Медиакарта
19:07 | 27 ноября 2021
Портал СМИ Тюменской области

Опыт придёт, нравственность останется

Опыт придёт, нравственность останется
08:52 | 01 августа 2013

О чём мечтает молодёжь? Особенно те её представители, которые не пытаются искать лёгких путей, не ставят в качестве основной жизненной цели высокую зарплату, просторный кабинет и головокружительный карьерный взлёт…

Спросите: а есть ли такие? Отвечу: да, есть. Причём не следует считать, что эти юноши и девушки хоть на волосок оторваны от действительности, что они не имеют профессиональных амбиций и не задумываются о своём будущем или о будущем избранной ими специальности.

Я-то как раз думаю, что они реалисты. С хорошим творческим потенциалом и с примесью здорового оптимизма, основанного на вере в собственные силы. И хотя людей, обладающих такими качествами, найти можно практически в любой сфере деятельности, сегодняшний наш разговор пойдёт о молодых учителях. Если конкретнее, то об их ядре, ячейке профессионального сообщества – Совете молодых педагогов. Оговорюсь сразу: пока этот совет объединяет в основном школьных работников, но в перспективе в него смогут войти представители любых воспитательных, образовательных, развивающих учреждений. Во всяком случае, председатель совета Иван Васильевич Кайнов уверен, что везде, где налажена работа с детьми, у него найдутся единомышленники.

Прежде чем перейти к разговору о задачах, которые ставит перед собой эта организация, коротко представлю своего собеседника: Иван Кайнов начинал как сельский педагог. Совмещая новаторство и традиции, он в своём окружении являлся источником не только знаний, но и культуры, отвечая исконному статусу носителя этой профессии. Благодаря профессиональным успехам был замечен и приглашён в одно из, пожалуй, самых интересных и по-хорошему нестандартных учебных заведений Тюмени – лингво-эстетическую гимназию № 83. Там мы и познакомились с молодым заместителем директора, когда страна проводила Год учителя. Прошло несколько лет, и вот очередная встреча с Иваном Васильевичем уже в его новом качестве. Любопытствую: а как зародилась идея объединить свежую педагогическую поросль? Узнаю, что инициатива создания совета принадлежит двум замечательным женщинам, много лет отдавшим развитию отрасли – Валентине Тимофеевне Худяковой, председателю Тюменской межрегиональной организации Профсоюза работников образования и науки и Аде Борисовне Китайгородской, возглавляющей Совет ветеранов педагогического труда.

-Знаете, как работают наши ветераны: что ни год, то новая книга! О заслуженных учителях, о династиях педагогов, о комсомоле… Причём каждая – масштабный и ответственный труд, материал для которого собирался по всем районам юга области. А сколько ещё задумок! Сколько сил надо, чтобы их воплотить? Особенно если приходится рассчитывать только на себя... Неудивительно, что когда завершался Год учителя, Ада Борисовна заговорила о преемственности. Её мысль была подхвачена, и уже в 2011 году мы создали Клуб молодых педагогов. Под своё крыло нас взяла областная профсоюзная организация. Позднее сеть клубов во главе с избранными председателями сформировалась в районах, а общим единым органом стал областной совет, в который вошли активисты - представители разных территорий юга области и города Тюмени. Общим составом мы собираемся два раза в год – такая периодичность обусловлена подготовкой и проведением семинаров, но связь держим постоянно. Сейчас это легко осуществить с помощью Интернета. Кстати, собственный сайт делать не стали: нас опять же пригласила к себе Тюменская организация профсоюза работников образования и науки. На её сетевом ресурсе мы завели красивую рубрику «Знакомьтесь!», где рассказываем о молодых педагогических талантах, которых в Тюменской области, надо сказать, немало.

-Иван Васильевич, я слышала, что ваши семинары не просто интересны по своему содержанию, но можно уже говорить и о том, что сложились определённые традиции их проведения.

