Медиакарта
19:16 | 27 ноября 2021
Портал СМИ Тюменской области

Нет ничего практичнее, чем верная теория

Диалоги о насущном: тайны мироздания

Однажды в середине 50-х годов в Томский политехнический институт нагрянули два столичных аспиранта и собрали студентов, чтоб просветить их мозги по поводу «открытия века» - теории относительности Эйнштейна. И пока аудитория ещё не опомнилась от массового гипноза, некий второкурсник вдруг задал вопрос:

- Вы можете объяснить физический смысл теории относительности?

- Теория относительности, - услышали все в ответ, - не имеет физического смысла, и в этом её достоинство.

Второкурсником этим был Роберт Бембель, ныне профессор, доктор геолого-минералогических наук и мой собеседник. Сейчас он комментирует ответ аспирантов как блистательный образец демагогии: «Видишь, и о полной никчёмности можно говорить, важно надувая щёки».

Слово «никчёмность» стоит понимать в самом буквальном смысле: ни к чему не применимая виртуальная эквилибристка. Владимир Вернадский, кстати, назвал эту теорию математически выженной фантазией: что, если мы наберёмся наглости да и возьмём скорость света как неизменную и предельную?..

А теперь внимание! Геосолитонная концепция Роберта Бембеля, о которой мы собираемся говорить, стартовала как раз с площадки сугубо утилитарной – разведки углеводородов на севере нашей области. Вообще в исследовательской биографии Роберта Михайловича просматривается три гигантских шага. Первый: создал технологию, способную различать в земных недрах нефтеносные трубки, - высокоразрешающую объёмную сейсмику. Шаг второй: осмыслил, какие механизмы работают в геосолитонных трубках и догадался о их роли в жизни Земли и всех небесных тел. Шаг третий: взялся истолковать «внутренний огонь» Земли, то есть безграничную энергию, бушующую в земном ядре, что потянуло за собой другую проблему – какая космическая материя бесконечно подпитывает «внутренний огонь» и нашей планеты, и всех звёзд, и Солнца.

Получается, что узкоспециальная прагматическая задача вывела на большак космизма, ибо, как сказал Исаак Ньютон, «Природа проста и не изобилует причинами». Говоря иначе, законы мироздания универсальны – что для атома, что для Вселенной.

Господи, в какой схематизм можно скатиться, пытаясь пунктирно обозначить траекторию поиска! А ведь речь-то идёт об исследовательской страсти. О редких праздниках догадок и озарений. О днях бессильного отчаяния в поисках надёжного инструмента для заглядывания в земные недра. Но в конце концов метод объёмной сейсмики, почерпнутый во французском журнале, доведён Бембелем до такого совершенства, что его возможности сопоставимы с прорывом Галилея к небесным сферам с помощью телескопа.

Однако не думайте, что подобная находка – повод для всеобщей радости. Во ВНИИГеофизики, где Роберт заведовал сектором, сейсмическую информацию по Горелой площади обрабатывали две группы: сотрудники Бембеля с помощью объёмной сейсмики, а группа директора Владимира Монастырёва – по другой технологии. В итоге вышел страшный конфуз: результаты интерпретации оказались прямо противоположными. Где на компьютере в группе Бембеля поднятия, вулканы, там у Монастырёва - впадина. И чем дело кончилось, догадайтесь сами, когда на общем собрании Роберт на графиках доказал, что метод директора – техническая халтура? Да, правильно: «Я – начальник, ты – дурак». Уволили Роберта из института молниеносно. Правда, в его поисковой эпопее это было не самое большое огорчение.

Забавно, что эти нефтеносные трубки, которые всё-таки удалось вычленить на сейсмических разрезах с помощью нового инструментария, словно посылали Роберту некий привет ещё задолго до того, как геофизик задумался об их природе. Ещё в дни студенческой практики, созерцая тундру Югры с вертолёта, он поражался множеству озёр – коричневых, голубых, изумрудных. Позже он объяснил эту цветовую коллекцию проделками молодых пород Западной Сибири. Но самое поразительное в другом: все озёра круглые, как по циркулю! И снова в Шаиме в 60-е годы его словно поддразнивали своей загадкой небольшие линзы, разбросанные по нефтяному пласту. Странность в том, что именно небольшие линзы оказывались самыми продуктивными, и нефть в них не иссякала потом чуть ли не полвека.

