Медиакарта
8:45 | 18 апреля 2021
Портал СМИ Тюменской области

Кружева зарубежных замыслов

Кружева зарубежных замыслов
10:36 | 29 декабря 2011

Белоснежная революция? Только не это!

В субботу 24-го на митингующей площади я оказалась неслучайно: интересно было послушать тюменских несогласных. Послушала – и сначала разочаровалась, потом испугалась.

Народу собралось немного, ораторы казались неубедительными, молодежь происходящее воспринимала со смешком, кто-то вообще пытался узнать, что здесь происходит. Полицейские стояли в стороне и расслабились.

Активисты раздавали газеты, брошюры, листовки и белые ленточки. «А это почему?» – спросила я. «А это призыв к белоснежной революции», – пояснили мне.

За спиной услышала: «Запад нам поможет» и вздрогнула: только не это! Сразу вспомнила, как недавно в автобусе выхолощенные парни, представившись американскими миссионерами, раздавали пассажирам Евангелие. Моя соседка возмутилась: «Вы еще будете нас учить Богу молиться?! Или божьим словом цветные революции прикрываете?»

Несколько лет назад в Беларуси я была очевидцем невинного, на первый взгляд, хода событий, отчего теперь хотела бы предостеречь.

Начиналось все так… Как корреспондент газеты я попала на областную конференцию «Женщины. Насилие. Пресса», где все доклады носили ярко выраженный агрессивный характер: будто выхватили из жизни сплошной негатив и смакуют. Выступавшие казались личностями амбициозными и неприветливыми. Американец Дэвид сидел в президиуме и внешне совершенно не отличался от других, скорее, напоминал телохранителя председательствующего. Когда же ему как спонсору мероприятия предоставили слово, оказалось, хорошо говорит по-русски. Зорко осмотрел зал, будто хотел уловить атмосферу доброжелательности и благодарности за его подаяния: он оплатил кофе-паузу и последующий обед, наверняка и гонорары организаторам, среди которых была и Вера Ивановна, окружившая меня почему-то особым вниманием. Приехал Дэвид по приглашению Союза юристов альтернативного государственному. Возможно, на деньги США и существовавшему. Дэвид рассказал, как в Штатах идет борьба против семейного насилия, подчеркнул намерение бескорыстно поделиться опытом в этой сфере, поскольку изучает аналогичные проблемы в Беларуси, которых здесь слишком много. «Но какое американцам дело до этого?! – вступила я во внутренний монолог. – И почему бесплатные обеды человек на тридцать? Подкармливают, приручают… Неужели путь и к Америке лежит через желудок? А насчет бескорыстия, так кто поверит?! Не хочется, чтоб гости высматривали пыль под моей кроватью и назидательно поучали, как лучше делать уборку в квартире и тем более высмеивали недостатки».

В ресторане Вера Ивановна, словно отвечая на мои вопросы, сообщила, что учиться лучшему никогда не поздно и она собирается регистрировать общественную организацию, дабы, используя зарубежных спонсоров, помогать соотечественникам. «А честно ли это? – подумала я и тут же осеклась: сама-то ем-пью за чужой счет, а вдруг придется заплатить? – Чем? Сомнением. И не с этого ли начинается предательство?».

Однако все происходящее внешне выглядело невинно, и мы с ней после трапезы обменялись телефонами. Через неделю я получила приглашение на учредительное собрание ООО «Женский путь».

– Никакой, девочки, политики! – вдохновенно заверяла нас Вера Ивановна. – Ставим самые благие задачи – благополучие женщин и их саморазвитие. Спонсируют проекты западные женские организации, а какая нам разница, если деньги остаются в Беларуси? Давайте займемся, например, изданием фотоальбома о женщинах села. Что плохого в фотографиях, раскрывающих судьбы крестьянок?

Действительно, что плохого? Стали обсуждать, в какие села можно поехать, какие снимки сделать. Вопроса о том, когда же деньги получим, она будто бы ждала и с готовностью пояснила, что, к сожалению, согласно новому указу теперь от зарубежных спонсорских поступлений государству должно отходить не десять процентов, как раньше, а пятьдесят три! И это иностранцев останавливает, но они обязательно что-нибудь придумают.

«А почему, собственно, придумывать что-то должны они?» – удивилась я, не подозревая, что уже придумали.

Вскоре Европейский гуманитарный университет (ЕГУ) в рамках проекта «Содействие расширению общественного влияния женщин в Республике Беларусь» провел семинар в одном из санаториев, на котором я присутствовала. «Перед женщиной в карьере стоит преграда в виде общественного мнения: она хороша на кухне и в спальне. Такой стереотип надо менять», – аргументировали мне, и я спорить не стала.

Лекции и тренинги, проводимые магистрами, кандидатами философских наук никаких подозрений не вызывали. Саморазвитием действительно заниматься никак не вредно, какой бы сферы оно ни касалось, а мастер-класс по искусству презентаций можно применять как в ходе избирательной кампании, так и в сетевом маркетинге, да и в повседневной жизни, если претенду­ешь на то, чтобы тебя услышали.

– Обществу не хватает модели взаимодействия двух равных начал: мужского и женского, – говорили нам. – Участие женщин в политике оздоравливает политику. Женщина по-другому воспринимает мир, она думает, оценивает и руководит по-другому, но это не значит, что хуже. Само присутствие женщины смягчает конфликт, уравновешивает мнения, облагораживает атмосферу, а создавая барьеры в профессиональной, политической и общественной карьере, считая, что «не женское это дело», общество лишает себя огромного потенциала, которым женщины обладают. Галина Старовойтова считала, что мы, женщины, не должны ждать, когда нас пригласят в сферу принятия государственно значимых решений, а сами должны объявить «бе­лый танец».

