой муллы, по совместительству ветеринарного врача крупнейшего в Нижнетавдинском районе сельхозпредприятия, Зарифжана Нигматжан-улы Ахтариева подписались бы все местные прихожане. А вообще, он отец Зуфара Зарифовича Ахтариева.