Медиакарта
10:52 | 21 января 2022
Портал СМИ Тюменской области

Наш первый губернатор

Леонид Юлианович РОКЕЦКИЙ.

Родился 15 марта 1942 года в селе Носово Бережанского района Тернопольской области, Украинская ССР.

В 1970 г. окончил Львовский политехнический институт. Впервые на работу в Тюменскую область приезжал в составе студенческих строительных отрядов, а получив диплом, прибыл в Сургут на постоянное место жительства.

1970-1981 гг. – мастер, прораб, главный инженер управления, заместитель управляющего, главный инженер треста «Сургутгазстрой».

1981-1990 гг. – первый заместитель председателя, председатель Сургутского горисполкома.

1990-1991 гг. – председатель Тюменского облисполкома.

1991-1993 гг. – первый заместитель главы администрации Тюменской области.

1993-1996 гг. – глава администрации Тюменской области.

1996-2001 гг. – губернатор Тюменской области.

С 2001 г. – член Совета Федерации Федерального Собрания РФ, член комиссии СФ по методологии реализации конституционных полномочий СФ, комиссии по естественным монополиям, первый заместитель председателя, председатель Комитета СФ по вопросам местного самоуправления.

Доктор технических наук, лауреат Государственной премии РФ, Заслуженный строитель Российской Федерации. Награжден орденами, в том числе Дружбы народов, «За заслуги перед Отечеством» IV степени, медалями. Удостоен звания «Почётный работник органов государственной власти и местного самоуправления Тюменской области».


Последнее аппаратное

Став главой администрации Тюменской области, а затем первым её губернатором, Леонид Рокецкий подобрал себе надёжных единомышленников и установил оптимальный, на его взгляд, распорядок работы. В частности, каждый понедельник в 8 утра проходило аппаратное совещание. В кабинете собирались все заместители губернатора, первый помощник, руководитель аппарата и пресс-секретарь. Замы кратко докладывали о результатах минувшей недели и планах на предстоящую. Шеф анализировал, комментировал, оценивал, уточнял. В случае, если Леонид Юлианович находился в отъезде, совещание проводил вице-губернатор. Процедура неукоснительно соблюдалась с 1993 по 2001 год.

И вот он – год 2001-й. 22 января. Понедельник. В 8 утра в знакомый кабинет вошли Николай Белоусов, Александр Горохов, Владимир Загвязинский, Сергей Сарычев, Владимир Третьяков и другие заместители губернатора Рокецкого. Впрочем, уже не губернатора. Накануне стало известно: на прошедших выборах победил С.Собянин. Так что аппаратное в таком составе было последним.

За окном огромными хлопьями валил снег. Заместитель по вопросам агропромышленного комплекса Горохов, глянув из-за шторы на улицу, произнёс: «Осадков, Леонид Юлианович, нынче вволю. Хороший осенью будет хлеб!». Сказал – и в кабинете повисла тишина. Каждый вдруг осознал, что урожай-то будет, сделано для этого немало, а вот праздновать победу хлеборобов вряд ли доведётся кому-либо из присутствующих… Рокецкий поблагодарил коллег за многолетний совместный труд, пожелал удачного применения сил и способностей в дальнейшем. Сам он на этом коротком аппаратном подвёл черту под своей деятельностью на тюменской земле, которой отдал три с половиной десятилетия.

Сургут – стартовая площадка

Период студенчества Леонида Рокецкого - 1966-1970-й - совпал с героической эпохой освоения нефтегазового Тюменского Севера. Мир был поражён «сибирским чудом», небывалыми темпами преобразования Западно-Сибирского региона. Это стало возможным потому, что огромные ресурсы государства – финансовые, технические, кадровые, научные – были направлены на осуществление «нефтегазовой революции». Составной частью общего дела стали многотысячные летние десанты студенческих строительных отрядов в северные города и посёлки, на важнейшие объекты комплекса.

Студенты Львовского политехнического год за годом обустраивали Сургут. Леонид вначале был рядовым членом отряда, позже - комиссаром, а затем и командиром. На главных стройках города он проявил себя таким образом, что местные производственные руководители сделали молодому специалисту несколько лестных предложений, уговаривая насовсем остаться в городе на Оби и работать по специальности.

