Медиакарта
14:06 | 18 мая 2024
Портал СМИ Тюменской области

Судьба его хранила…

Мой отец Фёдор Яковлевич Берендеев родился в деревне Берендеевой Куларовской волости Тобольского уезда.

Во время финской кампании 1939 – 1940 гг. был призван в армию. Но война оказалась непродолжительной, и его из Тобольска вернули домой в деревню. В 1941 г. Фёдор Яковлевич был мобилизован в действующую армию, отправлен в Барабинск, в полковую школу, где обучал военному делу молодых солдат, призванных в основном из Средней Азии.

В апреле 1942 г. пришёл приказ отправляться на фронт. Этот путь на фронт остался в его памяти навсегда. Железнодорожный состав неоднократно останавливался из-за частых налётов немецких бомбардировщиков. То и дело приходилось выбегать из вагонов и прятаться. Но не всем повезло. Одному молодому солдату осколком перебило руку. Не доехав до фронта, он стал инвалидом. По прибытии на фронт отец оказался в районе города Ржева в составе 945-го стрелкового полка 262-й стрелковой дивизии 39-й общевойсковой армии Калининского фронта под командованием генерал-лейтенанта И.С. Конева. В ходе летней кампании 1941–1942 гг. 39-я армия образовала в обороне 9-й армии немцев «мешок». Он притягивал к себе огромные силы противника, враг решил разрубить «мешок» в операции «Зейдлиц». Главным исполнителем её стала 9-я армия под командованием «пожарного» Гитлера - генерал-полковника Вальтера Моделя.

Попавшая в окружение наша 39-я армия оказалась в тяжёлом положении: боеприпасы заканчивались, начинался голод, солдаты были вынуждены есть траву. Отец рассказывал, что в один из дней они увидели пасущуюся в лесу лошадь с жеребёнком. Пока подкрадывались, кони ушли, но их догнать успели солдаты других подразделений. Изжаренной на костре свежей конины досталось всем. Какой же сладкой она им показалась!

Перед наступлением немцы с самолётов разбрасывали над красноармейскими позициями листовки с требованием о сдаче в плен, обещая гуманное обращение, горячую еду. В свою очередь, по нашей армии поступила команда: расстреливать на месте срывающих с себя знаки различия офицеров. Военнослужащих, покидавших позиции без приказа, публично расстреливали перед строем.

Наступательная операция немцев против войск 39-й армии, занимавшей выступ в районе города Холм-Жирковский, началась 2 июля 1942 г. Они нанесли удар в самой узкой части коридора – в 27-28 километров. 4 июля противник взял населённый пункт Разбойня, где находился штаб армии. К 6 июля немцы «закрыли» коридор, и части 39-й армии, рассечённой на две группы окружения, три недели с боями прорывались через линию фронта. Для немецкой группировки войск операция «Зейдлиц» закончилась 12 июля. 39-я советская армия была расформирована в конце июля, после выхода отдельных подразделений из окружения.

…Советские военнослужащие были зажаты со всех сторон в лесу, прорваться к своим войскам у них не было возможности. По требованию немцев бойцы начали выходить из лесного массива. Отец вышел ещё с одним военнослужащим. Один из фрицев, подозвав его к себе, со всего размаха разбил отцовскую винтовку о стоявший рядом немецкий танк. Затем красноармейцам указали на огороженное колючей проволокой место. После сбора плененных советских бойцов повели на запад, в Белоруссию. В лагере всех пленных заставили снять с себя военную форму, помыли в бане чуть тёплой водой и облачили в полосатую одежду. Начался кошмар вражеской неволи….

Тяжело было в немецком плену: грубость конвоя, тяжёлый физический труд, антисанитарные условия в бараках приводили к высокой смертности. После поражения германских войск под Сталинградом отношение к военнопленным изменилось: их стали лучше кормить, чаще водили в баню. Отец говорил, что особую жестокость немцы проявляли к захваченным в плен партизанам: поиздевавшись, их расстреливали.

В плену Фёдор Яковлевич пробыл до 20 июня 1944 года. Интересны подробности его освобождения. Колонны с советскими военнопленными направлялись из Белоруссии в сторону рейха. Отец шёл в одной из замыкавших колонн. На его ноге сползла портянка, и он присел на обочине дороги её перемотать. Конвоир окрикнул, чтобы не отставал от колонны, скрывавшейся за поворотом. Пока Фёдор Яковлевич перематывал портянку, из леса вышел советский партизан. Отец хотел уйти с ним в лес. Но тот ответил, что этого делать не надо, так как немцы могут спохватиться. Но скоро начнётся обстрел, и тогда можно совершить побег. Отец, во-одушевленный таким известием, быстро догнал колонну.

И, действительно, вскоре начался обстрел. Все залегли, немцы стали отстреливаться от наседавших партизан. Фёдор Яковлевич ещё с одним пленным медленно, ползком, под градом свистевших рядом пуль добрались до спасительного леса, а затем побежали в глубь лесных зарослей. Бежали долго. Наконец вышли к «людям на болотах». Их, мокрых и голодных, обогрели, накормили, а затем помогли переправиться в расположение советских войск.

Пока отец находился в немецком плену, дедушка Яков получил извещение о пропавшем без вести сыне. Но сколько же было радости, когда с фронта пришёл долгожданный солдатский «треугольник». Благополучно пройдя проверку в органах военной контрразведки, в июле того же года боец Берендеев уже значился в составе 211-го артиллерийского полка 23-й стрелковой Киевско-Житомирской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова дивизии 1-го Белорусского фронта, командовали которым маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский, затем Г. К. Жуков. Мой отец в составе этого прославленного в боях соединения участвовал в освобождении Прибалтики, Польши и её столицы Варшавы, взятии Альтдамма, Штатгарта, Наугарда, Польцина и других городов, во встрече с союзными войсками на реке Эльбе близ города Торгау. Был контужен.

Судьба хранила его. В Польше в разгар наступления, выполнив задание командира доставить продовольствие для солдат, державших оборону в одном из домов, Фёдор Яковлевич вернулся в часть и застал ужасающую картину: артиллерийский расчёт, в котором он служил, погиб. Оказывается, солдаты приготовили пушку к бою, а при обстреле наших позиций немецкий снаряд угодил прямо в заряженное орудие.

После окончания Великой Отечественной войны Фёдор Яковлевич Берендеев в составе группы советских оккупационных войск на территории Германии служил в комендантской роте в городе Кведлинбурге (земля Саксония-Анхальт). Демобилизовался из рядов Красной Армии в 1946 году. За высокое выполнение воинского долга в боях с немецко-фашистскими захватчиками мой отец удостоен ордена Отечественной войны II степени, медали «За отвагу», других правительственных наград СССР, благодарностей от командования.

Сергей Берендеев