Медиакарта
19:48 | 27 ноября 2021
Портал СМИ Тюменской области

Экспедиция в затерянный мир

Наш земляк три недели провёл в обществе каннибалов

Сергей Гольцов повторил путь известного русского исследователя Миклухо-Маклая, побывав на Папуа, южной части одного из самых больших островов Земли Новая Гвинея, в составе научной экспедиции «Живая параллель EXPERIENCE»

Сергей Викторович - врач, главный дерматовенеролог Тюменской области, кандидат медицинских наук, педагог, учёный, руководитель научно-производственного объединения «Тюменькриобанк», гендиректор Многопрофильного медицинского центра «НЕО-Клиник», байкер и путешественник. Как всякий учёный, в путешествиях он ставит перед собой научно-исследовательские задачи.

Несколько слов об экспедиции. Её организатором стал Андрей Георгиевич Теслинов, российский учёный, педагог, специалист в области концептуального анализа и проектирования, исследователь закономерностей развития, доктор технических наук, профессор. Экспедиция могла бы не состояться, если бы не помощь профессионала по тропическим джунглям, кандидата географических наук, путешественника, автора проекта «Тайный Меридиан» Дмитрия Черняховского.

Красивая, но смертельная

Несмотря на то, что наша планета исследована вдоль и поперёк, на ней ещё остались земли, на которые нога человека ступает, если так можно выразиться, с опаской. Папуа Новая Гвинея относится именно к такой территории. А всё потому, что непроходимые тропические леса Папуа населяют племена, до сих пор живущие в каменном веке и практикующие каннибализм.

-Попасть на остров достаточно сложно, - рассказывает Гольцов. - В общей сложности было девять перелетов на самолётах. На острове нет дорог, и самолёт там что-то вроде маршрутного такси. Подходишь к своеобразной остановке, видишь людей, спрашиваешь: «Вы на самолёт?», встаёшь в очередь и ждёшь.

Кстати, коренные папуасы относятся к самолётам со священным трепетом, принимая их за некие сверхъестественные явления, иногда приносящие дары. Именно здесь когда-то зародился культ Карго, культ самолётопоклонников, верящих, что товары, находящиеся в самолётах, созданы духами предков и присвоены белыми людьми. Надо только провести соответствующий ритуал, и огромная железная птица отдаст то, что послали предки (то есть сбросит груз).

На входе в джунгли путешественников, готовых расстаться с жизнью, встречает полицейский участок, на котором так и написано «Полиция по каннибализму». Там их фотографируют, дают подписать документ, в котором человек берёт на себя всю ответственность за происходящее.

-И никто больше за тебя не отвечает, ни полиция, ни правительство, - вспоминает Сергей Викторович. - Полицейский, провожавший нас, абсолютно искренне прощался с нами навсегда. Когда понимаешь, что ты остался один на один в совершенно чужой стране, агрессивной природной среде, и c туземцами, у которых бог знает какие намерения, испытываешь глубокий шок. Мы шли туда, имея запас необходимого: одежда, питание, лекарства. Также у нас был спутниковый телефон, чтобы в случае необходимости вызвать вертолёт.

Три четверти территории страны Индонезия, за исключением горных районов, покрыты плотным одеялом влажных экваториальных лесов. Южнее зоны горных цепей почти везде тянется влажная саванна с большим количеством заболоченных участков, а вдоль побережий растут мангровые леса. И всё это населено невообразимым количеством живых существ - страна считается местом, где можно найти самое большое разнообразие природных экосистем в регионе!

Великолепие и красота

Здесь обнаружено пять типов низменных и 13 типов горных экваториальных лесов, пять видов болотных экосистем, три яруса горной травянистой растительности, три типа мангровых лесов, и это не считая богатейшей морской флоры и фауны! На территории островов произрастает 11 тысяч разновидностей растений, из которых около 3000 эндемичны, то есть не встречаются более нигде в мире (причем две трети орхидей планеты ведут своё происхождение именно с Новой Гвинеи).