Так оно и случилось, хотя решающим фактором стали вовсе не эти предложения. Украинский студент встретился с секретарём комсомольской организации Сургутской нефтеразведки, коренной сибирячкой Галиной Коробовой, молодые люди полюбили друг друга и сыграли свадьбу. В 1969 году у них родился первенец Андрей, а в 1975-м – дочь Аня.

Получив диплом инженера и постоянную сургутскую прописку, Леонид Рокецкий более десяти лет работал в подразделениях Миннефтегазстроя, уверенно шагая по служебной лестнице: от руководителя небольшого паросилового хозяйства до главного инженера крупного треста «Сургутгазстрой». На всех должностях он проявлял талант лидера и организатора. На Севере всегда дорого ценились такие качества, как самостоятельность, способность принимать решения под свою ответственность, умение убеждать людей и доводить начатое дело до конца. Рокецкий-производственник обладал и пользовался этими качествами в полной мере.

С 1981 года начался новый этап жизни будущего областного губернатора. Стремительно растущий Сургут стал остро ощущать нужду в грамотных, твёрдых, авторитетных городских руководителях. Опытный хозяйственник Рокецкий становится первым заместителем председателя, а затем и председателем горисполкома.

Без малого десять лет Леонид Юлианович работал в исполкоме, укрепляя и совершенствуя инфраструктуру северного города. Много раз показывал он природный дар предвидения и способность не теряться в критических ситуациях. Так, лютой зимой 1987 года всё Среднее Приобье сковала сильнейшая стужа. В Сургуте больше месяца подряд температура была ниже сорока градусов. Тогда из газет вся страна узнала о необыкновенном «защитном кольце», спасшем жителей города и его промышленные предприятия от ледяной атаки. Когда, несмотря на все предупредительные меры, на линии, питающей Сургут электричеством, случилась авария, удалось быстро переключиться на резервное энергокольцо. Но, к несчастью, скоро и на нём произошёл сбой. И вот тут положение спасла третья нитка проводов, протянутая в своё время по настоянию Леонида Юлиановича. Были по этому поводу споры, некоторые говорили о недопустимых «излишествах», а после успешного единоборства с морозами сургутяне так оценили действия Рокецкого: «Мудрый мужик. Знает, что делает…».

Далее – стремительные перемены, резко возрастающий масштаб задач и уровень ответственности Л.Ю.Рокецкого. Его избирают депутатом Тюменского областного Совета и председателем облисполкома. Начало 90-х – период, когда в России происходили радикальные перемены: в экономике, социальной политике, административных структурах. 20 февраля 1993 года Рокецкий назначается главой администрации области. В том же году его избрали членом Совета Федерации. В своих выступлениях, касаясь взаимоотношений центральной и местной власти, он отмечал, что регионам «надо избавляться от комплекса неполноценности», делать упор «на собственные силы и деловую инициативу», ратовал за «переход к рыночной экономике без шоковых потрясений».

Испытание на прочность

Рокецкий возглавил область на изломе эпох. Старое рушилось, а новое нарождалось в муках и страданиях. Промышленность гибла, село нищало, народ потерял всякие ориентиры. Зачёты, бартеры, безденежье. Использовался любой шанс, чтобы сохранить экономику, накормить людей, дать им работу, выплатить пенсии и долги по зарплате. Через много лет бывший мэр Тюмени Степан Киричук, ставший председателем Комитета Совета Федерации РФ по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера отметит: «Леонида Рокецкого можно охарактеризовать как одного из эффективных российских губернаторов того времени. В ситуации 90-х годов XX века он стал для Тюменской области настоящим антикризисным менеджером. Его важным талантом я бы назвал умение выстраивать приоритеты социально-экономического развития региона в то трудное время…».

Экономика – основа благополучия. Помня об этой истине, Рокецкий всё делал для того, чтобы работали заводы и фабрики. В строй вступали и совершенно новые предприятия, построенные по стандартам современных требований. В южной зоне области, как и в северных округах, началась разработка нефтяных месторождений, ежегодная добыча измерялась сотнями тысяч тонн и вскоре должна была перейти на миллионы. Разрабатывались недра Уватского района, но перспективными можно было считать Вагайский, Тобольский и, возможно, другие районы.

Тюменская область всегда была поставщиком сырья. Губернатор взял курс на переработку. У себя, на месте, тюменцы начали превращать в дорогостоящие изделия и товары сырую нефть, древесину, продукты сельского хозяйства. Итогом стало увеличение количества рабочих мест, пополнение бюджета, стабильное и рациональное развитие экономики.