Конечно, это всё проекции геосолитонных трубок. Но кто бы тогда знал такое? Судьба словно поддразнивает молодого геофизика, подбрасывает ему некие знаки, но чтоб сложить их в осмысленный текст, понадобились и озарения, и встречи с нужными людьми, и изучение опыта великих предшественников.

Творческая сила геосолитона

- Роберт Михайлович, какой эмпирический (т.е. наблюдаемый в опыте) материал обобщает и использует геосолитонная концепция?

-Новейший метод сейсморазведки позволил выявить непредвиденное: в 1982 году на фотографии сейсмического разреза мы увидели вертикальные столбы, уходящие в глубь Земли. Что за феномен? А надо сказать, геофизикам тогда морочила голову загадка малоразмерных месторождений внутри «баженовской свиты»: одна скважина давала сотни тонн нефти в сутки, а соседняя – ноль. И когда уже в середине 80-х стали анализировать результаты сейсморазведки, то удивились ещё больше. Где столбы – там и локальные очаги нефти. Значит, загадка столбов носит отнюдь не умозрительный характер. Кинулись показывать фотографии неопознанных объектов самым разным специалистам, в том числе и мирового уровня. В ответ – только пожимание плечами. И наконец, нашёлся человек, который сказал: «Вероятно, это следы солитонов».

Человек этот – учёный с мировым именем, член-корреспондент РАЕН Геннадий Иванович Шипов, а слово, ставшее для меня отныне ключевым, прозвучало тогда впервые: солитон. Поскольку я исследовал и осмысливал процессы внутри нашей планеты, то естественно, предложил термин «геосолитон».

- Из прежних наших бесед я поняла, что геосолитон – это перенос гигантского объёма энергии и вещества от центра Земли к её поверхности и дальше в космос. Что гесолитоны – это мощные выдохи плазменного ядра планеты. Но чем-то отличаются геосолитоны от выдоха нашего организма?

-Самый главный параметр геосолитона – вихревая структура. Помнишь, теорию вихрей развивал ещё Декарт в 17 веке? Самоорганизация материи, пребывающей сначала в хаосе, идёт только через вихрь. Когда вихрь эфирных частиц начинает закручиваться в гигантском плазменном ядре Земли, вещество получает некую организацию: массу, удельный вес, энергию.

- Это и есть протон, предтеча атома водорода?

-Да, и частица эта обладает дикой, необузданной силой. А когда микровихри объединяются в мощный геосолитонный вихрь (выброс), Земля содрогается от чудовищной силы землетрясений, вулканов, торнадо. Но гесолитонный вихрь обладает и разрушительной, и созидательной силой. Кстати, мысль о творящей силе «внутреннего огня» Земли впервые высказал наш соотечественник Михайло Ломоносов: полезные ископаемые – продукт землетрясений.

- Но как из первичного вещества (водорода) рождается множество элементов?

-Великий Пётр Капица объяснял, что для термоядерного синтеза надо совместить две крайности. Стенки реактора должны иметь температуру, близкую к абсолютному нулю (-273 С). А внутри реактора необходимо иметь 100 миллионов градусов. Но при таком режиме любые стенки испарятся. Не испарится только порода, близкая к абсолютному нулю. Так вот, именно плазма земной мантии при давлении в 3,5 миллиона атмосфер и способна быть таким котлом. В момент взрывного вихря (землетрясения) возникают трещины, где какую-то долю секунды держится искомая температура. Вот тогда и образуются из ядер атомов водорода ядра атомов гелия, а затем цепочка синтеза продолжается…

- Можно ли подобное умозрение подкрепить фактами?

-Идеальный случай нам представился, когда в 2007 году высококлассные химики Академии наук из Черноголовки приехали подзаработать в Ханты-Мансийск. Их возглавлял профессор Иван Фёдорович Мясников. Мы попросили их исследовать, что идёт из гесолитонной трубки, которую мы засекли своими приборами.