И я в своем воображении уже вальсировала… Смущал лишь тот факт, что во всех разговорах присутствовала некая доля конфиденциальности и сарказма. Я решила не придавать этому значения, ведь ничего предосудительного не происходило, а замечания были справедливыми.

Через месяц мне пришло письмо, в котором сообщалось, что республиканское общественное объединение «Женский ответ» реализует новый проект «Шаг за шагом». Финансовую поддержку оказывает Агентство Международного развития США. Цель проекта – привлечь к активной общественно-политической жизни женщин Беларуси разных профессий, возрастов и интересов. Предлагалось и конкретное дело – заняться подготовкой нового законопроекта «О благотворительной деятельности», в котором бы процентные отчисления в госбюджет были снижены. Картина «операции» постепенно стала вырисовываться иными красками. Оказывается, в ходе этого проекта триста женщин смогут участвовать в однодневных, а затем трехдневных семинарах по теме «Механизм влияния на изменение общественной жизни», и лучшие из них затем получат право самостоятельно проводить по тридцать занятий во всех регионах Беларуси.

«Интересно придумали, – рассуждала я, – нашими же руками хотят взбудоражить общественное сознание. И формировать нужное им мнение!».

Получалось так: чтобы снизить процент отчислений на финансирование неформальных (читай, оппозиционных государству) организаций и перевести стрелки от России на Запад и в США, последние финансируют такую на вид безобидную программу. В итоге «и овцы целы, и волки сыты».

Сначала организовали конференцию по насилию: показали, как женщин в Беларуси притесняют; потом Вера Ивановна (и другие) зарегистрировала женскую организацию и подобрала актив. Затем прошел семинар в санатории, а теперь решено провести уже широкомасштабную программу, где «шаг за шагом» будут «промывать мозги», настраивая женщин против государства. Создадут инициативные группы во всех регионах Беларуси, чтобы якобы изучать потребности и интересы женщин. В общем, «пусти козла в огород». «Только не является ли изучение их потребностей и интересов обязанностью социологов, государственных служб? А если бы мы из Беларуси приехали в США и стали создавать там «сеть» по изучению проблем американок?» – рассуждала я. Странным показался и один из принципов этой программной работы, названный принципом Праздника. «Не означает ли это, что вся подрывная (разъяснительная) деятельность и есть Праздник? Для кого?» – спрашивала я себя.

Республиканская общественная организация «Женский ответ», куда вошла и наша ООО «Женский путь», приглашала на очередной семинар, обещав две кофе-паузы, обед в ресторане и возмещение стоимости проезда при предъявлении билетов. Только что не оплачивали участие. Я решила поехать с коллегой Светланой.

В зале, где должно было состояться мероприятие, нам выдали бэйджики с именами без отчеств, чтобы быть ближе друг к другу. А не ради ли подражания европейским манерам? Это упрощение резало слух. «Почему мы должны отказываться от своих традиций, и неужели вот та женщина лет семидесяти, Лена? Ну, почему не Елена Викторовна?!»

Семинар открыла девушка, напоминающая запрограммированного робота. Слова произносила русские, а манера изложения совершенно для нас не типичная: заученный монотонный текст с расставленными паузами, заранее продуманными движениями. Ничего живого, один стандарт качества Publik relation. Она предложила нам обозначить проблемы, волнующие женщин, и мы их назвали – нехватка денег, поиск своего места в жизни, здоровье, одиночество, обучение детей, неуверенность в себе, непонимание, недоверие, радиация. Обобщив, она сделала вывод: 1. Информационный голод. 2. Личностные проблемы. 3. Дети, семья, экология. 4. Общественно-политическая жизнь страны. 5. Внешние факторы. Получалось, «что хочу услышать, то и слышу». Позже она выдала главную мысль, ради которой нас и собрали:

– Во всех бедах виновато государство, наше незнание законов и неумение постоять за себя. Общество не дает женщинам возможности реализовать свой потенциал, поэтому мы должны учиться противостоять государству, и если оно не может решить наши проблемы, нужно создавать общественные организации, куда войдут инициативные люди, четко мотивированные на успех во имя цели.

– Нас что, эмиссары Запада готовят к революции? – шепнула Света. –Найдут триста дур и пустят их, как торпеды. При малых затратах – большой результат. Может, президенту жалобу написать, что замуж выйти не могу? Пусть решит проблему моего одиночества.

Во время перерыва мы пытались осознать происходящее. Трудно представить: президент США принял закон, а мы в Беларуси профинансируем тех, кто с ним не согласен. Иной закон о благотворительной деятельности нужен был ООО как кормушка, а иностранцам – как опора для своей деятельности. И теперь они «шаг за шагом» будут вмешиваться в нашу жизнь. Они взялись за формирование нашего мировоззрения, и назвали это атмосферой праздника.

Так мы на собственном опыте узнали, как плетутся кружева зарубежных замыслов.

На митинге в Тюмени заметила девушку с плакатом: «Я здесь бесплатно». Возможно. Кто проверит? Спросила у ребят, почему пришли они. Оказалось, чтобы подчеркнуть свою гражданскую позицию: выборы должны быть честными, без подтасовок. Подумала: хорошо, что формируется гражданское общество, что просыпается интерес к государственной политике. И хорошо, что трибунный призыв к революции не был поддержан, и к белым ленточкам, на мой взгляд, относились, скорее, как к свидетельству солидарности с основным требованием демократии – праву голоса. А многие вообще отказывались от них, не желая связывать себя с революционной символикой. Сибиряки все же мудрый народ…

Автор: Людмила БАКЛАНОВА