Он был открытым руководителем. Даже, как считали некоторые, - излишне открытым. Бывало, на пресс-конференциях, увлекшись диалогом с журналистами, делился такими откровениями, что приходилось только удивляться. Помощники потом говорили ему: Леонид Юлианович, в зале 30 корреспондентов, 27 из них правильно поймут вашу искренность, а 2-3 человека воспользуются услышанным, чтобы использовать факты против вас. Зачем вам это? Он с обезоруживающей улыбкой пояснял: ведь я же говорю честно – и надеюсь на честную реакцию…

Он постоянно искал обратной связи с жителями области. На телевидении ввели ежемесячную передачу «Час с губернатором», где Рокецкий говорил о работе обладминистрации и отвечал на любые вопросы зрителей – эта форма общения первого руководителя сохранилась на ГТРК «Регион-Тюмень» до сегодняшнего дня. В «Тюменской правде» стал систематически выходить вкладыш «Панорама», где подробно рассказывалось, чем и как занимаются областные чиновники разных рангов, каков итог их действий.

Надо отдать должное Леониду Рокецкому: хозяйственник с огромным опытом, он, придя к руководству регионом, сумел не только в полной мере использовать свои возможности, но и постепенно, от года к году, обретать черты политика. Научился достойно отстаивать своё мнение в высоких московских кабинетах, умело вести дискуссии с политическими «зубрами», держать удар в случае неудачи.

Но его ожидало ещё одно испытание, к которому этот уже зрелый и вполне закалённый деятель оказался совсем не готов. Речь - о набиравшем силу по всей стране «чёрном пиаре». Новое явление расцветало махровым цветом, сопровождая выборы разного ранга.

«Назначенец» Рокецкий хотел, как и его коллеги в других регионах, пройти через всенародные открытые демократичные выборы, чтобы быть свободным в своих действиях, чтобы его положение находилось в зависимости от воли избирателей, а не от президентской подписи. На пост губернатора объявилось аж семь претендентов. Леонид Юлианович не скрывал изумления: «Почему люди так рвутся в это кресло? Неужели думают, что губернаторский хлеб такой уж легкий? Знали бы, как трудно он даётся…».

В борьбу за привлекательное место включились мэр города, областной прокурор, первый секретарь обкома КПСС, секретарь обкома ещё одной компартии, самовыдвиженец, провозгласивший себя прямым потомком русских царей, и ставленник криминально-финансовых объединений. Именно он, скороспелый банкир, начинавший с перепродажи спортивных маек в одном из северных городов, открыл шлюзы для грязного компромата на страницах спроворенного им издания «Тюмень-2000».

10 января 1997 года в центральной газете «Известия» появилась большая статья под названием «Осторожно: во власть идёт Атрошенко». Газета писала: «Выдвинув свою кандидатуру в губернаторы, он поначалу имел самый низкий из семи претендентов рейтинг. Однако во второй тур прошёл именно он, «новый русский», создав общественное движение «Тюмень-2000» и так называемую партию пенсионеров. В ходе избирательной кампании Атрошенко выдумал массу агитационных ходов. Полгода тиражом 150 тысяч издавал бесплатную еженедельную газету. Целый самолёт пенсионеров свозил на неделю в Арабские Эмираты, дабы показать, как будут жить люди, если сделают правильный выбор. Заказал на НТВ спецвыпуск «Кукол» на местные сюжеты, что обошлось в 350 тысяч долларов…».

Главным объектом чёрных пиарщиков стал, конечно же, действующий губернатор. Много чего узнал о себе Рокецкий с жёлтых страниц, каких только преступлений против населения области и всего человечества ни навесили на него, его жену и сына!..

Губернатор терялся от наглости и беспардонности противников. А ещё его поражало, что люди, только вчера льстиво певшие ему дифирамбы, оказались по ту сторону баррикад. Кстати, кое-кто из «своих» газетчиков переметнулся в денежную «Тюмень-2000».

…Рокецкий победил на выборах. Он уверенно лидировал в первом туре, а во втором, который состоялся 12 января 1997 года, получил около шестидесяти процентов голосов и стал первым всенародно избранным губернатором Тюменской области.