Геохимики взяли пробы на глубине чуть больше метра по двум профилям – внутри трубки и за её пределами. И оказалось: содержание водорода и гелия в центральной части трубки в 50-60 раз больше, чем за её гранями. Сенсация в том, что водород в обнимку с гелием идут от самого ядра Земли (кстати, метана в этой смеси чуть больше). Когда я рассказал об этом на очередной международной конференции по дегазации Земли, это впечатлило. Ведь геохимического анализа в трубке не делал никто.

– Помню, как озадачил своим напутствием молодых учёных Николай Никитич Ростовцев: «Ищите водород. Где водород, там и нефть» Какой провидец! Он знал этого спутника нефти из своей практики. Но как всё-таки в термоядерном земном котле доходит до нефти?

-Исходное вещество нефти – метан – на 80% состоит из атомов водорода. Нефть – это вчерашний газ, из которого через соляные или мерзлотные покрышки в атмосферу прорвалась часть водорода. Это результат мощных гесолитонных вихрей, когда водород превращается в протонный поток, а тот пройдёт сквозь атомную решётку любого вещества, как сквозь ячейки волейбольной сетки.

- А мы говорим всё-таки об углеводородах. Откуда берётся углерод?

-В ходе термоядерного синтеза в геосолитонной трубке четыре ядра атома водорода дают ядро гелия, а три ядра атомов гелия порождают ядро углерода (в сущности, такова схема рождения алмазов). Углерод возникает в самых нижних горизонтах мантии и в союзе с водородом, который там преобладает абсолютно, даёт метан. Пока метан вместе с водородом и гелием рвётся к поверхности Земли по геосолитонным трубкам, тем всё меньше становится в этой смеси водорода, он исходное сырьё для других элементов.

- Кстати, столбы и геосолитонные трубки – это одно и то же?

-Трубками я стал именовать этот канал из уважения к Дмитрию Ивановичу Менделееву. Он первый, осмысливая месторождения на Кавказе, пришёл к выводу, что нефть связана с трубками. Практически до середины XX века старейшие нефтяники на Кавказе говорили: «Чтоб найти большую нефть, надо скважиной попасть в трубку». Но важно понимать, что геосолитонная трубка – не просто транспортный коридор, а ещё и генератор вещества.

Не так давно на международной конференции по дегазации Земли я докладывал про Пулытьинскую трубку в Ханты-Мансийском округе. Там такая диковинка. На глубине чуть больше километра она едва различима нашим «телескопом» (диаметр около 25 метров). А как поднимается повыше, то резко расширяется, так что её диаметр будет примерно с километр. Понятно, почему? На большой глубине мощность геосолитона не может преодолеть плотность вещества, но повыше сопротивление меньше, и геосолитон взрывается, раскручиваясь до конуса с идеально круглым основанием. При таких землетрясениях рождаются, например, алмазы.

- Значит, вот откуда берутся круглые, как по циркулю, озёра или кратеры вулканов… Проделки вихревых геосолитонов! Однако возникает вопрос: нефть зарождается исключительно у нижней границы мантии? А как же быть с альтернативной версией Ивана Губкина, который связывал рождение нефти с распадом микроорганизмов?

-Мне кажется, одна версия не исключает другую. Какая-то часть нефти образуется действительно ближе к поверхности земли из биомассы. Кстати, Владимир Вернадский считал, что земная кора – кладбище былых биосфер. Но дело-то в пропорциях! Если сравнить Землю с яблоком, то пласты, в которых скопилось органическое вещество, я сопоставил бы с кожурой. Органика – только кожура в масштабе целого яблока. А мы призываем учитывать весь объём яблока.

- Конечно, никуда не укрыться от вопроса: ресурсы природного топлива действительно истощаются?

