Медиакарта
1:57 | 2 апреля 2020
Портал СМИ Тюменской области

Родители против «блицкрига» безнравственности

Никто не вправе становиться между добросовестными родителями и их детьми. Разрушение привычной нашему обществу семейной иерархии способно привести к подрыву устоев всего государства, и наоборот: ориентир на нравственные ценности, на сформированные веками традиции сегодня актуален как никогда.

Так считают члены областной общественной организации «Тюменский городской родительский комитет», созданной без малого два года назад - 1 июня 2010 года.

-Тогда люди собрались вместе, чтобы сказать «нет» ювенальной юстиции. Только в Москве протестовать против готовящегося законопроекта вышло семь тысяч человек. Митинг был организован общественным движением «Народный собор». Это сегодня столицу не удивить массовыми выступлениями, а тогда акция казалась совершенно беспрецедентной. В результате законопроект был отклонён как антисемейный, - рассказывает Константин Александрович Шестаков, кандидат социологических наук, доцент кафедры экономики товарных рынков ТюмГНГУ, заместитель председателя ТГРК по информационной политике. - «Блицкриг» не прошёл, но угроза осталась, хотя бы потому, что ювенальные технологии у нас в стране продолжают применяться.

-Давайте разберёмся: в чём вы видите опасность введения ювенальной юстиции? Я слышала, что речь пока о том, что уголовные или административные дела с участием детей и подростков должны вестись и разбираться специально подготовленными людьми, хорошо знающими детскую психологию, понимающими мотивацию, зачастую не совпадающую с мотивацией взрослого человека...

-Это только часть правды... Давайте посмотрим, что происходит в странах, где ювенальная система пустила глубокие корни: во Франции при населении 60 млн. человек - два миллиона изъятых у родителей детей. Протестующие матери выходят на улицу, устраивая марши пустых колясок. В Финляндии в самую сильную жару при палящем солнце люди боятся опустить жалюзи на окнах. Думаете, почему? Потому что соседи могут решить, что за окнами бьют ребёнка, и сообщат в полицию. Одного такого звонка достаточно, чтобы ребёнок был передан в приют. В США мать лишили родительских прав за то, что она до двух лет кормила малыша грудью. Судья расценил это как сексуальное домогательство. Ювенальная система опутала Запад, где строится общество потребления, и бывшие соцстраны, избравшие тот же путь развития. Давайте заметим, что в Китае или, например, в арабском мире, где сильны культурные, национальные и религиозные традиции, она не реализуется. Но зато, проникнув куда либо, ювенальная система строится по одному образцу, и не стоит ждать, что в России она вдруг окажется с «человеческим лицом».

Остановить разрушителей

-Надо полагать, что это процесс не бесконтрольный... Так ради какой же цели он запущен?

-В современном мире действует ряд тоталитарных сект. При вступлении в одну из них адепт должен ударить по лицу свою мать, а если она уже мертва, плюнуть на её могилу. Почему? Потому, что такой поступок перевернёт всё его нутро. Сегодня под лозунгом защиты прав ребёнка у нас идёт призыв доносить на учителей в школах, на строгих родителей. И хотя по сути это тоже подрыв внутренних устоев, многие дети по недопониманию стали охотно пользоваться предоставленной возможностью... В Ставрополье суд, например, обязал мать-одиночку ежедневно выдавать сыну двести рублей. На её вопрос: «На что мальчик, живущий на полном обеспечении, может потратить семьдесят две тысячи в год, изъятые из бюджета всей семьи?» судья ответил: «Это не наше дело. Главное, что его права теперь соблюдены». Любой запрет: не смотреть не соответствующие возрасту передачи, не приводить в дом подозрительных друзей - всё может обернуться для родителей санкциями суда даже сейчас, когда ювенальная система в стране не принята. Пока эти случаи скорее из ряда вон выходящие, и, объединив усилия, мы ещё можем с ними бороться. Если этого не делать, через какое-то время они станут нормой, и мы получим целое поколение, воспитанное вне уважения к отцу и матери, в условиях полной вседозволенности. А люди, не признающие семейную иерархию, основанную на взаимной любви и уважении, не прочувствовавшие того, что родитель для них - и авторитет, и защитник, уже не захотят признавать никакой другой иерархии. Утратившие культуру и нравственные нормы, они превратятся, простите, в быдло, которое легко можно поставить в стойло, станут винтиками тоталитарного общества. Попытки его построения, между прочим, прослеживаются сегодня не в какой-то отдельно взятой стране - это некий глобальный проект, с которым сталкивается весь мир.