Также насчитывается около 700 видов птиц (38 из 43 известных разновидностей райских птиц найдены именно здесь), около 200 видов рептилий (в том числе 13 разновидностей черепах и 100 - змей), а также около 300 видов рыб и 250 разновидностей млекопитающих.

Но главным украшением фауны островов считаются насекомые. Каждый год здесь открывают 3-5 новых видов представителей этого класса. Здесь обитает 450 видов бабочек, а также обнаружена самая большая на планете бабочка королевы Александры (Ornithoptera alexandrae) с размахом крыльев около 28 см (интересно, что первый экземпляр этого насекомого был добыт... выстрелом из дробовика). По богатству природы с Папуа Новой Гвинеей может сравниться, пожалуй, лишь Амазония, но, в отличие от последней, местные природные комплексы практически не знают воздействия человека.

-Хотите понять, какова природа Папуа Новая Гвинея, - посмотрите фильм «Аватар», - говорит тюменский путешественник. - То же великолепие и красота: гигантские орхидеи с не менее гигантскими гибискусами, а на голову падают орехи самого ядовитого растения на Земле. Территория, по которой мы продвигались в глубь острова, располагается практически на экваторе, а это значит, что круглый год здесь одна и та же температура - 36-37 градусов по Цельсию и 100-процентная влажность. Для нас, людей, привыкших к сухой одежде, поначалу это было настоящим мучением. Достаёшь из гермопакета сухую футболку, а через пять минут её можно выжимать.

Интересно было наблюдать закат: как будто кто-то выключал лампочку. Я даже пытался запечатлеть это на фотоаппарат, но на снимке – яркая полоса, как от мчащегося в ночи автомобиля. Лес, по которому мы шли, представлял двухуровневую экосистему: внизу кустарник, а вверху высокие - 30-50 м - деревья с густосплетёнными кронами. В промежутке – жаркая, влажная, липкая парилка.

Сверху с самолёта видно только сплошное море зелени. А внутри этого «моря» кипит жизнь. Такого количества насекомых и пресмыкающихся мне не приходилось видеть нигде. Кстати, в джунглях есть правило: ты постоянно должен находиться в движении. Только остановился - через секунду кто-то по тебе ползёт или кусает, или откладывает в тебя яйца. Если ты падаешь, ни в коем случае не хватайся за лианы: на самом деле это не лианы, а змеи, решившие отдохнуть. Здесь огромное количество ядовитых представителей растений, насекомых, пресмыкающихся. Чего стоит реликтовая птица казуар, ростом достигающая порой полутора метров, а ударом лапы способная убить человека. Всё это живет своей прекрасной, но безумно опасной для нас, современных людей, жизнью.

Прорубая дорогу мачете

Конечной целью экспедиции было племя караваи. Их ещё называют древесными людьми из-за пристрастия строить дома на деревьях. Это племя считается достаточно опасным, так как практикует людоедство и достаточно агрессивно.

-Нам очень повезло, - уверен Гольцов. - Нашим проводником был выходец из племени караваи – Антон. Да-да, русское имя, оно было вытатуировано у него на груди. Когда-то миссионеры забрали его из племени и худо-бедно ассимилировали в цивилизованное общество. Но дорогу домой он все жё не забыл. Более того, он был гарантом нашей безопасности: приведёт куда надо и постарается сделать так, чтобы нас не съели.

Пересекая границу цивилизованного мира и джунглей, обозначенную полицейским участком по каннибализму, мы сели на причудливые длинные лодки и плыли 170 км десять часов по реке Брасса, кишащей крокодилами и иными кровожадными тварями. После мы шли 40 км в глубь джунглей, прорубая себе дорогу мачете по 5 км в день. Неужели проводник не знал тайные тропы к своему племени, спросите вы. Дело в том, что прорубленная просека остаётся таковой всего несколько дней, а после зарастает. Антон ориентировался по одним ему понятным приметам. Мы шли след в след по опасной чужой земле, изнывая от жары, влажности, усталости. За несколько дней нашего путешествия я потерял больше 10 кг веса.