-Да, мы организуем их весной и осенью, и так повелось, что весеннее мероприятие проходит в Тобольске на территории Кремля. Нас принимают семинаристы, мы общаемся, знакомимся с их жизнью, но самой долгожданной бывает, конечно, встреча с архиепископом Тобольским и Тюменским Димитрием. Как известно, он – ректор духовной семинарии, и его взгляды на развитие образования для нас чрезвычайно интересны. Помню, первый раз мы очень волновались: смогут ли молодые педагоги и Владыка понять друг друга, найти общий язык? Задали вопрос о том, каким ему видится введение в образовательную программу предмета «Основы религиозной культуры и светской этики». Он ответил, что здесь для него, в первую очередь, важна культурологическая составляющая, что же касается вопроса веры, то человек должен прийти к ней сам. У каждого здесь собственный путь, и открывается он в своё время. Вот тогда-то мы и поняли, что Владыка Димитрий – наш большой союзник.

-Когда молодые учителя из разных территорий юга области собираются за одним столом, какие вопросы они обсуждают, что пытаются донести до тех, кто их слышит?

-Давайте я сперва скажу о тех, кто не слышит… Почему-то многие уверены, что молодёжь на своих встречах говорит в основном о квартирах и зарплатах… На самом деле мы о таких вещах даже не заикаемся. У нас множество других тем для обсуждения – важных и интересных. Например, моральная поддержка молодых учителей со стороны руководства и педагогического коллектива школ. Судите сами: кто интересен для учеников, за кем они охотнее всего пойдут? Естественно, за человеком инициативным. Но, как мы знаем, инициатива, как правило, наказуема, и многие руководители её боятся, любыми способами стараются пригасить. Так как же быть тем молодым педагогам, которые только-только пришли в школу и рвутся что-то сделать, а их стремление воспринимается почти как дерзость? Одновременно с этим встаёт другой вопрос: зачем молодёжь подталкивают к участию в конкурсах такого уровня, как «Учитель года»? Ведь это площадка для демонстрации профессионального мастерства, педагогического опыта, который не приобрести, проработав в школе в течение всего двух-трёх лет. Естественно, по сравнению со старшими коллегами молодые учителя заведомо оказываются в проигрыше… Но даже если успех достигнут, нередко выясняется, что никого он не радует. Вот пример: у нас есть очень талантливая девочка Екатерина Сенцова. Она на свой страх и риск подала заявку на участие в конкурсе «Мой лучший урок» и вышла в финал. Казалось бы, это такой плюс для её учебного заведения! Однако когда Катя собралась в Москву, школа отказалась помочь ей с оплатой проезда и оргвзноса. Хорошо, что она вовремя обратилась за поддержкой к нашему совету. Поездка была очень удачной: девушка привезла золотую медаль, пообщалась с легендами отечественной культуры и образования – опять же, какой стимул для работы! Но на фоне этого среди окружающих её старших коллег начались разговоры: «А не поднять ли ей нагрузку, а то, как бы не «зазвездилась»!

-Но ведь есть такие конкурсы как «Педагогический дебют», дающие молодёжи шанс заявить о своей индивидуальности, работающие на имидж учительской профессии?

