Медиакарта
1:52 | 26 сентября 2021
Портал СМИ Тюменской области

Пугачевцы в западной сибири

Знать историю малой родины — престижно и полезно. С этим согласны авторы краеведческой рубрики. Представляем вниманию читателей материалы об исторических личностях и знаменитых зданиях города.

В 2010 году исполняется 375 лет со времени подавления крупнейшего в России крестьянского восстания под руководством Емельяна Пугачева. Всегда казалось, этот исторический факт, да и события, описанные Александром Пушкиным в «Капитанской дочке», происходили где-то «там», далеко от Западной Сибири. Однако, знакомясь с исследованиями тюменских краеведов, опубликованными в прошлом веке, а также с документами Государственного архива Тюменской области, с удивлением обнаружила, что Пугачев со своим войском представлял реальную угрозу и для Тобольской губернии, и для Тюмени.

В 1773—1775 годах дворянскую империю потряс крестьянский бунт, который возглавил Емельян Пугачев. Начался он на уральской реке Яик, мгновенно охватил большую территорию и грозил перекинуться на Сибирь. Официальное известие об этом поступило в Тюмень в ночь на 14 октября 1773 года из Тобольска. Губернатор Денис Чичерин сообщил «об опасных обстоятельствах», приказал привести гарнизон в боевую готовность и укрепить город.

Повстанцы осадили Челябинск и Екатеринбург, а в январе 1774 года вышли на Тюменский тракт. Нарастала тревога и в самой Тюмени. Город был похож на осажденную крепость. На валу у Спасской церкви соорудили батарею. По всему городу выставили вооруженные пикеты. Правда, артиллерия в ту пору составляла шесть чугунных пушек, которые, по словам коменданта, «весьма поржавели… а лафеты и колеса под ними от ветхости уже вовсе развалились». Была приостановлена отправка денежной казны в Екатеринбург. Ожидавшиеся деньги из Ишима и Ялуторовска приказали сложить в каменные палаты Троицкого монастыря. Положение осложнялось тем, что повстанцы имели большую поддержку населения, снабжавшего их продовольствием, одеждой, даже лошадьми. Власти раскрыли тайный сговор ссыльных, которые намеревались поддержать народных бунтовщиков в момент их вступления в город. Руководителями заговора были Иван Тельный и Иван Рясник. В историю вошли слова последнего: «Дай бог, чтоб пришла самозванцев команда. Мы комендантской, воеводской и всех здешних начальников напьемся крови…» Тюменский комендант Устьянцев послал в Тобольск новую депешу с просьбой о срочной помощи.

Командование войсками (Сибирская пограничная линия) перешло к генерал-поручику Деколонгу (графу Жаку де Колонге). Чтобы подавить восстание, он двинулся со своим корпусом в Оренбургскую губернию. В Тюмени были собраны солдаты, в том числе старые, отставные, и казаки. Карательные отряды жестоко обращались с бунтовщиками. Пытки, «дыбы», вечная каторга – такова их судьба. Для нагнетания страха губернатор приказал во всех селениях, участвовавших в восстании, «поставить по одной виселице, для колесования – по одному колесу и к вешанию за ребро – по одному глаголю…» Эти орудия казни появились во всех пограничных деревнях Тюменского уезда. Так было подавлено крупнейшее восстание, которое надолго осталось в народной памяти.

Нужно сказать, императрица Екатерина II, которая трепетала от ужаса при произнесении имени Пугачева, призвала на подавление бунта Александра Суворова. Но восстание уже шло на убыль, и тому лишь удалось ускорить неизбежную трагическую развязку. Тем не менее, он был награжден золотой шпагой, усыпанной бриллиантами. А дворянская Россия принялась пышно праздновать победу…

Как бы ни оценивали сегодня эти события, ясно одно: история рождает личности, а личности делают историю.

Автор Вера Кубочкина