Говорят, у современного человека атрофировались почти все инстинкты, которыми наградила его природа. Не знаю, так ли это. Но в один момент я почувствовал, что на меня из джунглей кто-то смотрит, спокойно и пристально. Я поднял глаза и увидел стрелу, натянутую тетиву и два глаза, сверкающие вдалеке. В трагических драмах говорят «Вся жизнь пролетела у меня перед глазами». Э, нет. В голове срабатывает чёткий алгоритм действий: я тихо стучу проводнику Антону в спину, осторожно показываю ему на «охотников», он что-то кричит на своём, стрела опускается, а охотник исчезает. Уже потом осознаёшь, что это мгновение могло быть последним в твоей жизни.

В джунглях Папуа Новая Гвинея живут более 900 племен, каждое из которых говорит на своём языке. Если близлежащие племена ещё как-то могут понять друг друга, то стоит отойти чуть подальше, никто уже никого не понимает.

-Мы были в девяти племенах: асматы, ялли, комбаи, капаяки и т.д., - рассказывает Сергей Викторович. - Вся их социализация, культура, технологии – в каменном веке, и различаются они только отношением к ресурсу. Если асматы живут вблизи реки, то им больше по душе мясо крокодилов, караваи же предпочитают есть насекомых, запекая их в муке сагового дерева. Ростом невысокие – 150-155 см. Характерные черты лица, как у австралопитеков – массивная нижняя челюсть. Отличное от европейцев строение половых органов у мужчин, очень маленький половой член (закрывающийся скорлупкой грецкого ореха или листочком) и массивная мошонка. Из одежды в лучшем случае соцветие от пальмы и обязательно ротанговая нить для разжигания огня. Кстати сказать, в этом они очень искусны. В условиях такой высокой влажности зажигалки, спички просто не срабатывают, я, например, зажигалкой пытался разжечь огонь 10 минут. Караваи это удалось за полторы минуты.

Дома на деревьях

Караваи встретили путешественников благожелательно, они узнали Антона и очень ему обрадовались. Это было племя, в котором никогда не видели белого человека. Надо было видеть удивление караваи, когда они увидели белокожих гигантов, чудно одетых, улыбающихся во все свои 32 зуба.

-Однажды Антон отвёл меня в сторону и попросил не улыбаться, - вспоминает Гольцов. - Его соплеменники воспринимали это как оскал, демонстрацию силы и агрессии, и не понимали, почему человек постоянно хочет их напугать.

Питаются караваи насекомыми самых разных мастей. Женщины собирают пауков, саранчу, жуков, кузнечиков, цикад. Наиболее любимым считается личинка сагового долгоносика, она похожа на личинку майского жука. Раз в две недели племя идёт рубить саговую пальму. Всё идёт в дело: кора, соцветия, внутренняя мякоть. Когда пальмы на участке, где проживает племя, заканчиваются, они переселяются.

Живут караваи в домах, построенных высоко на деревьях (порой это 60 метров от земли), в которых живут несколько человек. К дому ведёт лестница, пространство вокруг дома хорошо просматривается и простреливается. Такой образ жизни – своеобразная защита. Если кто-то из враждебного племени решит залезть в такой дом, вряд ли он доберётся и до половины лестницы, ведущей к дому, - будет застрелен точным выстрелом из лука. Если в доме кто-то умирает, то семья переселяется в другой дом. Понятий гигиена, санитария, медицина не существует.

