Медиакарта
12:40 | 23 января 2018

Погода в Тюмени °С

Портал СМИ Тюменской области

Защита Арктики - проблема сегодняшнего дня

Защита Арктики - проблема сегодняшнего дня
13:30 | 03 октября 2014

Одним из важнейших и побудительных мировых факторов, определяющих расстановку и взаимодействие различных государств в XXI веке, является борьба за минеральные ресурсы.

Общий рост потребности в углеводородном сырье и высокая степень освоения перспективных нефтегазоносных районов на суше обусловили резкую активизацию поисково-разведочных работ в акваториях Мирового океана. Прежде всего, тем, что именно там - в шельфовых и глубоководных зонах морей - отмечается наибольший прирост запасов в результате обнаружения крупных и уникальных месторождений, и что характерно - высокодебитных. Так, ресурсы на дне Тихого океана оцениваются в 16 млрд. т., Атлантического - в 47, Индийского - в 57, а Северного Ледовитого океана (СЛО) - в 83 млрд. т. условного топлива. Вполне понятно, что взоры различных сырьевых (и не только) стран всё настойчивее обращаются к СЛО - этому богатейшему и ещё практически нетронутому объекту.

Морской добычей в арктических широтах Россия пока ещё в широких масштабах не занималась, хотя ясно, что мир, сильно нуждающийся в энергии, никому не позволит долго лежать на своих ресурсах, как «собака на сене».

Усилия дипломатов

Главными игроками в борьбе за ресурсы Севера является «арктическая пятёрка»: Россия, США, Канада, Норвегия и Дания. Режим раздела Арктики начал складываться в XIX веке, когда в 1867 г. после продажи Аляски между Россией и США был заключён договор о разграничении по меридиану. В 1926 г. СССР назвал своими «полярными владениями» 5,8 млн. км2 - своего рода сектор - акваторию от Кольского полуострова и Берингова пролива до Северного полюса (СП). Объявлять тогда своими территории, сплошь заполненными льдами, желающих было немного. В 1982 году ООН приняла Конвенцию по морскому праву, по которой дно морей, океанов и его недра за пределами 200-мильных экономических зон принадлежат всем странам мира. Она вступила в силу в 1994 г., когда её ратифицировали 60 стран. России, конечно, более выгоден секторальный подход. Ведь тогда она приобретёт право на дополнительные 1,2 млн. км2 площади, и в том числе на разработку всех месторождений в треугольнике Мурманск-СП-Чукотка. Но - увы - в 1997 году Борис Ельцин одним росчерком пера подписал ту Конвенцию ООН. Теперь надо доказывать, что мы имеем право на расширение этой зоны вдоль своих северных территорий за границы 200 миль, считая от берега, согласно конвенциальному способу. Другими словами, предъявить неоспоримый набор геологических доказательств принадлежности подводных хребтов, в частности Ломоносова и Менделеева, начинающихся от Сибирской континентальной платформы и продолжающихся до СП. А это не только запасы углеводородов, но и месторождения полиметаллов, золота, алмазов и др. Просто заявить эти поднятия своими не получится. В 2001 году Россия попыталась это сделать, но не получилось (ей вежливо сказали: мало данных). Отметим и такой факт: в 1970-е годы наши геофизики открыли гигантскую структуру на юго-востоке Баренцева моря, которую назвали «Сводом Федынского». Норвежцы считают его своим хребтом. Разговоры зашли в тупик на 40 лет - кто же откажется от такого богатства! Однако в 2010 году «гордиев узел» разрубил Дмитрий Медведев, искавший в тот момент поддержки на Западе в преддверии президентских выборов. Подарок потянул на 565 млн. тонн в нефтяном эквиваленте. Норвегия ликовала! С этой уступки начался следующий этап развития проблемы. И, как всегда бывает, погреться у «горячей арктической печки» желают и другие неарктические государства. Например, Китай уже реализовал там пять экспедиций, поставил исследовательскую станцию на Шпицбергене и добился статуса наблюдателя в Арктическом совете. Власти Индии сделали несколько декларативных заявлений по этому региону. Германия и Япония заявляли о необходимости применения к СЛО общих принципов конвенции по морскому праву, имея в виду право на разработку природных ресурсов. Таиланд и Сингапур также претендуют на соучастие в арктических программах.