Припади к земле

Возглавив область, Л.Ю.Рокецкий вплотную занялся реформированием сельского хозяйства. В сложный момент перехода к рыночной экономике руководители, специалисты да и простые колхозники растерялись, перестали видеть перспективу, опустили руки. Надо было их ободрить, заинтересовать, поддержать тех, кто решил вести собственное хозяйство, научить в современных условиях работать с главной ценностью – землёй.

Л.Ю.Рокецкий: «Реформа сельского хозяйства – это прежде всего подъём деревни и крестьянского подворья. Дать каждому селу газ, проложить к каждой деревне дорогу с твёрдым покрытием, соорудить мосты, чтоб преодолеть вековую заброшенность целых районов. И самое главное – помочь крестьянину построить хорошую усадьбу, которую жаль будет бросить и уехать. Нужен дом, в котором буду жить вместе родители, дети и внуки, жить в достатке.

Газ уже пришёл практически во все районы. Никогда раньше не строилось в сельской местности столько хороших дорог, как в эти годы. Вошло в строй 60 мостов, в том числе такой крупный, как через Тобол… Я не буду и не хочу пытаться командовать крестьянами – что, где и когда сеять. Моя задача: создать им условия для того, чтобы они могли вырастить урожай, собрать, сохранить, переработать и продать произведённое.

Мы не торопили процесс приватизации земли и раздачу земельных паев, тут с плеча рубить нельзя. Селяне сами определили, когда этот вопрос «созрел», и вот уже земля работает, продукцию или деньги за паи, переданные в аренду настоящим хозяевам, получают и врач, и учитель, и пенсионер…».

Медленно, но верно сельское хозяйство области, нокаутированное социально-экономическими потрясениями в стране, стало подниматься, обретая многоукладность и цель развития. По инициативе губернатора был создан региональный продовольственный зерновой фонд, и области стало хватать собственного хлеба от уборочной до уборочной. Затем, следуя логике, было решено создать фонд фуражного зерна. Дальше напрашивалась идея других фондов – овощного, мясного…

На летних выпасах в Сладковском районе губернатор вместе со специалистами сельского хозяйства любовался упитанными «иноземными» бычками – тогда впервые всерьёз взялись за развитие мясного животноводства, стали завозить элитный скот из-за рубежа. Сладковцы выступали инициаторами нового дела, однако производить «мраморное мясо» уже готовились два хозяйства в Голышмановском районе, два в Юргинском, практические шаги предпринимались и в других – Тюменском, Тобольском, Вагайском, Исетском.

Были введены в строй десятки колбасных мини-цехов, линий по переработке молока, мяса, овощей, появились новые мельницы, сыроварни, крупяные цеха. Это обеспечивало рабочие места на селе, давало товаропроизводителям возможность сбыта своей продукции, наполняло областной рынок высококачественными продовольственными товарами, позволяло поставлять их на Север, в автономные округа и за пределы региона. В одном из интервью Рокецкий признал: «Можно считать, что мы достигли уровня продовольственной безопасности, но не в этом основная задача. Надо изменить жизнь на селе – вот что важно и первостепенно! У крестьянина должен быть добротный дом, а в нём – уют и достаток, чтобы дети росли крепкими и здоровыми. Только после этого можно ждать от села и тонны зерна, и килограммы привесов, и литры молока. Иная жизнь недостойна крестьянина, ведь он всегда так много производил, но так бедно живёт…». Наверное, оттого, что губернатор – крестьянский сын, от земли, от деревенского дома, в котором он был старшим из четырёх братьев, Рокецкий близко воспринимал сельские проблемы.

Человек себе хозяин

Одним из основных направлений деятельности областной администрации стало местное самоуправление. В 1997-1998 годах были сформированы его экономические и финансовые основы, определены точные границы 300 муниципальных образований. Были проведены выборы представительных и исполнительных органов власти на местах, обеспечена правовая база их деятельности. Проводилась, на первый взгляд, парадоксальная линия: власть, полномочия и деньги отдавались на места, чтоб люди сами, по своему усмотрению обустраивали собственную жизнь.

Л.Ю.Рокецкий: «Местное самоуправление должно заниматься всеми вопросами, с которыми жители деревни или села сталкиваются ежедневно: образованием, охраной здоровья, усадьбами, огородами, благоустройством, колодцами, дорогами… Не хватает средств – администрация поможет, возьмёт на себя заботы по содержанию крупных социальных объектов.