-Зная основной закон эфиродинамики, как можно сомневаться в неистощимости созидательной природной мощи? Геохимическая фабрика в недрах Земли работает безостановочно. Её подпитывает бездонная бочка энергии вселенского эфира. Уже появились сообщения о восстановлении знаменитого Ромашкинского месторождения в Татарии. Вопрос только в том, с какой скоростью идут эти процессы в разных зонах. Бывшие мои студенты, работающие в зарубежной компании, пользуются в Индонезии новым инструментом – четырёхмерной сейсмикой. Четвёртая координата – время. Смысл в том, чтоб отслеживать, как меняется структура месторождения со временем. А перемены разительные! Четырёхмерную сейсмику используют и норвежцы в Северном море.

Лёд и пламень дегазации

Химические превращения, трансмутации земного вещества бесконечны. Не понимая этой цепочки, геологи часто попадают в тупик. Например, не в силах объяснить, откуда в Западной Сибири взялся цирконий. Гадают: может, с Урала снесло? Да его вынесло из недр Земли дегазацией.

- Рудные ископаемые - тоже продукт дегазации?

Слава Богу, в процессе термоядерного синтеза внутри мантии планеты вырабатывается по преимуществу не водород, а множество других газов. Водород и гелий при дегазации разогреваются градусов до тысячи (в тех же вулканах). А, скажем, метан, расширяясь под огромным давлением, создаёт мощную толщу мерзлоты. Возьмём реальные факты. Геолог Василий Бгатов, изучая гору Белуха на Алтае, обнаружил, что отрицательные температуры внутри горы прослеживаются до тысячи метров ниже линии вечных снегов. Другой геолог занимался мерзлотой в Якутии. Приборы внутри алмазной трубки установили: вечная мерзлота на глубине 1,5 километра. А за границами трубки – всего десятки метров. Ничего себе перепад! Как это понять? У меня возникла идея, что ледники рождаются внутри геосолитонных трубок на больших глубинах.

- Но мерзлотная покрышка у поверхности Земли перекрывает движение из недр…

-Колоссальное напряжение в трубке только способствует термоядерному синтезу тяжёлых металлов. Под гигантским давлением через природную штольню, напичканную где медью, где золотом, где алмазами, прёт ледник. По сантиметру в год. Но всё равно он выдавит на поверхность всё, что наскрёб в трубке: и валуны, и всякое ископаемое добро. Как ледник растает – собирай россыпи.

- Значит, ледниковый вынос в горах – путь к месторождению. Выходит, теория даёт уроки практичности?

-Доклад о ледниковых выносах я делал на международной конференции в Томске. А следом за мной практикующий геолог рассказывал, как открыли самое крупное в мире Талнахское медно-никелиевое месторождение в районе Норильска. Суть в том, что к коренным выходам меди вывел ледник. Я, конечно, не удержался и спросил: «А каков, по-вашему, источник ледника?» И промысловик ответил: «Скорее всего, Ваша версия правильна». Такой ответ практика мне дороже академических комплиментов.

- Выходит, мы у истоков нового метода в геологии рудных ископаемых. А если примут геосолитонную концепцию нефтяники…

-…то себестоимость сырья снизится в несколько раз. Отпадёт необходимость покрывать гигантскую площадь месторождения буровыми в шахматном порядке, если геофизики на основе новой технологии обозначат продуктивные точки. Исчезнет неизбежность атомной энергетики, которая, как показала недавняя катастрофа в Японии, не столь безопасна.

Случайных катаклизмов не бывает

-А трагедия с Чернобыльской АЭС – разве не урок всем нам? Ведь там 4-й блок реактора вынесло ударной волной геосолитонного вихря. Вынесло в верхние слои атмосферы и мотало вокруг Земного шара, пока он не рассыпался. Что спасло и Украину, и Белоруссию, и Россию. Построить атомную станцию на геосолитонном вулкане! Вот где образец человеческого невежества! Случайных катаклизмов не бывает.

- А как-то можно подтвердить геосолитонное происхождение аварии?

