Медиакарта
2:08 | 2 декабря 2021
Портал СМИ Тюменской области

Как и где был построен в Сибири первый водопровод

150 лет тому назад в городе появилось благо человеческой цивилизации – водопровод. История его возникновения удивительна и богата, и сегодня впервые на основе архивных материалов мы поведаем о том, что было давным-давно забыто

Если из крана не бежит вода, для современного человека это уже катастрофа. Избалованы мы благами цивилизации. В давние времена девки и бабы ходили на реку, набирали воду в вёдра и тащили их на коромыслах в свои дома. Спуск к Туре был страшно крут и неудобен. Как отмечает летописец Сибири Николай Абрамов, «Тюмень расположена по обеим сторонам реки Туры, из коих правая – нагорная, имеющая перпендикулярную высоту от 10 до 12 сажень, левая же луговая и низменная… В реке Туре рыбы: нельма, язи, окуни, чебаки и ерши». Крепкие мужчины подъезжали к берегу на лошадях, запряжённых телегами, набирали воду в большие бочки и везли их в город. За доставку брали умеренную плату. Если случались пожары, то улицы, застроенные деревянными домами, выгорали полностью. Разбушевавшееся пламя потушить с помощью примитивного способа доставки воды было невозможно. Конечно, для нормальной жизни Тюмени нужен был водопровод.

Г-н Подаруев и английские инженеры

Инициатива его постройки принадлежит городскому голове Ивану Алексеевичу Подаруеву, занимавшему эту почётную должность в 1861-1863 годы. На приобретение «водоподъёмной машины» была объявлена добровольная подписка сбора средств. На неё охотно откликнулась тюменская денежная аристократия. В журнале Городской Думы за 1864 год приводятся имена главных участников полезного дела для города и суммы, которые господа не поскупились дать: «…от Семёна Михайловича Трусова – 1500 р., от Товарищества Западно-Сибирского пароходства «Дружба» – 1000 р., от Михаила Васильевича Корчёмкина – 1000 р., Ивана Васильевича Трусова – 1200 р., Петра Григорьевича Ядрышникова – 1000 р., Альфонса Фомича Поклевского-Козелла – 2000 р., Кондратия Кузьмича Шешукова – 500 р., Марьяна Степановича Комарова – 500 р., Ивана Афонасьевича Решетникова – 500 р., и прочими лицами, сочувствующими благому делу подписано 2.750 р. и всего подписано 11 950 р.»

Но по составленной смете на устройство «водоподъёмной машины» требовалось 25560 рублей. Пришлось тогда инициатору г-ну Подаруеву пожертвовать недостающую сумму из своих личных сбережений. Иван Алексеевич не мог откладывать начатое дело, так как 29 (ст. стиль) мая 1862 года с подданными Великобритании механиками Гектором Ивановичем Гуллетом и Константином Ивановичем Гаксом был заключён контракт на устройство «водоподъёмной машины».

В 1863 году на улицах города начали рыть глубокие канавы, чтобы уложить в них трубы водопровода, и, как обычно бывает, при строительных работах возникли беспорядок, неудобства для проезда гужевого транспорта и движения пешеходов. Городничий возмутился: «Во что превратили город!» Потребовал от городской Думы «скорейшего окончания устройства водоподъёмной машины, канавы засыпать и улицы выровнять». Гласные (депутаты) вразумили нетерпеливого городничего, что непонимание ситуации может «вынудить у благотворительных граждан некоторое охлаждение в дальнейшем предприятии в столь полезном для города деле». И тогда начальнику города пришлось уступить.

Что же было дальше? Продолжаю читать рукописный журнал Городской Думы 1863 года, пытаясь разобрать бегущий почерк секретаря. Вот! «Верхотурское лесничество просит объявить купцу Подаруеву, чтобы он прислал кого либо в г. Верхотурье за получением билета для вырубки лиственничного дерева на устройство в г. Тюмени «водоподъёмной машины». Сделана любопытная заметка, что гласные собирались почти в восьмом часу вечера, обязанности городского головы выполнил Лука Степанович Лаврентьев, так как г-н Подаруев страдал тяжёлой болезнью.