При этом Папуа Новая Гвинея находится на территории государства Индонезия, в которой живут вполне цивилизованные люди, использующие мобильную связь и Интернет, имеющие высшее образование и своё отношение к людям, населяющим эту страну. Индонезийское правительство очень беспокоит проблема племён, межплеменных войн. Время от времени они пытаются «помогать» жителям племён: в джунглях вычищаются участки почвы, на них строятся небольшие посёлки с маленькими домиками, но… папуасы в них не селятся. Так и остаются эти «мёртвые» города. В лучшем случае там селятся индонезийские «гастарбайтеры», строившие эти дома. Когда же войны между племенами достигают кровопролитного апогея, правительство не находит ничего иного, как сжечь напалмом территорию этих племен: нет людей – нет проблемы.

Войны между племенами папуасов особенные: это не захват территории или рабов. Как правило, цель военных действий – похищение женщин или месть. Дело в том, что самой большой драгоценностью этих мест является женщина, но не как предмет обожания (как в нашем мире), а как товар, валюта, золото. Её могут обменять на еду, ритуальные принадлежности, оружие. Женщина рожает детей, выполняет множество трудной тяжёлой работы.

Можно видеть в этом глубокий механизм природной саморегуляции. Современный человек прекрасно понимает, чем опасны половые связи близких родственников: в этом случае значительно повышается вероятность встречи одних и тех же патологических генов, следовательно, вырождения. Папуасы, до сих пор живущие в каменном веке, не могут этого знать, но природа подсказывает им правильное поведение, пусть и выражающееся в таких своеобразных «спермовойнах».

Каннибализм

На одном из привалов, сидя у огня, Антон, проводник, рассказывал участникам экспедиции о своей жизни. Разговор шёл так: вопрос с русского переводился на английский, с английского на индонезийский, с индонезийского на каравайский. Настоящий «глухой телефон».

Антон рассказал историю, от которой даже при жаркой и душной погоде у слушателей мурашки побежали по коже. Когда-то на его племя напали капаяки и украли его сестру. Тогда он поклялся отомстить. Некоторое время спустя он убил капаяка и… съел его. «Как съел?» - ошеломлённо переспросили путешественники, втайне надеясь на неточность перевода. Нет, перевод был точным.

-В душу начинают заползать совершенно омерзительные ощущения, - признаётся Сергей Гольцов. – Ведь этот человек был нашим гарантом безопасности, ел вместе с нами, спал в одной палатке... Что же у него на уме на самом деле? Попасть к караваям-людоедам в качестве ужина совершенно не входило в наши планы. А потом, не успели мы отойти от этого шока, как Антон рассказал нам продолжение истории. Капаяки, узнав о гибели своего соплеменника, пришли мстить. Родители Антона были ослаблены и не могли убежать в джунгли. Тогда Антон пробил им головы и высосал их мозг. «Чтобы их души не достались врагу, я забрал их с собой».

Каннибализм, практикуемый в племени караваев, можно рассматривать с разных точек зрения. Например, как спасение от голода. Дело в том, что в местности, где проживают караваи, отсутствуют млекопитающие, мясные животные.

Многие исследователи считают, что каннибализм во многом – это некий механизм регуляции численности при демографических взрывах и территориальных конфликтах. Есть гипотеза, что главной причиной каннибализма может быть не голод или нехватка продуктов питания, а террор - с целью запугать и подчинить себе соседние племена. Существует и ритуальная версия, когда убийство и съедение человека становится угодно каким-то духам. Человек приобретает свойства того, кого съел.

Общество караваев устроено своеобразно. У большинства караваев – «свободная» любовь, и мужчина имеет право на любую женщину. Но до разврата далеко, так как «праздник соития» происходит лишь раз в год, во время цветения сагового дерева, в остальное же время они воздерживаются от секса. Есть там и семьи. Однако отсутствие устойчивой формы супружеских отношений приводят к тому, что караваи не совсем представляют себе, что такое родители.