-Крупный специалист в радиогеологии Игорь Яницкий показывал мне метеокарты над Чернобылем, сделанные за три недели до взрыва. Три последних карты фиксируют одну и ту же картину: концентрические круги, центр которых приходится как раз на четвёртый блок. Подобные кольца видят и космонавты на поверхности океана: то ямы, обрамлённые валами, то водяные столбы, окружённые концентрическими желобами. Двадцать лет им запрещали фотографировать такие аномалии: мол, глюки, противоречит законам физики. Наконец, космонавт Ковалёнок ослушался. И когда его плёнки проявили – крыть оказалось нечем, действительно – куполовидные поднятия и ямы. Убеждён, механизм и в океане, и на суше – один и тот же: выход геосолитона шлёт предупреждение.

- Получается, что природные катаклизмы шлют сигнал: «Спасайся, кто может!»?

-Отвечу таким фактом. В мае 1902 года на острове Сент-Пьер в Карибском бассейне извергался вулкан. Погиб целый город. Но первые жертвы пали от укусов змей, которые заполонили город, почуяв беду. Первыми ловят сигнал живые твари. Однако за три дня до извержения можно зафиксировать и приборами массу признаков. Резко изменяется атмосферное давление, гравитационное и электромагнитное поля.

- Выходит, змеи и кошки гораздо смекалистей того, кто возвеличивает себя как царь природы?

-Да уж попроворнее. За три недели до катастрофы в Чернобыле получен первый сигнал о начале движения геосолитона. И поскольку механизм сейсмического напряжения в геосолитонной трубке один и тот же, я думаю, такой же сигнал природа подала людям перед гигантской волной цунами в Юго-Восточной Азии. Но разве кто-нибудь шелохнулся?

После недавнего землетрясения в Японии все сейсмологи и геофизики расписались в бессилии: мол, предсказать невозможно, когда чудовище проснётся. Получается, что только у нас есть конкретная модель землетрясений – на базе геосолитонной концепции, и я заявил об этом ещё в марте 2010 года на заседании Евро-Азиатской ассоциации геофизиков в Тюмени. Повторюсь: случайных катаклизмов не бывает.

- Странно всё-таки: взрывной импульс геосолитона являет то гнев, то милость. То кнут, то пряник.

-Ничего странного. Девятибальные землетрясения всегда сопровождаются трёхбальными, которые люди не ощущают. Это своего рода предвестники. Именно подобные подземные толчки созидают несметные богатства недр.

- Почему некие географические зоны особенно подвержены атакам «внутреннего огня» Земли? Камчатка, Япония, Карибский бассейн…

-Не надо забывать, что в плазменном котле планеты спрессована колоссальная энергия, которая проявляет себя как реактивный двигатель. Разве случайно скорость вращения Земли поддерживается на одном уровне миллионы лет? Каким образом этого достичь? А вот как: едва только возникает опасность замедления или ускорения угловой скорости Земли, запускается корректирующий геосолитонный импульс.

- Значит, Земля снабжена системой саморегуляции?

-Ну да, а саморегуляция – признак живого. У планеты есть три системы управления: вращением Земли вокруг оси, движением вокруг Солнца и, наконец, механизм наклона земной оси к плоскости эклиптики.

Реактивной энергией крутящего (вокруг оси) момента Земля управляет через пояс Тетиса. Он близок к экватору и охватывает планету от Центральной Америки через Атлантику, Испанию, Кавказ, Индонезию. Вторая система регуляции - Циркум-Тихоокеанский пояс – идёт по меридиану: от Алеутской дуги через Камчатку, Японию. Дальше Новая Зеландия, Гвинея, Филиппины, Западная Антарктида, Анды, Кордильеры вдоль материка Америки. Но там, где два этих обруча пересекаются, трясёт постоянно: Индонезия и Карибский бассейн со своим зловещим Бермудским треугольником.

Напряжённые точки на этих обручах – своего рода клапаны, через которые планета выбрасывает излишки вещества и энергии. Скажем, в катастрофе у Шри-Ланки на цунами (точнее, океанический солитон) ушло примерно около 1% энергии геосолитона, а большая часть от океанического землетрясения выброшена в космос. Реактивный механизм планеты вынужден порой срабатывать в аварийном режиме через систему своих клапанов.