Дело продолжил его сын, известный купец-меценат Прокопий Иванович Подаруев. К лету 1864 года все необходимые инженерно-строительные работы были выполнены. 19 июля 1864 года Прокопий Подаруев, «желая воздать благодарение Всевышнему, помощнику во благих предприятиях, пригласил духовенство и граждан города, представителя губернского правления М.П.Курбановского, окружного начальника, городничего на божественную литургию по отслужении благодарственного молебна об успешном окончании работ и благополучного действия водопровода в будущем». День был солнечный и прекрасный, собравшиеся после литургии замерли в ожидании – что за чудо-технику придумали «англицкие анженеры»? «Водоподъёмной машине» дали ход, и народ изумился, увидев её полезные плоды. Вода выливалась из кранов!

Чудо работало так: паровая машина нагнетала воду из колодца в особый резервуар. Из него вода шла по подземным трубам в чугунный бассейн. На Александровской, главной площади города (сейчас Борцов революции), находился этот «волшебный» бассейн – живительный источник, откуда питьевую воду наливали в бочки и развозили по домам тюменцев. Это пустопорожнее место подле своего дома для устройства бассейна пожертвовал купец Илья Степанович Брюханов.

Так в Тюмени построили водопровод, раньше, чем в других городах Сибири и Урала. Это стало нерядовым событием в масштабах Российской империи. О нём сообщили не только «Тобольские губернские ведомости», но и столичный журнал «Современник»: «Машина нагнетает воду из колодца …в резервуар, установленный в особом каменном здании на горе в расстоянии 50-ти сажень от первого корпуса у реки».

Первый год «водоподъёмную машину» обязан был содержать и следить за её исправной работой Гуллет, затем в трёхлетний срок он отвечал «за все могущие случиться у неё повреждения».

Каменная водокачка

Тюменская водокачка, давным-давно стоявшая в створе улицы Водопроводной, представляла собой «Строение каменное одноэтажное, крытое железом о шести окнах, длиной семь саженей, шириной семь саженей, высотой – шесть саженей, в подвальном этаже устроен колодец, фундамент сложен в 4,5 кирпича глубиной 5 аршин, стены сложены в 3,5 кирпича, в здании помещается действующая машина; фундамент – 17 куб. саженей, стен – 48 кв. саженей, дверей двустворчатых – 1, окон больших – 6, печей кирпичных – 1, деревянная галерея на столбах с тремя ступеньками, колодец деревянный из плах глубиной 5 саженей».

Производительность городской водокачки в сутки составляла 20 тысяч вёдер, на каждого жителя – по полтора ведра. Улица, по которой шла главная магистраль водопровода, впоследствии получила название Водопроводная.

В 1880 году водопровод усовершенствовали: удлинили трассу, добавили дополнительно три боковых разветвления труб. А ещё через 30 лет к водокачке пристроили отдельное котельное здание для бака.

Раритетная труба

Один из богатых домов, в котором жил Прокопий Иванович, стоит на углу улиц Челюскинцев/Республики. Хорош собой этот каменный особняк, нарядный, праздничный. Создан по проекту уже упомянутого Константина Чакина в конце XIX века. В мае 1991 года здесь произошла чуть ли не сенсационная история.

