Медиакарта
14:19 | 24 июля 2024
Портал СМИ Тюменской области

Никогда нам с прошлым не проститься

Её приметный домик в Ермаково стоит почти на берегу речки Суклёмки. Весь он кружевной, весь – радужное видение. Теремок да и только. Мимо никак не пройдёшь – залюбуешься.

Почти 60 лет живёт в этом теремке Мария Николаевна Зайцева. Сейчас вот одна, а когда-то большой семье в нём места было мало. Выросли все её восемь детей и разлетелись по разным уголкам. И приезжают в отчий дом в летнее время да в выходные дни, чтобы поклониться маме за её доброе сердце, за тёплые руки, за то, что на всё и всех у неё хватило сил.

…А дом остался недостроенным

Кто сказал, что женщина – самое хрупкое существо на земле? Когда началась война, Марие Николаевне было всего-то 13 лет. Уходили на фронт отцы, старшие братья. Рвались в бой и мальчишки, осаждая военкоматы.

Защищать Родину ушли отец и старший брат Марии Николаевны. Тяжёлой ношей легли на женские и детские плечи заботы трудового фронта. Работали мальчишки и девчонки: тысячи гектаров скошенного хлеба, тысячи связанных снопов, тысячи центнеров намолоченного зерна.

Осталась семья без кормильца-отца и подмоги-брата, война нарушила все мирные планы.

  • Папа наш работящий был, - рассказывает Мария Николаевна, - всё сам делал, иногда маму в помощницы брал. И вот перед войной стал дом новый строить. Старый разобрали, временно в баньку перебрались на жильё. Ведь думали за лето сруб поставим, под крышу подведём, а там и жить начнём. Но всё война погубила, вторглась в жизнь и планы изменила. Ушёл папочка на фронт и дом не достроил. А что мы с мамой могли? - продолжала Мария Николаевна о своём военном детстве. И её красивые глаза затухали и наполнялись непрошенной слезой…

Учиться Марии совсем не пришлось - работа на ферме занимала большую часть времени. Маминых сил не хватало содержать такую большую семью и везде успевать, а детки в семье были совсем малыми. И за всеми нужен не только догляд, но и средства, чтобы накормить и одеть.

  • Я не помню, когда мы с мамой высыпались. От бессилия порой падали, - вспоминает Мария Николаевна. - Однажды, видя, что я уже изнемогаю, мамочка решила не пускать меня на ферму и определила нянькой к счетоводу колхоза. Мне в то время минуло 13 годочков.

Но девочка не смогла оставить мать один на один с трудными буднями. До обеда она нянчила чужих детей, а после бежала к маме на ферму. Так и жили, ожидая весточки с фронта, да надеждой на скорое окончание войны.

Скажите, папа погиб?

Семья моей героини во время войны жила в небольшой деревеньке Серповка Омской области. Сейчас её может и не быть. Но в те далёкие времена деревня была большой и хлебосольной. Люди в ней были добрыми и жили дружно. Беду соседа каждый считал своей бедой.

  • Горе в наш дом ворвалось внезапно, - продолжает свой рассказ Мария Николаевна. – Мы получили от папы письмо, в котором сообщал, что воюет на Ленинградском фронте. Он был жив, здоров и очень уверен в победе. Наказывал нам с мамой беречь себя и детей. Обещал, что обязательно вернётся и достроит дом, вы-учит всех детей. Помню, как плакали и радовались мы с мамой каждой дорогой весточке. Папины надежды прибавляли нам силы в тягостных и порой беспросветных буднях. Но, видимо, не суждено было исполниться всем нашим мечтам.

Три дня деревенский почтальон Даша ходила у избушки Зайцевых, но никак не могла переступить её порог.

  • А у меня сердце защемило, - продолжает Мария Николаевна. – «Даша, - спрашиваю её, - скажи, папка мой погиб?». Женщина заплакала и подала мне похоронку. Я не помню, как добежала с этим сообщением до фермы. И до сих пор в ушах моих стоит неистовый крик мамы. Этот крик мне никогда не забыть.

