Медиакарта
14:25 | 19 апреля 2024
Портал СМИ Тюменской области

Хватило горького до слёз

Хватило горького до слёз
00:07 | 09 августа 2010

Кажется, на эту моложавую женщину не наложили отпечаток трудная жизнь, пережитые годы Великой Отечественной, многолетний труд и горе утрат. Активная и подвижная, она то постирушку затеет, то пол подотрёт - в квартире всегда порядок. Между тем труженица тыла Ефросинья Дмитриевна Булашова из Абалака отметила уже 85-летие.

Наконец-то, небольшая передышка: Ефросинья Дмитриевна садится на табурет около кухонного стола и, потирая больные суставы пальцев, вспоминает далёкие довоенные годы.

Врагам народа не помогать!

Для неё лихолетье началось тогда, когда в 1938 году был репрессирован отец, Дмитрий Гаврилович Ламбин. В то время семья Ламбиных жила в деревне Вахрушевой. Главу семейства объявили врагом народа, кулаком.

  • А какой он кулак? - возмущается Ефросинья Дмитриевна. - Четыре брата помогли ему поставить дом, скот держали. Он же первым вошёл в колхоз. Я на крылечке стояла, когда он двух лошадей в колхоз повёл. Отец был грамотным человеком, агитатором, проводил ревизии в колхозе. Председатель или счетовод что-нибудь нахимичат, он их на правлении «чистил».

Время такое было: следили друг за другом, доносили. Так любого неугодного можно было «убрать» с дороги. Поэтому, когда приехавшие люди стали расспрашивать: «Кто у вас в колхозе неблагонадёжный? Кого можно арестовать по линии НКВД?», недоброжелатели указали на Ламбина, который якобы совал свой нос в каждую дыру и вредил колхозу.

Слова клеветников решили судьбу не только Дмитрия Гавриловича, но и всей семьи Ламбиных.

  • В наш дом пришли с обыском и арестовали отца. Из амбара выгребли всё зерно, а мать выгнали из колхоза, - со слезами в голосе рассказывает Ефросинья Дмитриевна.

Если бы не добрая женщина тётя Дуся, которая, прослышав о надвигающейся беде, посоветовала хозяйке раздать по деревне хорошие вещи, семья бы не выжила, оставшись без кормильца.

Местным жителям было дано указание семье врага народа не помогать. Им жаль было несчастную женщину и детей, но страх был сильнее.

  • Однажды мне пришлось ходить по деревне, просить кусок хлебушка. Плачу да прошу. Стыдно было. А с наступлением весны ели траву. Если бы отец был, семья не жила бы так плохо, - заключает Е.Д. Булашова.

Возвращение в «люди»

Забрали у семьи всё, что могли. Негде было разместить колхозное правление, тогда забрали и дом. Правда, снисходительно разрешили хозяйке работать в колхозе и остаться в своём доме - не на улице же ей жить. Фрося помогала матери, работала телятницей, потом была в няньках у тётки.

Работал в то время в местной школе учитель Фёдор Иванович Усков. Однажды он встретил маму Фроси и сказал: «Что-то я девочку вашу в школе не вижу». А та ответила, что дочка в няньках живёт.

Учиться девочка очень хотела. Ефросинья Дмитриевна продолжает свой рассказ:

  • Очень хотела учиться. Помню, копала картошку в колхозе, а с горы дети бегут из школы, а я плачу, света белого не вижу. Потом мама всё же отпустила меня в школу.

Школу Фрося окончила, а дальше учить её у матери возможности не было. Вняв мольбам дочери и обещанию учиться на стипендию, мать отпустила её в город. А тётка из своих юбок сшила ей платья. В них девушка и ходила.

В годы военные...

Выбрала девушка медицинскую стезю. Своё обещание учиться хорошо она выполняла. Стипендия помогала выжить в трудное военное время. А ещё с весны до осени учащиеся трудились в колхозах. Работать приходилось без выходных, с утра до ночи.