Мы не форсировали внедрение местного самоуправления, пока не нашли разумную, на мой взгляд, схему его организации. Развивать её, передавать власть непосредственно местным сообществам граждан – это вовсе не значит дробить систему государственного управления, умножая число контор и чиновников. По смыслу это противоположная тенденция. У людей ведь отбили вкус к самостоятельности, все привыкли, что решения принимаются где-то этажом выше и оттуда всё нисходит: деньги, штатные расписания, кадры…

В России был хороший опыт земского самоуправления, мы его вспоминаем и изучаем сегодня. Однако в ряде областей, как мне известно, воссоздают «райкомы» – я бы их так назвал, опять на балансе района, а не местного самоуправления, и школа, и больница, и многое другое. Мы делаем иначе и считаем ошибкой начинать самоуправление с районного уровня. На мой взгляд, районная исполнительная власть должна сегодня входить в систему государственной власти субъекта Федерации, зато всё, что ниже района, надо передавать в самостоятельное управление гражданам…».

В этом деле Тюмень, по сравнению с другими регионами, шагнула далеко вперёд. К сибирякам за опытом стали приезжать представители многих краев и областей, а в апреле 2000 года состоялся даже международный семинар, где с практикой местного самоуправления «по-тюменски» знакомились специалисты целого ряда демократически развитых стран дальнего зарубежья.

Существует ошибочное мнение, считал Л.Ю.Рокецкий, что местное самоуправление нежизнеспособно, поскольку у него нет денег. Да, доля истины в этом есть. Ведь фермеры от налогов освобождены, не платят налогов и колхозы по причине собственной немощи. Тем не менее перелом наметился. Местные главы, депутаты да и просто жители начали понимать: нужно искать источники доходов и сокращать расходы! Конечно, пока приходится дотировать муниципальные образования. Однако прослеживается очевидная тенденция, утверждал он. Если четыре года назад дотации из областного бюджета составляли 25 процентов, то теперь - всего 10. Становление демократического государства в России – это процесс, неотделимый от повышения самостоятельности регионов и развития местного самоуправления. И это нисколько не противоречит идее сильного государства.

Злополучная «матрёшка»

Далеко не все нововведения Рокецкого воспринимались с энтузиазмом. Нередко ему возражали, с ним спорили, его критиковали. Однако наибольшее число противников и недоброжелателей он нажил, упорно защищая идею единства Тюменской области.

«Парад суверенитетов», инициированный центром, внёс в жизнь монолитного региона неопределённость и сумятицу. По новой Конституции, автономные округа получали статус субъектов Федерации, равных по положению краям, областям, республикам. Получилась «матрёшечная» конструкция: вся Тюменская область – субъект Федерации, но и входящие в её состав Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий округа – тоже субъекты Федерации, причём независимые и равноправные (часть равна целому?!), со своими бюджетами и местным законодательством. Нонсенс, юридическо-административный казус. Получалось, что и город Сургут, которому было отдано столько лет жизни, который «вынянчен с пелёнок», был теперь как бы неподвластен руководителю области Л.Ю.Рокецкому. Нет, формально город, находясь на территории области, конечно, попадал под юрисдикцию областного руководства. Но, с другой стороны, он же в Ханты-Мансийском округе, независимом субъекте, где свой глава и свои «правила игры»…

К тому времени в Ямало-Ненецком округе добывалось около 90 процентов российского газа, а Ханты-Мансийский давал две трети всей нефти в государстве. Это были субъекты-доноры, и руководителям исполнительной и законодательной власти округов трудно было удержаться от сепаратистских соблазнов. Мы – самостоятельные, мы – сами по себе, Тюменская область – это субъект, которому следует заниматься проблемами южных сельскохозяйственных районов, не более того. Губернатор области решительно отстаивал другое мнение…

На федеральном уровне проблема так и не была решена. Ситуация развивалась волнообразно: то обострялась, то нормализовывалась.

Л.Ю.Рокецкий: «На территории области – три субъекта Федерации. Для нас это больная и «долгоиграющая» проблема. Почему-то Россия не может здесь устроить нормальную власть. Создаётся впечатление, что у центра много лишних денег, и он хочет плодить как можно больше федеральных начальников на местах. Тюменская область имеет федеральную, региональную и местную – три структуры управления. И вот эти три структуры ещё раз утраивают! Вместо одной прокуратуры делают три. Соответственно, в три раза больше и затрат. Вместо одного военкомата – три, хотя призывников в целом стало меньше.