-Любой конкурс, на мой взгляд, - это, прежде всего, политика. С их помощью проблему не решить. Имидж, престиж профессии надо поднимать конкретными делами. В прошлом году тюменская делегация побывала на слёте молодых педагогов в республике Марий-Эл. Мероприятие оказалось грандиозным: на нём присутствовали представители Министерства образования, из всех регионов страны съехались участники. Мы пообщались, подружились, почувствовали, что постепенно начинает формироваться наше сообщество. Но вместе с тем было ощущение, что далеко не все собравшиеся хорошо ориентируются в проблематике, в векторах молодёжной политики внутри образовательной отрасли. Ребята начинали рассказывать о своей работе: - «Мы создали группу в Интернете», «Мы провели флэш-моб», «Мы в праздник дарили прохожим «смайлики»… Когда слово предоставили Тюмени, я поинтересовался: «А за этим ли мы объединяемся? Какова наша цель? За нами – будущее российской школы, и мы сообща можем выработать стратегию решения тех или иных проблем, если захотим увидеть что-то дальше родного школьного порога». Кстати, вопросы, над которыми мы предложили задуматься, – не местного уровня. Откровенно говоря, Тюмень недаром считается регионом-лидером в образовании: у нас много начинаний и достижений, в том числе в реформировании всей образовательной системы. Достаточно сказать, что тюменцы первыми перешли на отраслевой принцип оплаты труда и что в области работают все программы поддержки молодых семей, молодых специалистов. Но есть моменты, одинаково важные для учителей, независимо от того, в какой части страны они живут и сколько лет работают в школе. И на одном из первых мест стоит престиж нашего труда.

-Который измеряется, как я понимаю, не только уровнем заработной платы…

-Не только, конечно же, хотя и по этому поводу мне найдётся что сказать… Сколько стоит в нашем городе билет на хороший концерт? В среднем три тысячи рублей, если речь об удобном месте, если человек не захочет ютиться где-нибудь на задних рядах... Много ли найдётся учителей, которые позволят себе регулярно посещать культурные мероприятия? В то же время я знаю, что в некоторых обеспеченных организациях билеты раздаются сотрудникам бесплатно. Вероятно, когда недостаток средств мешает развитию личности – это та ситуация, с которой мириться не так-то просто. Помню, как рассказывал на уроке про Меньшиковский дворец: я прочитал всё, что нашёл о его строительстве, о предметах интерьера, о событиях, связанных с его историей. Мог, наверное, объяснить, откуда взялось каждое пятнышко на паркете… Ребята слушали, затаив дыхание, потом спросили: а вы там были? К сожалению, я не был, в отличие, как оказалось, от моих учеников. Сегодняшние школьники бывают и в Греции, и в Италии, и во Франции, и в Испании, посещают исторические места, прославленные музеи, а учитель, который рассказывает им об этих событиях и о шедеврах этих музеев, зачастую осознаёт, что никогда не сможет туда поехать. В нашей практике это очень значимый момент: недаром вместе с Валентиной Тимофеевной Худяковой мы решили помочь активистам совета нынешним летом отправиться в образовательный тур на Чёрное море. Ребятам предстоит посетить места, связанные с именами Волошина, Чехова, Айвазовского, многих других известных людей. Мы договорились, что не будем полагаться на услуги профессиональных гидов – каждый сам подготовит рассказ о каком-либо городе и о знаменитостях, которые его посещали.

-Общаясь с учителями, я чувствую, что не все они воспринимают себя как часть образовательной модели, укоренившейся сегодня в нашем обществе.

-Да, и это продолжение разговора о престиже профессии. В конце последнего десятилетия двадцатого века у нас в стране стала активно внедряться личностно ориентированная модель образования. С первого взгляда совсем неплохо, что личность ученика оказалась в центре внимания, поднялась на новый уровень. Согласно этой модели, учитель выступает скорее как коллега ребёнка, ставится с ним практически на равных, а поскольку сегодняшние школьники очень хорошо развиты и могут быть значительно грамотнее нас, например в техническом отношении, надо этот факт наконец-то признать и принять… Но, кроме плюсов здесь сразу же проявились и очевидные минусы. В привычной нам цепочке: учитель – учебник – ученик местами поменяли два главных звена. Теперь она выглядит так: ученик – учебник – учитель. Так и хочется спросить: неужели это приемлемо – опустить статус учителя ниже статуса учебника? Модель, заимствованная на Западе, там, возможно, и работает, но у нас-то уклад жизни совсем другой. Они – минималисты. Мы – нет. Сами посудите: разве человек, выросший в сельских просторах России, может быть минималистом? В нашем характере разогнаться - так с ветерком, петь - так во всю силу, плакать - так навзрыд. И как нам ставить ученика выше учителя, если целое тысячелетие на Руси за старшими людьми признавалась мудрость, молодёжь шла к ним за советом? Есть ощущение, что мы в последнее время мечемся от одной крайности к другой, не знаем, на чём остановиться, в то время, как советская система образования была признана всем миром, знаменитые учёные ломали голову над её феноменом, а многие успешные и самодостаточные страны взяли за основу и начали развивать применительно к своей почве.