-Многие наши понятия приводят их в замешательство, - рассказывает Сергей Викторович. - Спрашиваю: «Кто твои родители?», в ответ удивление: «А что это такое?», «Сколько тебе лет?» - та же реакция. Летоисчисление у них не ведётся, да и зачем, когда каждый новый день повторяет предыдущий. У них отсутствуют хоть какие-то признаки медицины. Ни шаманов с бубном и крысиными хвостиками, ни травок целебных. С точки зрения врача, там беспрецедентно высокая заболеваемость. Огромное количество грибковых заболеваний, дерматологического неблагополучия. Да и живут они недолго – 30-40 лет.

Социальной иерархии внутри племени нет. Старшим назначается самый старый представитель этого племени. Ни считать, ни писать караваи не умеют.

Праздничной одежды у них нет, впрочем, как и повседневной. Рекламные буклеты туристических компаний наполнены фотографиями причудливо разодетых папуасов, украшенных перьями. На самом деле это лишь приманка для туристов. На женщинах, как правило, лишь соцветия от пальм, мужчины же ходят полностью обнажёнными. Лишь на пенис надевают особый футляр (котек), изготавливаемый из половинки грецкого ореха или высушенной тыквы.

Застывшая биоэволюция

Целью экспедиции «Живая параллель EXPERIENCE» было изучение культуры папуасов, их социальной, биологической составляющей. По словам Сергея Гольцова, Папуа Новая Гвинея с научной точки зрения интересна тем, что это настоящая изолированная резервация, созданная самой природой. Со стороны моря к острову невозможно подплыть. Корабль, лодка просто разобьются об острые рифы. Предки нынешних папуасов, австралопитеки, придя на эту землю, оказались отрезанными от Австралийского континента из-за тектонического разлома плит, и всё это время жили в изоляции. Они не имели возможности продвигаться на север или на юг, и в то же время оказались в идеальных климатических условиях. Жизнь на острове не развивалась: ни культурно, ни социально, ни биоэволюционно, сохранившись, по сути, в своём первозданном виде.

Человеку ни к чему было приобретать какие-то дополнительные навыки. Ему не угрожало изменение погоды, а следовательно, не нужна одежда, капитальные дома. Не менялись флора и фауна, а следовательно, ни к чему изыскивать новые источники питания, применяя при этом технологии коллективного труда. Как тысячу лет назад ели саговую пальму, так едят и сейчас. Им грозило перенаселение, но они с успехом решили этот вопрос, задействовав войны и каннибализм.

Почему общество папуасов не смогло выйти из каменного века? Они не смогли самостоятельно овладеть технологией обработки металла. А вследствие своей изолированности от внешнего мира им не удалось перенять эту технологию от других.

Экспансия человека на последние нетронутые цивилизацией места, конечно же, продолжится. Это исторический опыт. Современные люди приходят в племена и, думая, что несут благо, меняют жизнь коренных жителей. Порой это оканчивается трагично. Настоящие учёные знают это как никто другой.

В своём блоге Сергей Гольцов пишет: «Удары большого бревна прервали наш разговор. Караваи принялись танцевать и бегать с оружием в руках, выражая тем самым радость от подаренного джунглями Праздника. Глядя на них, с удовольствием поедавших лепешки с личинками, ушёл страх того, что всё-таки они каннибалы. Для караваев это только способ выжить в ужаснейших условиях влажных тропических джунглей. Эволюционные трансформации оказали на них влияние, а с нами сыграли очередную шутку – превратив их в нашем сознании в кровожадных пожирателей людей. И неизвестно, как бы мы себя повели, оказавшись в этих условиях, вооружённые не только техникой, но и изощрёнными способами уничтожения себе подобных.

Воины леса, повелители джунглей, затерянные во времени племена с остановившейся культурой и эволюцией, многому мы научились здесь за эти несколько дней. А что дали вам мы? Неизвестно… Но, надеюсь, хотя бы не навредили».

Автор: Елена Лосева