Казалось бы, есть Конституция, есть исключительные полномочия Российской Федерации. Структуры на местах призваны скреплять, цементировать государственную власть, а у нас получается наоборот: они дробят её. Так недалеко и до конфедерации…».

Леонида Юлиановича многое связывало с окружными губернаторами. Александр Филипенко, как и Рокецкий, работал когда-то в Сургуте, а Юрий Неёлов вообще был прежде заместителем губернатора области. Все трое хорошо знали друг друга. Чтобы совместно решать общеобластные проблемы, они создали совет губернаторов, периодически встречались, обсуждали самые острые, неотложные вопросы, выделяли на нужные дела средства из всех трёх бюджетов. Но это – жесты доброй воли конкретных людей. А если завтра придут другие руководители и не захотят понимать друг друга? В проигрыше окажутся простые люди. Где основополагающий документ, который бы защитил их, ввёл конфликт лидеров в строгие законные рамки? – вопрошал Рокецкий. Нет такого документа, нет соответствующего федерального закона...

Нет его и сегодня, когда процесс получил обратный ход, и автономные округа России, за исключением Югры с Ямалом, вновь объединились с соответствующими краями и областями. Впрочем, это уже тема для отдельного исследования.

Дорога к храму

В 20-х годах в Ялуторовском районе была разрушена Свято-Владимирская церковь в селе Петелино, имеющем 400-летнюю историю. Общими усилиями люди решили восстановить храм. Удалось это сделать лишь в августе 2000 года. На открытие возрождённой церкви кроме священнослужителей приехал и губернатор. Обращаясь к собравшимся, он говорил – будто размышлял вслух:

«Я вот порой смотрю и думаю: чего вы хотите, люди? Какой власти? Какой судьбы? Какого дома? Вы – потомки тех, кто пришёл когда-то на эту землю и выбрал прекрасное место: плодородные угодья, хорошая река, могучий лес. Можем ли и мы жить, как они? И как сделать так, чтобы больше не уезжали отсюда ваши дети? Мы делаем для этого всё возможное: строим дороги и мосты, у нас работают все предприятия, мы собираем большие урожаи, люди вовремя получают зарплату. А ещё у каждого должен быть просторный дом с газом и водой, с непротекающей крышей и красивым палисадником. Вы сами должны быть хозяевами своей земли! Вам решать - в колхозе-совхозе или единолично трудиться, главное – понять: не надо работать на огромное государство или большую область. Работайте на себя, и пусть в каждом дворе будет настоящий хозяин. И не кто-то один, а каждый в селе! Тогда и государство, и область станут богаче и сильнее.

Будьте здоровыми, имейте богатое подворье и живите счастливо. И пусть сюда возвратятся из города ваши дети – их так не хватает! И хотя не все знают и помнят веру свою – берегите этот храм!..».

Как-то Рокецкого спросили: скажите, вы считаете себя политиком «новой волны»? «Я считаю себя традиционным политиком, - ответил он. - «Волны» приходят и уходят, а проблемы остаются примерно одни и те же. Я человек не модный, даже скорее консервативный. Придерживаюсь стратегии сохранения стабильности в области. Это непросто. Приходится где-то уступить, где-то подождать до нужного момента и лишь потом принять решение, где-то кому-то наступить на «больную мозоль». Если в результате жизнь тюменцев не ухудшается, напротив, уровень благополучия растёт – значит, я действую верно. А политиком какой формации назовут Рокецкого – мне безразлично».


P.S. 15 марта 2012 года экс-губернатору Тюменской области Л.Ю. Рокецкому исполнилось 70 лет, из которых более тридцати он отдал Сибири. На взгляд юбиляра, тюменский период его жизни – самый интересный и насыщенный. Многие из начатых в ту пору дел, даже воспринятых когда-то с недоверием, получили в дальнейшем свое развитие, подтвердили правильность и необходимость давних губернаторских инициатив.

Л.Ю.Рокецкий по сей день близко к сердцу принимает всё, что происходит в нашей области. Потому что это родная для него земля – ведь он давно считает себя сибиряком.

Автор: Юрий Переплёткин