–Вместе с профессором Копыловым мы шли по улице, смотрим, возле Подаруевского дома земля разрыта, ведётся ремонт сливной канализации, – рассказывает Александр Лыткин, зав. музеем «Истории науки и техники Зауралья» нефтегазового университета. – Виктор Ефимович торопился, прошёл вперед, а я отстал от него и вдруг замечаю деревянную трубу, кричу: «Труба!». Виктор Ефимович прибежал, обрадовался безмерно, как знаток истории Тюмени сразу определил, что это труба от первого городского водопровода, проложенного в 1864 году. Виктор Ефимович организовал транспорт, и находку доставили в музей. Очистили её от грязи, все радовались новому экспонату. Ещё бы! Труба из лиственницы, возраст которой 210 лет, на краях надеты чугунные кольца. И как давай наша труба трещать! В коридоре аж слышно. «Что такое? Что за звуки? Что в музее происходит?» – всем стало любопытно. А это наша труба сохла, потрещала да и успокоилась. Не рассыпалась.

Замечательно, что не где-нибудь, а именно возле бывшего владения одного из создателей водопровода найдена древняя труба. Это ж подарок от самого г-на Подаруева.

Другой артефакт – пожарный насос, изготовленный в 1880 году.

–Это были 90-е годы, тогда ещё из Свердловска нам по частям доставляли будущий экспонат, – продолжает увлекательный рассказ Александр Евгеньевич. – Получили коромысла от насоса, потом шар, в который нагнетается воздух, и т. д. И всё это в таком ужасном состоянии: железяки и железяки, грязные, смотреть страшно. Попробовали вручную их чистить, но так месяца три уйдёт. Потом с помощью дрели и шкурки грязь сняли и ахнули: так это же цветной металл! Медь. Смотрим, на шаре надпись показалась: «А.Ф.Поклевскаго». Вот удача! Альфонс Фомич после открытия водопровода четыре года за свой счёт содержал «водоподъёмную машину». А у нас - пожарный насос, изготовленный на его Уральском предприятии.

А у нас водопровод. Вот!

Эта строчка Сергея Михалкова знакома каждому. Как не похвастаться персонажу из детского стихотворения, если из крана бежит вода, а кому-то по старинке идти к колодцу или колонке? В царское время дорогое это удовольствие могли позволить себе состоятельные граждане.

За свой счёт изъявили желание провести водопровод: коммерции советник Антон Васильевич Колмаков для домашнего употребления воды в собственный дом, находящийся по улице Ильинской (ныне 25-го Октября, после перенесённого пожара усадьба выглядит печально – прим. Е. Д.); тюменский купец Пётр Михайлович Набоких, на той же улице, г-н указывает, что ему требуется воды от 30 до 40 вёдер ежедневно; уфимский мещанин Гаврила Егорович Иванов в дом на улице Ишимской (Орджоникидзе) (ныне этот особняк жив-здоров, адрес его Орджоникидзе, 6) и другие. За пользование водой из домовых ответвлений для домашней надобности Думой была назначена плата от 50 до 100 рублей в год.

В Думу посыпались заявления с ходатайством о понижении платы. Доверенный «Торгового Дома Наследники А.Ф.Поклевский-Козелл» А.П.Эрдман просил уменьшить плату за воду с 300 р. до 150, в противном случае это богатое предприятие отказывалось пользоваться водопроводом из-за чрезмерной дороговизны. Г-н Ядрышников просил оставить плату 300 р., которую уплачивает его завод с 1901 года. Тюменское Отделение Государственного банка тоже не хотело выкладывать 200 рублей, соглашалось только на 100 р.

Но несмотря ни на что многие владельцы усадеб хотели пользоваться благом цивилизации. На одном из собраний Думы 1910 года городской голова Василий Андреевич Копылов высказал мнение: «Всеми силами поощрять частную инициативу по расширению водопроводной сети. За последнее время наблюдается чрезвычайный рост г. Тюмени, целые площади ранее свободной городской земли застраиваются, и населённые кварталы в значительной степени отдалены от реки и все кроме неё не имеют других источников водоснабжения».