  • Зато, когда работала в колхозе, можно было немного подкормиться. В то время давали по 300 граммов хлеба в день. Наработаешься за день, придёшь домой – есть хочется, а нечего. Хватило горького до слёз… - вспоминает труженица.

После завершения уборочной страды молодые отправлялись учиться. Техникум в то время размещался в двух корпусах, расположенных на горе, недалеко от Прямского взвоза. Отапливались помещения кое-как, на занятиях сидели в пальто. Да и кормёжка была скудная - давали паёк 400 граммов хлеба.

Жилось трудно, но деревенская девчонка усердно училась, ведь из-за «двойки» можно было лишиться стипендии, а помощи из дома ждать не приходилось.

Среди педагогов в то время были эвакуированные из Ленинграда женщины. Жили и работали они в здании техникума. Возможно, им было ещё тяжелее: и поддержать было некому, и недоедали.

  • Мы получали пайку и прятали в парту. Всё время хотелось есть, поэтому во время занятий отщипывали помаленьку и жевали. Одна из преподавательниц, Лариса Александровна, женщина умная и интеллигентная, всякий раз, когда мы жевали, поднимала голову вверх, чтобы не видеть, потому что она тоже была голодна, - вспоминает Ефросинья Дмитриевна.

Шла война, и будущим медикам давали не только медицинские знания, но и учили военному делу. Нужно было уметь стрелять, собирать и разбирать оружие. В последний военный год военное дело преподавал Токарев (имени и отчества собеседница, к сожалению, не помнит).

  • Если бы я раньше пришёл, выковал бы из вас солдат. Это дело государственное, - любил говорить он. Скидок на военное время не было, спрашивали учащихся строго. Но ведь они были не солдатами, а девчонками. И даже деревенские хотели быть красивыми, получше одеться, но возможности не было.

Несмотря на все тяготы жизни в военные годы, Е.Д. Булашова всегда тянулась к прекрасному: очень любила кино, театр.

  • Как-то мама отправила нам с братом масла и яиц. Я спросила у брата: «Тебе что надо, яйца или масло?». Он ответил, что будет есть масло. Яйца продала и на эти деньги пошла на представление украинского театра, - рассказывает женщина.

Мирное время не значит лёгкое

После войны началась другая жизнь, но её нельзя было назвать лёгкой. Она готовила для девушки новые испытания. Семейное счастье было недолгим.

В то время колхозник получал за свой труд не более 15% от сданного по плану, а супруг пожалел людей, которым приходилось трудиться сутками, и выдал зерна больше положенного. Закончилось это плохо - суд признал его виновным, осудив на десять лет.

Правда, отсидел мужчина треть срока. Ефросинья Дмитриевна писала заявление на пересмотр дела, пыталась помочь мужу. Очень нужны были деньги, а получала всего 125 рублей. Для того чтобы пересмотрели дело и сократили срок, сначала посылала 500 рублей, потом тысячу. Она занимала деньги в деревне, отдавала, снова занимала.

Вернулся супруг через три года. К тому времени здоровье было уже подорвано, прожил он недолго.

Позже Е.Д. Булашовой пришлось жить и работать в глухой деревне, на границе с Тавдой, где и радио-то не было. Держала скот: кур, свиней, овец. Садила большой огород. Всё приходилось делать самой, троих детей вырастила труженица.

43 года отработала Ефросинья Дмитриевна Булашова. 22 года она трудилась медиком в вспомогательной школе, три года – на участке, по восемь лет в детском доме и патронажной сестрой. Трудилась, при этом и для своих детей время всегда находила.

Как-то дочь сказала Ефросинье Дмитриевне, что она строга была с ними.

  • А как я могла их распустить? – говорит женщина. – Если бы отец был жив, вместе бы отвечали, а так я одна за всё в ответе.

Знать, хорошо воспитала, коли не забывают её родные, помогают во всём.

За свой многолетний труд Ефросинья Дмитриевна награждена множеством грамот.

  • Да кому они теперь нужны? – с сожалением говорит пенсионерка. Накануне юбилея Победы к её ветеранским наградам прибавилась ещё одна медаль – в честь 65-летия Победы.

Елена ТЯН, фото автора