-Значит, молодые педагоги не отказываются вернуться к системе, которую мы привычно называем «старой советской»?

-Думаю, это поле для деятельности, споров и размышлений, после которых можно, наконец, решить: это мы берём, это – нет. Я, например, считаю, что нам необходима более гибкая система оценки успеваемости. Что это за догма - до пятнадцати лет непременно изучить математику? А если у ребёнка нет мотивации? Возможно, она появится только в зрелом возрасте. Форма подачи знаний тоже может меняться. Стандартный урок длится сорок пять минут, потому что на протяжении этого времени максимально работает логика. Допускаю, но такие предметы, как, например, мировая художественная культура, опираются не на логику, а на эмоционально-чувственное восприятие. С другой стороны, советская школа не изолировала ребёнка от реальной жизни, не рисовала мир только радужными красками. Как-то мы с учениками посмотрели и обсудили отрывки из фильма «Список Шиндлера». Потом ко мне пришли родители с вопросом: «Зачем вы рассказываете детям о жестокости? Школа должна быть островком доброты и оберегать ребёнка от таких потрясений». Я возразил: «А почему постоянно оберегать? Почему ребёнок должен быть уверен, что на его пути будут встречаться только добрые дяди и тёти? Ведь однажды он может выйти из-под своего «хрустального колпака» и столкнуться с агрессией и жестокостью. Не лучше ли вовремя научить его противостоять им?» Это всё, конечно, отдельные аспекты системы образования, не основополагающие, но в целом, скажу честно: мне наш советский опыт достаточно близок.

-Иван Васильевич, и всё-таки молодой учитель – это понятие возрастное, или Ваши единомышленники вкладывают в него что-то большее?

-Я иногда смотрю на юных девочек, которые приходят в профессию, и думаю: им бы пока с классом совладать… Проходит всего год-другой, налаживается контакт с детьми, появляется уверенность в своих силах, рождаются интересные идеи, и вот я уже вижу в них своих единомышленников, со временем способных вырасти в настоящих педагогов. Вместе с тем в нашем совете есть люди с очень интересной биографией, такие как, например, Жаслан Омаров, историк, несколько лет проработавший за границей, в совершенстве владеющий английским языком, а теперь переехавший в Сорокинский район. При этом он – тоже молодой педагог. Мне очень приятно, что организация объединила самых разных людей, что все они помогают друг другу, как советом, так и конкретными делами. Думаете, почему мы не обсуждаем проблем с жильём? Потому что хорошо знаем свои права и готовы объяснить их всем молодым коллегам. Как я уже говорил, социальные меры в Тюменской области продуманы: только с момента создания совета семь его членов получили жильё, остальные являются участниками различных программ. Если нужны профессиональные рекомендации, ребята без труда связываются между собой через Интернет. Надеемся и дальше укреплять отношения с ветеранскими педагогическими организациями в районах – от более тесного общения, думаю, все останутся в выигрыше. Конечно, мы понимаем, что у учителей и, соответственно, у школ сегодня очень много проблем, и нам их не решить. Но важно уже то, что наш голос слышен, а наше мнение интересно. Наверное, именно поэтому мы всё-таки будем продолжать искать свой путь, и очень может быть, что однажды его найдём. Не могу обещать, что он будет абсолютно правильным, но в одном уверен: доброта, великодушие и нравственная чистота навсегда останутся нашими ориентирами.

Автор: Виктория Ермакова