Дума решила на трёхлетний срок освободить от платежа за пользование водопроводной водой домовладельцев Россошных, Горбунова и Лошкомоева, так как они за свой счёт проводят боковые ответвления в свои усадьбы, при этом обязуются ставить пожарные подставки в форме крестовин и тройников, через каждые 5-100 сажень устраивают пожарные лазы, из коих во время пожара можно будет брать воду беспрепятственно. И кроме того, сооружаемые ими сети труб становятся собственностью города.

Для промышленных целей

Тюмень в конце XIX - начале XX столетий испытывала экономический рост, поэтому водопровод был необходим для успешной работы предприятий. Капиталисты Филимон Колмогоров (владелец кожевенного завода), Василий Логинов (совладелец спичечной фабрики) имели в своей собственности водопроводы. В 1909 году Дума рассматривала ходатайство «Товарищества Бр. Плишкиных», владельцев кожевенного завода в Зареке, о разрешении им строительства частного водопровода. Гласные решили, что задуманное предприятие «весьма желательно в интересах пожарной безопасности города, а потому считают возможным выдать просимое разрешение, но с тем, что, во-первых, при устройстве водокачки на городской земле Товарищество уплачивает арендную плату по 25 коп. с кв. саж. занятой земли в год, т.е. в том же размере, который уплачивается за аренду земли под его заводом, и во-вторых, Товарищество в случае возникновения пожара в заречной части города беспрепятственно отпускает из своего водопровода воду для тушения пожара».

В 1910 году г-жа Васильева – преемница Надежды Михайловны Давыдовской, владелицы пивоваренного завода - и доверенный Сервацкий обратились в Думу с просьбой разрешить провести водопровод от городской водокачки в свой пивоваренный завод (в советские годы это один из цехов завода АТЭ, сейчас снесён – прим. Е. Д.). Власти дали положительный ответ, предоставив Васильевой «арендование городской земли под существующие как подземные, так и находящиеся под землёй водопроводные сооружения электрической водокачки за плату в размере 300 р. в год сроком на 5 лет». При этом выдвинули требование: «Васильева должна устроить на своём пивоваренном заводе особый кран для бесплатного пользования жителей водой вёдрами и вместе с тем на случай беспрепятственного пользования водой во время могущих быть в той местности пожаров».

С заботой о народном здравии

Смотритель городской больницы г-н Витте обратился в Думу с заявлением: «потребность воды для городской больницы составляет в среднем от 8 до 9 тысяч вёдер в месяц. Вода доставляется водовозом из санитарного обоза. В сухое время года доставка воды производится сравнительно сносно, но весною и осенью, когда Всехсвятская и другие улицы, по которым приходится ездить водовозу, представляет собой непролазное пространство грязи, в которое нередко падают лошади, а доставка воды делается очень затруднительною, благодаря чему больница часто остаётся без воды. Было бы рациональным провести во двор больницы водопровод от строящейся водокачки по ул. Ильинской».

В мае, 31 дня, 1910 года состоялось 55-е очередное собрание городской Думы. На нём «…была заслушана составленная Городским Архитектором К.П.Чакиным техническая смета на проведение водопровода в городские: ночлежный дом, богадельню и больницу с разветвлениями в прачечную, баню и кухню больницы. Линия водопроводных труб должна начаться от места окончания водопроводной магистрали, сооружаемой г. Андреевой… При проведении этого водопровода предполагается устроить два водоразборных пожарных крана в виде наружных чугунных колонок. Общий расход по сметному исчислению на проведение этого водопровода выражается в сумме 3624 рубля 67 коп.

Когда больницу присоединили к водопроводу, то обслуживать людей, мучившихся хворями, стало намного легче. Но, как следует из документа Городской Думы за 22 ноября 1911 года, «…были проведены крайне непрочные свинцовые трубы, которые ныне дают во многих местах течь и вообще при существующем теперь проведении водопровода в большой непосредственности от городской водокачки необходимо заменить устаревшие свинцовые трубы новыми. Смета стоимости ремонта означенного водопровода выражается в сумме 103 р. 39 к.».

