Медиакарта
23:14 | 24 января 2022
Портал СМИ Тюменской области

Бережёного вакцина бережёт

11:20 | 18 июня 2021
Источник: Призыв

Всегда считала – даже объяснить не могу, почему – хирургическое отделение больницы и палату интенсивной терапии самыми серьёзными и ответственными участками работы. С недавнего времени – по вполне понятным причинам – рейтинг таких участков поменялся. На первое место вышли бригады, которые работают с коронавирусными больными и с теми, кто с ними контактирует. Для многих медработников последние четырнадцать месяцев, со дня объявления пандемии, с профессиональной точки зрения стали настоящим испытанием.
Никогда, наверное, мы так не переживали за себя и близких: стоило только подскочить температуре и появиться ломоте в костях и суставах – как тут же набирали телефонные номера регистратуры районной больницы, службы скорой или неотложной помощи. И ждали… Многие диагноз ждали как приговор.
Когда пандемия охватила страну, на передовой оказались фельдшеры, врачи, медсёстры, водители скорой: они, спасая людей, находились сутками в инфекционных отделениях, работали по нескольку смен подряд, жили в больницах и обслуживали одновременно десятки пациентов. Их, безусловно, можно назвать героями нашего времени.
В этом списке есть и имя Светланы Костецкой, медсестры Лесновского фельдшерско-акушерского пункта, которая и была в поликлинической бригаде, и работала в Омутинском моногоспитале. Не сосчитать, сколько раз Светлана Геннадьевна выезжала на дом по вызовам. Делала осмотры, забор биоматериала, сопровождала пациентов на компьютерную томографию, транспортировала в моногоспиталь, контролировала тех, кто из него прибывал.
– Самым эмоционально насыщенным, а потому самым запоминающимся стал период командировки в Омутинку. В течение двух месяцев, с 9 ноября по 11 января, была в моногоспитале. Декабрь выдался очень тяжёлым, доходило до того, что в палаты ставили дополнительные кровати, – вспоминает собеседница.
Тогда лесновский фельдшер выполняла обязанности постовой медсестры в реанимации.
– До того даже не предполагала, насколько всё это страшно! Тяжело видеть, как умирает человек, которому при дыхании не хватает кислорода, когда падает сатурация, не помогают все попытки его спасти. От безысходности кажется, что разрывается собственное сердце: живёшь с мыслью, что ты ничем не можешь помочь, – говорит Светлана. – После моногоспиталя вопрос необходимости вакцинации даже не рассматривался. Однозначно да! Бережёного вакцина бережёт – это говорю как медик.

Продолжение читайте на страницах "Призыва".

Автор: Ольга Коновалова. Фото Евгения Ивлева