Россия детально изучает геологию океанского дна

2 августа 2007 года с ледокола «Академик Фёдоров» было совершено погружение глубоководных аппаратов «Мир-1» и «Мир-2» на дно СП. Интересно, что экипаж последнего был интернациональным: россиянин, австралиец и швед. Оба аппарата достигли дна на глубине 4261 м, произвели отбор грунта и образцов фауны. По завершении работ оставили на дне капсулу с титановым флагом России и пожеланиями потомкам. США, Канада и другие страны мгновенно отреагировали на это деяние громкими негативными заявлениями политиков и ответными экспедициями. Так, Госдепартамент США заявил, что данные хребты имеют океаническое происхождение и «не являются частью континентального шельфа какого-либо государства». Министр иностранных дел Канады не без юмора выразился: «Это просто шоу. Сейчас не XV век. Нельзя идти по миру, расставлять флаги и говорить: «Мы заявляем права на эту территорию». Дания заявила о желании доказать, что хребет Ломоносова является частью их острова Гренландия. Как видим, намерения многих стран достаточно серьёзные и могут не ограничиться одними разговорами. Важно также отметить, что проблема доступа к минеральным богатствам арктических регионов России тесно связана и с Северным морским путём. Мы безоговорочно рассматриваем его своей транспортной коммуникацией, тогда как США, Канада, скандинавские страны и другие считают, что данная артерия общемирового уровня, и она не должна принадлежать только одной стране. Не так давно бывший госсекретарь США Олбрайт прямо заявила: «Какая несправедливость в том, что колоссальные богатства Сибири принадлежат только России». В настоящее время в арктическом регионе постоянно происходят изменения, требующие адекватной реакции государства. Резкое снижение экономической активности, сокращение численности населения, консервация поселений, утрата плотного пограничного контроля материковой и шельфовой частей - вот неполный перечень ближайших проблем. И при всём этом, к большому сожалению, российский представитель в Арктическом совете заявляет, что повода для борьбы за эти ресурсы не существует; вопросы континентального шельфа по сути являются вопросами, которые не разъединяют, а, наоборот, сближают. Вот так, открытым текстом. А ведь имеется довольно широкий круг вопросов, анализ которых указывает на существенные различия в интерпретации как особенностей геологического строения зоны Арктики, так и межгосударственных отношений.

Человек с ружьём необходим

Почему это вдруг США на Аляске разместили почти три дивизии военнослужащих и собираются расконсервировать тяжёлый арктический ледокол. Канада в северных прибрежных районах в 2009 году провела военные учения, нацеленные на то, чтобы заявить: Арктика - важная составная часть страны, и присутствие военной силы постоянно будет наращиваться. В частности, через три года планируется построить восемь боевых кораблей ледового класса. Дания в текущем году намеревается развернуть военные базы на севере Гренландии, а также сформировать группировку сил быстрого реагирования. Норвегия в 2010 году перенесла штаб оперативного командования ВС за Полярный круг и закупила пять новых фрегатов, адаптированных для северных условий. Заметим, что в самой стране и Гренландии уже размещены радары и противоракеты. То же появилось и на Аляске. Германия и Япония заявляли о необходимости применения к СЛО общих принципов конвенции, имея в виду право на разработку природных ресурсов. Новые вызовы и угрозы национальным интересам России, продиктованные попытками ряда стран сформировать новый миропорядок, показывают важнейшее военно-стратегическое значение всей Арктической зоны и необходимость защиты нашей государственной границы на северном направлении. А что же предпринимает Россия? Заметное движение наблюдалось в конце 2012 года, когда начались крупные учения Северного флота и арктической группировки войск. В море вышло несколько десятков кораблей и авианосец «Адмирал Кузнецов», не считая подлодок. В действиях участвовали и самолёты ВМФ и дальней авиации. Если «Кузнецов» действовал в Баренцевом море, то тяжёлый атомный ракетный крейсер «Пётр Великий» решал свои задачи в Карском море. Группировки в десять вымпелов в этом районе не было никогда. В 2013 году возобновилось патрулирование стратегической авиации арктической зоны. Для погранвойск заложен новый сторожевик ледового класса, восстанавливаются свои базы вдоль Севморпути. Флот получил лучшую в своём классе многоцелевую атомную подводную лодку «Северодвинск». И сразу же Запад забил тревогу: Россия вырвалась вперёд в технологиях подводных лодок, делающих их практически неуловимыми. Такие субмарины станут охранять акватории СЛО. Впервые в мире рота ВДВ десантировалась вблизи Северного полюса. Голубые береты «приледнились» неподалёку от дрейфующей российской полярной станции «Барнео». Ведь не просто так? Возрождают к жизни аэродром «Темп» на острове Котельный и планируют сделать то же самое с аэродромом на «Земле Франца-Иосифа». В планах руководства ВМФ - строительство атомных ледовых авианосцев. В идеале их потребуется по 2-3 на Северный и Тихоокеанский флоты. Тогда страна будет иметь возможность обеспечивать своё присутствие в любой точке СЛО, где есть что защищать.

