Медиакарта
11:47 | 28 сентября 2021
Портал СМИ Тюменской области

Дети без родителей

Бывает такое – случается беда и дети остаются без родителей. Как бы нам ни хотелось, мы не можем повернуть жизнь вспять и вернуть таким детям утраченное. Можем только сделать все, что от нас зависит, чтобы помочь им пережить печальное событие и наладить изменившуюся жизнь. Как наладить? Мы с мужем прошли этот путь сами, считаем, что многое получилось правильно, и хотим поделиться своими размышлениями на эту тему.

Для начала важно определить, кто заменит ребенку папу и маму. И именно здесь проявляется значение такой структуры, как род. В последнее время больше внимания стало уделяться семье как важнейшей ячейке общества, но понятие рода и влияние его на нашу жизнь до сих пор размыто и неопределенно. Его функции в чем-то взяло на себя государство. Но ведь род как единое энергоинформационное образование в наибольшей степени заинтересован в благополучии и процветании каждого своего члена. Беда или счастье каждого оказывают влияние на всех родственников, даже если они незнакомы друг с другом.

Как оставить без заботы маленького одинокого человека? Во всех традициях родные люди собирались и решали, кто из них лучше справится с воспитанием малыша.

Сейчас это решают органы опеки, и часто дети-сироты оказываются в посторонних семьях или детских домах. Но может ли благополучно развиваться род, отказавшийся от родного беспомощного ребенка? Если есть люди, готовые взять на себя воспитание детей, оставшихся без родителей, предпочтение стоит отдать тем, кто сумел построить крепкую благополучную семью. В такой «ячейке общества» уже сформирована здоровая энергетическая структура, которая примет в себя травмированную психоэнергетику осиротевшего ребенка и восстановит ее. Особенно хорошо, если это семья из трех поколений, в которой энергообмен происходит наиболее естественным образом.

Второе – опека или усыновление? Мне кажется, что этот вопрос тесно связан с предыдущим. Род жив памятью поколений, и если дети остаются в роду, для них естественно носить фамилию своих мамы и папы, помнить их и при всей любви к опекунам продолжать линию своей ветви рода, соединяя традиции родителей и воспитателей. В тех случаях, когда дети-сироты оказываются в другом роду, главное значение имеет их возраст, память и желание. Если они не помнят родителей, традиции своей семьи и некому рассказать о них, естественным оказывается усыновление и полное слияние малыша с новым родом. Третий вопрос – помощь государства. Есть ли необходимость в центрах помощи опекунам, приемным родителям и их детям?

С моей точки зрения, несомненна польза для взрослых и сомнительна польза для детей. Понятно, что любому человеку, на руках которого оказывается ребенок, потерявший родителей, требуется помощь и поддержка специалистов, особенно на начальном этапе его опекунского или родительского пути. Понятно, что ребенку, оставшемуся без родителей, тоже требуется помощь и поддержка, но вот с этим очень легко «перегнуть палку» и вместо помощи получим еще одно искажение психики ребенка.

Не секрет, что существует парадоксальный психологический факт: дети-сироты, пережив первоначальный шок от случившегося, начинают на почве своего горя выращивать потребительские амбиции и болезненную независимость. В нашем случае это звучало так: «Мамы с папой нет, и теперь никто не смеет мной управлять!» Попытки окружающих оказать им особенное внимание воспринимаются как напоминание и подтверждение особого статуса и тем самым способствуют формированию установки: «Мне плохо, но зато я теперь особенный и мне можно больше, чем другим, теперь мне обязаны оказывать дополнительное внимание и жалеть. А требования ко мне должны быть ниже, чем к остальным детям».

Сначала я думала, что это проявление было свойственно только моим девочкам, а потом узнала, что рост потребительских настроений и спекуляция на своем горе отмечены психологами среди широкого круга детей-сирот. Я это говорю не к тому, чтобы их в чем-то обвинить, слава богу, мы с такими настроениями постепенно справились. Но еще раз хочу подчеркнуть, что знаки повышенного внимания способны оказать двойственное воздействие.

Уверена, что лучше всего лечит душу ребенка восстановление ощущения, что он такой же нормальный и счастливый ребенок, как все, такой, каким он был до потери родителей. И помочь ему в этом можно следующими способами: 1. Всемерная помощь опекунам и приемным родителям в создании здоровой и дружной семьи. Но опять же помощь, а не потакание, поскольку у льготных категорий взрослых граждан также отмечен рост потребительских настроений («и пусть помогают, и пусть обеспечивают»).

Самое важное, что взрослые могут дать детям, – это ощущение домашнего тепла, уюта и защищенности. Оно вылечит травмы само по себе. А если этого не будет – никакое внешнее внимание большого результата не даст.

  1. Организация психокоррекционных групп, в которых дети, потерявшие родителей, смогут проходить реабилитацию сразу после печальных событий. Наблюдение у психолога, который подскажет опекунам и новым родителям, как правильно помочь детям. В дальнейшем собирать детей-сирот вместе не только не полезно, но и очень даже вредно.
  2. А вот опекунов и приемных родителей полезно собирать вместе, чтобы они могли пообщаться, получить помощь специалистов и т. п. Но вести такие встречи должен опытный психолог, чтобы они не превратились в «пережевывание» проблем и «перемывание косточек» социальным службам. Так что в воспитании и своих детей, и племянниц, вошедших в нашу семью после гибели их родителей и маленького брата, мы ориентируемся на две основные установки: Я – единственная, неповторимая и уникальная личность. Я – такой же, как и все, потому что каждый – единственная, неповторимая и уникальная личность. На мой взгляд, именно такой подход помогает всем детям жить в ладу с собой и другими людьми.

Автор Марина ЗАВАТСКАЯ Автор фото Фото автора