-Константин Александрович, страшно всё то, что Вы говорите... Но я слышала от социальных педагогов, что у нас в России, наоборот, очень трудно изъять из семьи ребёнка, даже если его душевное и физическое здоровье того требуют.

-Это потому, что маргинальные семьи никому не интересны. Я тоже разговаривал на эту тему с учителями, и некоторые из них буквально плакали, мол, есть такие дома, куда необходимо направлять не только социальных работников, но и участковых, и психологов, чтобы хоть как-то помочь растущим там детям, однако никто не желает ими заниматься. Нет, ювенальная система направлена на разрушение, а не на созидание. Вы представляете, что такое - по сфабрикованному обвинению забрать ребёнка из любящей семьи? Я вам скажу, между прочим, что есть случаи самоубийств как среди матерей, так и среди разлучённых с близкими подростков. Недавно в Архангельской области покончила с собой отправленная в приют девочка.

-Если не ошибаюсь, в Тюмени подобных вопиющих происшествий не было. Помощь семье, поддержка родителей остаются у нас в числе приоритетных направлений.

-Действительно, наш регион - один из самых благоприятных в плане нераспространения ювенальных технологий. Тюменский городской родительский комитет - элемент настоящего российского гражданского общества, он не является общественной организацией, созданной внутри чиновничьей системы. Тем не менее мы сотрудничаем с чиновниками, с представителями правоохранительных органов, и справедливости ради я скажу, что в большинстве своём это умные, совестливые, понимающие люди, разделяющие позиции нормальных отцов и матерей. Совсем недавно нам удалось отстоять права матери пяти детей, у которой решили изъять их из-за бедности. Ситуация такова: у непьющей, не употребляющей наркотики женщины сел в тюрьму муж. Сама она не может выйти на работу, потому что находится в отпуске по уходу за маленьким ребёнком. Поддержки нет, жильё в аварийном состоянии - этим воспользовалась соседка и чтобы свести какие-то старые счёты, вызвала милицию и работников социальной службы. Мать в отчаянии обратилась к нам. Мы в свою очередь попросили содействия уполномоченного по правам ребёнка в Тюменской области Галины Дмитриевны Калюжной, которая взяла дело под свой личный контроль. О Галине Дмитриевне непременно хочется сказать несколько добрых слов: нам повезло, что эту должность занимает человек, имеющий, в лучшем смысле слова, советское воспитание, правильно оценивающий, что такое благо семьи, благо каждого ребёнка. Зачастую именно её участие, её позиция помогают найти спасительный выход из сложной ситуации. И в этом случае произошло то же самое: наша организация собрала средства на ремонт жилья (напрашивается вопрос: почему государству было не помочь женщине и её ребятишкам, ведь известно, что содержание каждого ребёнка в приюте обходится в 25 тысяч рублей ежемесячно). Пока велись ремонтные работы, наши представители вместе с матерью навещали детей, поддерживали их и наконец добились возвращения. Ещё один человек чьё участие в этой истории оказалось очень важным, это член актива и руководитель отдела помощи ТГРК Нина Владимировна Беломоина, почётный адвокат России. Многие дела, которыми мы занимаемся, нуждаются в юридическом сопровождении, и её опыт просто неоценим. Кроме того, она на общественных началах даёт консультации по правовым вопросам - не секрет, что услуги юристов в нашем городе стоят очень дорого, и не все родители могут к ним обратиться. Так же бесплатно мы оказываем семьям психологическую и социальную помощь, собираем материальные средства, а в случае острых конфликтов на помощь выезжает наша группа экстренного реагирования.

- Тюмень - не единственный город, где создан подобный родительский комитет?

-В Казани зарегистрирована Ассоциация родительских комитетов, включающая несколько десятков организаций, так что мы поддерживаем постоянную связь с единомышленниками. Есть похожие организации, не входящие в ассоциацию, есть движение «Народный собор», очень близкое нам по духу. Вообще, у нас много друзей. Наши мероприятия охраняют казаки, постоянным партнёром по разработке лекций выступает Тюменское региональное отделение Общероссийской общественной организации «За жизнь и защиту семейных ценностей». Например, мультимедийную лекцию «Молчаливая революция», показывающую пути выхода из демографического кризиса, предлагающую альтернативу современной массовой молодёжной субкультуре, утверждающую семейные ценности, в Тюмени и Тюменской области прослушало более сорока тысяч человек. Её проведение было поддержано департаментом молодёжной политики, физической культуры и спорта Тюменской области. Важно отметить и то, что для выступлений с лекциями мы приглашаем не только местных специалистов, но и известных учёных из разных городов страны.