Выходит, Григорий Распутин, находящийся на излечении в хирургическом корпусе в 1914 году, пользовался благом водопровода и пил уже нетоксичную воду.

Я неслучайно акцентировала внимание на технических подробностях водопроводных труб. В Тюмени они были из металлов, которые не причиняют вред здоровью. И только по иронии судьбы свинцовые трубы проложили в больницу. Благо их заменили на безопасные.

В Тюмени к началу XX века власти сильно озаботились качеством воды. Из кранов иногда бежала мутная жидкость с песком. В воде попадались даже рыбьи мальки!

«Нептун» приходит на помощь

В 1911 году была создана Водопроводная Комиссия, которая занялась детальным рассмотрением проекта нового водопровода и изысканием финансовых средств на его устройство. В том же году в Тюмень прибыл представитель фирмы «Нептун» инженер Жижиков и произвёл нивелировку города, составил предварительный проект хозяйственно-противопожарного водопровода. Комиссия пришла к выводу, что «деньги могут быть добыты при посредстве займа или у частных капиталистов, или со стороны Американского Генерального консульства в Москве, или у Правительства, или заём казённых средств в банке». Заведовать постройкой было поручено Александру Яковлевичу Дозорову.

31 мая 1912 года очередное собрание Городская Дума начала с первого, самого актуального для Тюмени вопроса – о займе на сооружение хозяйственно-противопожарного водопровода. Обширный доклад был подготовлен Управой, он настолько исторически хорош и лишён всяческих казённых изъяснений, что его стоит процитировать: «…с постройкой в 80-х годах Уральской, ныне Пермской железной дороги, этого могучего фактора современного прогресса, застраиваться стали местности, прилегающие к железнодорожной станции, но значительно отдалённые от воды. С началом же работы по сооружению Тюменской Омской железной дороги стремление жителей селиться поблизости к станционным путям ещё более усилилось, и в течение каких-нибудь двух-трех последних лет обширная площадь выгонных земель была занята на праве аренды обывательскими домами, которые образовали отдельные части города, получившие местные названия: Новый квартал, Копыловские сараи, Угрюмовские сараи, Кузнецы за линией…Город оказался раскинутым, и его постройки являются крайне разбросанными. Причём если не считать Заречную часть города (с одной шестой частью населения), сам город поставлен в довольно неблагоприятные условия по снабжению его водою. Так, все вновь застроенные местности отделены на значительные расстояния (до 3 вёрст) от реки, ближайшие же усадьбы к реке находятся на берегу, возвышающемся почти вертикально сажень на 20 над уровнем воды, а потому и здесь жители не имеют удобного доступа к воде. Это неудобство было создано давно бывшим в то время городским головой Иваном Алексеевичем Подаруевым: частью на свои средства, частью на пожертвование частных лиц был сооружён для нагорной части города водопровод… В настоящее время он обветшал и совершенно не соответствует современным требованиям водопроводной техники, и кроме сего, он обслуживает небольшую центральную часть города радиусом не более четверти верст, тогда как радиус современной селитьбы города равняется приблизительно двум верстам.

Приём воды из Туры выбран для этого водопровода неудачно, почти в конце города по течению реки, а потому в водопровод может попадать вода, загрязнённая городскими стоками и отбросами. Отсутствие очистки и фильтрации вынуждает население города круглый год пользоваться мутной речной водой, которая во время весеннего разлива и после сильных дождей не может быть употребляема без предварительного отстаивания её в домашней посуде. Если же принять во внимание несовершенство водопровода и отдалённость от многих мест города, то вполне станет понятным, что Тюменская Городская управа как представитель более чем сорокатысячного населения (по полицейской переписи 1811 г. – 41 994 жителей обоего пола) хлопочет уже в течение нескольких лет об устройстве хозяйственно-противопожарного водопровода, могущего посредством фильтров дать здоровую для питья воду и быть надёжным средством в борьбе с огненной стихией». (Вот когда впервые была озвучена проблема очистки воды – прим. автора).