- А как понять третий механизм управления – изменение угла наклона земной оси?

-Недавно зафиксировали такой феномен в Антарктиде. Во время полярной ночи вдруг взошло Солнце, и четверо суток оно всходило и заходило. Австралийская студия успела снять фильм, который показали по телевидению. Однако комментаторы не в состоянии объяснить чудо.

Моя гипотеза такова. В Западной Антарктиде действует вулкан Эребус, часть Циркум-Тихоокеанского пояса. В момент геосолитонной активности он способен отклонять земную ось на несколько градусов, а от угла её наклона зависит смена зимы и лета на Земле.

Западная Антарктида, кстати, - особо аномальная зона, где рой гесолитонных вихрей создаёт колебание электромагнитного поля, меняет гравитацию, выводит из строя радиосвязь. Вот уж где «вихри враждебные веют над нами». Люди здесь просто сходят с ума. В 1947 году США отправили в эту зону целую флотилию с авианосцем, чтоб построить за полгода исследовательскую базу. Мощная флотилия под командованием генерала Ричарда Берда почти сразу развернулась и покинула зону ужаса. Невыносимый страх породил версию, что здесь вход в центр Земли, где живут инопланетяне. Версия жива до сих пор. Что значит не иметь верной теории!

Биографические зёрнышки

Почему Роберт Бембель взялся разгадывать парадоксы «баженовской свиты», о структуре которой геологи спорили до изнеможения? Он владел к тому моменту мощным «телескопом» (высоко разрешающей объёмной сейсмикой) и верной командой в секторе ВНИИГеофизики. Под эту задачу разработали и специальную компьютерную программу, да только дело стопорилось, и вот почему: как объяснить получаемую картинку?

По всем горизонтам амплитуды вертикальных отражений падали, да ещё и отражались со смещением – как в разбитом зеркале. Значит, надо было как-то поймать алгоритм этих смещений. И Роберту пришла в голову сумсшедшая мысль: выделять эти смещения цветом. Он где-то вычитал, что глаз человека улавливает на два порядка больше информации в цветном изображении, нежели в чёрно-белом.

Красили элементарно, цветными карандашами, подключив к огромным листам бумаги студентов, которые подрабатывали в институте на полставки. Коллеги вдоволь потешались над раскрашиванием, предлагали сделать эскизы для камвольно-суконного комбината. А Роберт упрямо продолжал затеянное. Впервые многоцветные разрезы предъявили публично в 1982 году, когда Министерство геологии собрало совещание в Тюмени. Бембель делал доклад по «баженовке».

«Мы не можем понять, как меняется её строение, - говорил он. – Может, кто-то из вас увидит?» И показал рукой на цветной ковёр подземного царства. Все молчали. После перерыва к цветному вышел Виктор Исаевич Белкин и воскликнул: «Столбы! Неужели вы не видите?!»

Так вот оно что: столбы ещё надо было разглядеть! И сейчас, много лет спустя, Роберт Михайлович не устаёт повторять, что Виктор Белкин, с которым он познакомился именно в тот момент, сыграл гигантскую роль в его догадках: «Он глубже меня соображал, что мы засекли с помощью ВОС». Именно Виктор Исаевич после того совещания подбросил головоломку: «А почему где столбы – там обязательно выпирают структуры?» Вот это вопрос! Похоже, столбы и поднятия – это звенья в последовательной цепочке событий в недрах Земли. Но как конкретно представить их и объяснить? Много позже открылось Бембелю, что гигантское напряжение в трубке (столбе) со временем разрешится землетрясением, и тогда по свободному каналу рванёт вверх вещество и энергия.

«Ты пойми, - внушал Роберту Белкин. – Ты напал на открытие невероятной силы». Какие бы потом ни случались разочарования и удары, Роберт Михайлович всегда помнил, как он сидит с Белкиным на диване перед защитой своей докторской диссертации. Белкин умирает, прощается с ним навеки. Он держит Роберта за руку и берёт с него клятву, что тот до конца своих дней будет развивать свою идею.

Автор: Людмила Барабанова