-Это правда, что большинство членов вашей организации - люди верующие, воцерковлённые?

-Верующие более пассионарны, социально активны, при этом они и более консервативны, а значит, первыми начинают бить тревогу, когда чувствуют, что надвигается нечто разрушительное. Следом их призывы осознают и подхватывают все остальные. К тому же верующие люди имеют альтернативную картину мира, помимо той, что так усиленно насаждается в нашем обществе, они критически воспринимают культурный тип индивида-потребителя. Вот эта самая близость по духу, понимание схожести целей и приводят их в ТГРК. И ещё очень приятно, что к нам присоединяются новые и новые многодетные семьи: я сам отец троих детей, моя супруга Светлана Юрьевна Шестакова, доцент кафедры социологии и социального сервиса ТюмГНГУ, - в активе Родительского Комитета.

Тюменские улицы - не место для зомби

-Константин Александрович, знаю, что Ваша организация достаточно успешно и последовательно борется с растлевающей рекламой и способна в случае необходимости довести дело до суда.

-Да, и нашим союзником здесь выступает федеральная антимонопольная служба. Иногда бывает достаточно её рекомендации, иногда - нашего разговора с руководством магазина, где подобная реклама размещена. Но с одним ночным клубом нам действительно пришлось судиться, и этот суд мы выиграли на основании закона о гарантии прав ребёнка. Наших ответчиков обязали убрать рекламу притона. Я хочу, чтобы у моего сына к моменту, когда он начнёт строить семейные отношения, сохранилось чистое восприятие отношений мужчины и женщины, а оно убивается изображением раздвинутых ног и расстёгнутых штанов. Это может подтвердить любой детский психолог.

-Но когда поток пошлости льётся на нас с экранов телевизоров, когда всем этим переполнен Интернет, не похожи ли подобные меры на стрельбу из пушек по воробьям?

-Давайте начнём с того, что телевизор мы имеем право не включать, а в Интернете можем посещать только избранные сайты. Когда же на видном месте висит огромный плакат, от него никто не защищён. Этим убеждением мы руководствовались, добиваясь также запрета зомби-парада в Тюмени. Такие парады прошли в Москве и в некоторых других городах. Это страшно. Мои дети не смотрят фильмы ужасов, и я не хотел бы, гуляя по городу с младшим сыном, натолкнуться на шествие нескольких сотен размалёванных под мертвецов молодых людей. Достаточно сказать, что они совершенно не задумываются о чувствах окружающих: на московском зомби-параде одна из участниц, например, шла в окровавленной одежде и несла куклу с оторванной ногой - как на это должны смотреть женщины, пережившие смерть ребёнка или страдающие постабортным синдромом? А нарядившиеся солдатами с изуродованными конечностями, со следами пыток не подумали о том, что их могут увидеть матери настоящих солдат? У нас в Тюмени один «умник» собирался изображать погибшего в ДТП, даже хотел тащить за собой измятый номер машины - опять же, что было делать при виде этого людям, потерявшим в аварии родственников? При поддержке Галины Дмитриевны Калюжной мы обратились в МВД, и его сотрудники позвонили тюменскому организатору флешмобов Володе Друганову с требованием отменить парад. Несмотря на то, что несколько «зомби» всё же выползли на улицу по собственному почину, без профессиональных парикмахеров, гримёров и костюмеров их марш не произвёл эффекта. Так же нам удалось добиться устного запрета на празднование Хэллоуина в школах. Это праздник сатанистов, пришедший к нам с Запада, известно, что дети, изображавшие нечисть, порой оскверняли кладбища или доходили до суицида. Если уж молодёжи хочется поиграть в такие игры, пусть выезжает в лес или арендует ДК, но нельзя этого делать с благословения учителей в образовательных учреждениях.

Научить ребят думать

-Запрещая одно, необходимо давать взамен что-то другое... Что же Родительский Комитет предлагает детям, на что пытается их сориентировать?

-Мой старший сын - кадет казачьего класса, дочь учится в школе искусств. Дети других наших активистов обучаются музыке и иконописи, посещают различные кружки. Мы приветствуем классическое гуманитарное образование и выступаем противниками непроверенных технологий, которые сейчас пытаются внедрять в некоторых школах. Важно научить ребят думать и верно оценивать такие понятия, как добро и зло, и, конечно, мне бы очень хотелось, чтобы молодое поколение осознанно оставалось в русле традиционных ценностей, созданных многовековым опытом наших предков.

Автор: Виктория Ермакова