Хватило б только сил, терпения

Казалось, хватило страданий и переживаний этой семье. Мария с мамой долгими вечерами вязали для фронта носки, шили кисеты и строили планы, которым суждено сбыться уже без отца. Единственная надежда – это брат, который радовал семью регулярными тёплыми письмами. Однако через месяц после прихода похоронки на отца почтальонка Даша принесла ещё одно трагическое сообщение - о героической смерти брата.

  • Мама, обессилевшая и похудевшая от горя, тогда сказала: «Хватило б только сил, терпения…», - то и дело вытирая слёзы, рассказывает о своём военном детстве Мария Николаевна.

А сил и терпения хватило. Даже дом достроить. Но всё это было уже после войны.

Война опустошила деревню. Домой вернулись немногие мужчины. Да и те, кому посчастливилось выжить, были инвалидами. Поэтому и продолжали женщины тянуть на своих плечах послевоенную деревню.

К окончанию войны Марии Николаевне было уже почти 17 лет. Она всё уже умела и могла: сеять и веять, управлять непослушными быками, строить и вязать снопы.

Вот и решила сама дом достраивать. Потихоньку, помаленьку одну комнату сделала, а уж остальное достраивала вместе с мужем.

  • Я и замуж-то вышла скоро, ведь семье нужен был хозяин, просто устала от труда непосильного и горя непрошенного, - ведёт свой рассказ Мария Николаевна. – Половину забот надо было переложить на мужские плечи.

Но жизнь, наверное, сама расставляет всё по своим местам. Коль уже есть в человеке привычка к труду, то подставляет он везде свои плечи, а не перекидывает ношу на чужие. Так и Мария Николаевна детей рожала, мужу старалась угодить и работала, работала, работала.

В 1963 году семья Зайцевых переехала на постоянное место жительства в с. Ермаково. К тому времени у Марии Николаевны было четверо детей. К труду привычная, стала работать дояркой в совхозе «Новая жизнь». Здесь, в Ермаково, родила ещё четверых детей.

Я самая счастливая!

  • Вот, моя хорошая, и жизнь прошла в работах да заботах несусветных, - с улыбкой на лице и как-то удовлетворённо закончила Мария Николаевна. – А жизнь прошла не зря. У меня 21 внук, 10 правнуков. Счастливая я! Детки меня не забывают. Как съедутся все, то и опять наш домик маленьким становится.

Её домик мил и красив не только снаружи, но и внутри под стать своей хозяйке: ухоженный, чистенький. Восьмидесятилетняя Мария Николаевна успевает и уют создать, и своим вязанием да рукоделием детей порадовать.

В каждой комнате аккуратные разноцветные половички - рук её творение. Их она дарит детям, внукам и своим подругам.

А ещё, как она говорит, и в беде, и в радости с ней песня. Пела, когда ей было трудно, пела, когда радость душу переполняла. Сорок лет Мария Николаевна солистка ансамбля «Лучинушка». Её голос тихий, но напевный и по-особому душу ласкает.

  • А какая любимая ваша песня? - спросила я Марию Николаевну. Она помолчала чуть-чуть и тихо запела:

Вы поля, вы поля,

Вы широки поля,

Всё полынь да трава,

А на этой траве

Солдат убитый лежит…

Голос её задрожал, и она заплакала.

  • Видно, никогда нам с прошлым не проститься, - сквозь слёзы тихо прозвучали её слова. – Война у нас взяла всё.

Вот почему, когда пришла Победа, такие, как Мария Николаевна Зайцева и миллионы её сверстниц, почувствовали себя победителями. Они были великими тружениками той долгожданной Победы.

Галина ГРЕБЕНЩИКОВА,

фото Тимура КАРЫМОВА

Теги: победа