На этом судьбоносном собрании Дума поручила Товариществу Инженеров «Н.П.Зимин и К» (фирма «Нептун») составить смету устройства хозяйственно-противопожарного водопровода. Сумма вышла 477 622р. 84.к. Длина сети водопроводных труб – 20 вёрст с двойной прокладкой через Туру, для снабжения водой заречной части города.

Кредит на 66 лет

Но свободного капитала у Тюмени не оказалось. Гласные исходили из соображений, что строительство водопровода – мероприятие публичного характера, и продолжительность его существования рассчитана на несколько поколений. Грандиозное общеполезное сооружение возможно осуществить посредством займов, – решила Дума. Погашение долгосрочных ссуд потребует несколько лет, но «город Тюмень может считаться обладающим более или менее устойчивым финансовым положением, бюджет его по смете 1912 года определён в сумме 4542 40р. 60 к., и если город иногда всё-таки испытывает некоторые финансовые затруднения, то это объясняется лишь возложенной на город исполнения массы обязательных расходов по содержанию тех или других Правительственных учреждений».

Городской голова Павел Иванович Никольский (доктор по образованию) срочно выехал в рабочую поездку в Санкт-Петербург и Москву и там путём личных переговоров с теми или другими представителями различных частных и правительственных учреждений договорился о займе в размере 350 000 р. в Нижегородско-Самарском земельном банке в качестве ипотечного кредита под залог выгонных городских земель.

Башня на Базарной площади

На улице Орджоникидзе (Ишимской) находится необычное старинное здание, немного напоминающее средневековый замок, – это водонапорная башня. Построили её зимой 1914 года. В том же году построили и насосную станцию, в обоих сооружениях установили изготовленные в Тюмени резервуары для воды. Почти по всей нагорной части провели водопроводную сеть труб. Не доставало лишь новых котлов и машин, поэтому решили пользоваться старыми, «которые вполне исправно могут обслуживать некоторое время новую водопроводную сеть путём подачи воды в водонапорную базарную башню…Но нельзя будет пользоваться фильтрами, и потому вода будет доставляться потребителям обычно речная нефильтрованная, также нельзя будет пользоваться и пожарным давлением, а потому водопровод будет временно лишь хозяйственный, что не исключает, конечно, возможности подачи воды на пожаре из водопроводных будок и тех пожарных кранов, где будут установлены пожарные гидранты».

Справедливость заставила снизить тариф за пользование водой плохого качества. Например, для фильтрованной воды (100 вёдер) из водоразборов была установлена плата – 25 р., то теперь – для простой – 20 р., соответственно из домовых ответвлений для фильтрованной воды было 20 р. – стало 18. Но экономия в этом случае чревата нежелательными последствиями. Для здоровья тюменцев нужна чистая хорошая вода, а не мутная речная. Чтобы она бежала из крана, требовалось новое оборудование. I Мировая война нарушила течение мирной жизни, создала непредвиденные обстоятельства, помешавшие водопроводническому предприятию.

Благополучное завершение

Шла война. Росли цены на продукты питания и на товары первой необходимости, но план по устройству нового водопровода всё равно выполнялся в срок – к 1915 году. В том огромная заслуга энергичного городского головы Павла Ивановича Никольского. Он был доктором и прекрасно знал, что для здоровья горожан необходима чистая вода.

В 1916 году по ходатайству Тюменского городского общественного управления за огромный вклад в сооружение хозяйственно-противопожарного водопровода Никольскому было присвоено звание Почётного гражданина г. Тюмени. В 1922 году Павла Ивановича не стало. Но ещё много лет жители города с благодарностью вспоминали этого авторитетного руководителя и уважаемого доктора за простую человеческую возможность – пить здоровую воду.

Автор: Елена Дубовская