Итак, угрозы можно ждать и с Запада, и с Севера. Граница везде и всюду - живой организм. Всегда что-нибудь да происходит. Из всех стран, активно интересующихся арктическими проблемами, у нас самые хорошие отношения с одним из лидеров в сфере мировой экономики - Китаем. Здесь есть всё: и давние дружеские отношения, и теснейшие торговые дела, и очень активно развивающиеся связи в области нефтегазовой политики (одно строительство трансконтинентального нефтепровода Сибирь - Дальний Восток чего стоит) и т. д.

Дружить и торговать с державой, являющейся второй в мире по масштабу экономики, несомненно, выгодно. Со своей стороны в КНР надеются от нашего сегодняшнего разрыва с США заработать кучу денег, купив, к примеру, на корню наши нефтяные месторождения, а то и терминалы на всём Северном морском пути. Невольно напрашивается вопрос, а не задушит ли нас в отдалённой перспективе богатый сосед в дружеских объятиях? Конечно, это произойдёт не сразу, а постепенно: следовать будут согласно их старой мудрости «Шаг за шагом дойдём до цели». Интерес Пекина к арктическому региону следует рассматривать, прежде всего, как интерес мировой державы на будущее. Имея значительные инвестиционные средства, КНР свободно заходит в добычные проекты не только стран Евросоюза, но и Северной Америки, не говоря уж про Россию. Судите сами. Китайская национальная энергетическая компания сегодня имеет свои доли в проекте сжиженного газа на Ямале. Республика Коми пошла дальше: она предложила этой компании участвовать в очень большом количестве проектов по разработке нефтяных месторождений и строительству нефтеперегонных заводов. Лакомыми нефтяными «жемчужинами» в Печорском море ныне являются три месторождения: Приразломное с извлекаемыми запасами 75 млн. т., Варандей-море, запасы оцениваются в 80 млн. т, и Долгинское с извлекаемыми запасами до 130-140 млн. т. Китайцы в настоящее время, по-видимому, детально изучают предложенные варианты. Но ясно, что хотя бы по одному из отмеченных месторождений они будут партнёрами.

Сложнее и дороже

Складывающейся в мире реальной ситуации отвечает «Конвенция долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года», в которой одной из главных стратегических целей является военная безопасность, т. е. защита и охрана государственных границ. Проблема очень сложная, дорогостоящая. Не приходится сомневаться, что далее будет ещё сложнее и дороже в условиях арктической зоны. Так что как бы туго ни было с госбюджетом, России придётся всё-таки развивать все виды вооружений - от тактически пехотного до стратегически ядерного. Диалектика военно-политической стратегии хорошо известна: хочешь мира - готовься к войне. На готовые к ней государства не нападают. Тогда как-то спокойнее. А именно это и нужно России при решении складывающихся сегодняшних и завтрашних проблем освоения Арктики.

Автор: Владимир Конюхов, Александр Рыльков