Медиакарта
9:36 | 21 января 2022
Портал СМИ Тюменской области

Вода мёртвая или живая – какую выбираем?

Вопрос, казалось бы, поставлен некорректно. Это какой же идиот будет выбирать мёртвую, если живая – вот она, плещется себе в реках, озёрах, журчит весёлой струёй из крана…

Но реальная картина откроется ужасающая, если мы будем пару за парой снимать розовые очки, в которых мы ходили десятилетиями, постоянно убеждая себя и других: всё не так плохо, прекрасная маркиза. И лишь иногда, когда уж совсем припрёт, как этой весной в Тюмени, когда из любимого крана потекло нечто с запахом тухлых яиц, мы вдруг встрепенёмся: а куда же делась качественная вода? А она не делась, это мы, всё российское сообщество, дружно её «дели».

Признаться, автор этих строк тоже не каждый день задумывался над проблемой качества так необходимой нам Н2О, аква вита, влаги жизни. Толчком к размышлению на эту тему послужило недавнее знаковое событие - международная научно-практическая конференция под всеобъемлющим названием «Стратегические проекты освоения водных ресурсов Сибири и Арктики в ХХI веке: концептуальное мышление и идентификация личности. Грандиозное по сути мероприятие уложилось в один день, что вовсе не умаляет значимости рассмотренных тем. Конференция была посвящена памяти Александра Алексеевича Большакова, проректора по учебной части ТюмГАСУ, недавно ушедшего из жизни, и в основном проходила в стенах этого университета.

Основные темы выступлений на пленарном заседании и в работе секций можно обозначить так: «Вода: проблемы и решения»; «Глобальные и региональные проекты освоения Сибири и Арктики: история, политика, экономика»; «Водные ресурсы Сибири и Арктики: экология, климат, здоровье». Три темы. Однако они вобрали в себя шесть выступлений на пленарном заседании и шестьдесят четыре (!) заявленных выступления на секциях учёных из России, Белоруссии, Казахстана, Германии, Монако.

Язык, терминология докладов сугубо научны и, как правило, адресованы узким специалистам или государственным деятелям разного ранга, от которых зависит принятие предлагаемых решений. Поэтому постараемся передать главные мысли, прозвучавшие на конференции языком, понятным простому читателю. Главные, но далеко не все, потому что передать точный смысл сказанного в выступлении на тему, например, «Таксономический состав зоопланктона таёжных озёр Западной Сибири» я не смогу. Специальным образованием не вышел-с. Итак, поговорим о самом важном и даже глобальном.

Государство, где законы?

В своём выступлении заместитель председателя областной Думы Геннадий Корепанов посетовал на то, что для развития арктических районов России необходимо разработать и принять специальный закон, в котором были бы закреплены основы государственной политики и механизмы её реализации в Арктике. А его всё нет. Нет также определённой границы юга арктической зоны. А ведь от этого зависят различного рода ограничения на природопользование, льготы, обеспечение работой местного населения и т.д. Где федеральные законы, которые поощряли бы местных жителей на занятие сезонными промыслами, их работу в коммерческом секторе местной экономики? Для меня, как бывшего полярника, стало шокирующим открытием, что на сегодня отсутствует даже специальная законодательная база для деятельности ледокольного флота. Стало быть, если нет закона, то действуем по понятиям? Даже при проводках по Северному морскому пути, о котором, как говорят, снова вспомнили. И о чём думает наша высоколобая Государственная Дума? Где нужные для будущего России законы? Ау, господа!

Откуда берутся нитраты…

На этот вопрос ответила доктор биологических наук из Москвы Татьяна Моисеенко. Но сначала она рассказала, как определяется качество воды, пригодной для человека. Оказывается, если наиболее чувствительные водные организмы в такой воде живут, то и человек, сами понимаете… Насторожило сообщение Моисеенко, сделанное ею на основе многолетних экологических наблюдений на разных территориях планеты. Оказывается, в водоёмах Среднего Приобья присутствует значительный, повышенный уровень содержания нитратов. Откуда? Анализ показывает: при сжигании попутного газа в пресловутых факелах продукты горения, в том числе и нитраты, оседают на окрестных территориях. А плотность факелов на единицу площади, заметила Моисеенко, у вас, пожалуй, самая высокая… Каюсь, не в моей компетенции давать по этому поводу рекомендации нефтяникам. Они и так всё знают.

А кому платить-то?

Тему неразберихи в законодательстве продолжила тоже доктор биологических наук из Новосибирска Елена Ядренкина. Обязательное следствие реализации экономических программ - увеличение нагрузки на природный комплекс региона, в том числе водные ресурсы. Но до сих пор не решена проблема урегулирования отношений между предприятиями и государственными службами - ну нет опять законодательной базы по регулированию механизмов природопользования! Как предприятию компенсировать ущерб, нанесённый окружающей среде, и при этом не попасть под пресс со стороны контролирующих служб. Иногда, заметила Ядренкина, предприятия просто не знают, кому платить. Необходимо создать Координационный центр по оценке техногенных воздействий на природные ресурсы…

Мы начали наш разговор с качества питьевой воды. Проблеме её очистки от разного рода загрязнителей было посвящено на конференции немало времени. И примером масштабного подхода к теме стали разработки тюменских учёных, о которых рассказал заместитель директора НИИ экологии и рационального использования природных ресурсов Антон Денеко. Разработанный в институте биофильтр применяется для уничтожения загрязнений воды сырой нефтью и нефтепродуктами. Грубо говоря, микроорганизмы пожирают разлитую нефть как на поверхности, так и растворённые в толще воды нефтепродукты. Снижают концентрацию плёночных нефтепродуктов в 50 раз, растворённых – в 10 раз. Впечатляет. Остаётся надеяться на то, что прорывная отечественная тюменская технология не будет задвинута равнодушными или заинтересованными чем-то другим ответственными администраторами в задний угол.

И вот тут мы подошли к самой масштабной, пожалуй, теме конференции.

Позволим себе предположить, что ради этой темы, собственно, и собиралась конференция. Проблему эту уже как-то пытались решать, но всё обломалось по разным причинам. И нынче первой в бой вступила тяжёлая артиллерия - известный всем человек, не буду перечислять его регалии, на сегодняшний день просто почётный гражданин Тюмени Геннадий Павлович Богомяков.

Надоела болтовня

Вот что он заявил. Безответственная болтовня вокруг темы перераспределения ресурсов пресной воды. Ага, скажет не очень молодой читатель, как же, помним - переброс северных рек на юг! Мы это уже проходили. Но давайте оставим эмоции и послушаем Богомякова. Он приводит такие цифры: пресной воды на Земле всего 3 процента, но 90% её находится в полярных льдах. Подземные воды добыть весьма непросто. Для поддержания жизни на суше остаются лишь поверхностные воды, а их всего одна сотая процента. В недалёком будущем от нехватки пресной воды будет страдать 40% населения планеты. Наша область во многом может помочь решению этой проблемы. Забор части вод с территории Западно-Сибирской низменности благоприятно сказался бы на частичном осушении её огромной территории- это и увеличение сельхозугодий, и увеличение лесных ресурсов… Вот точка зрения Богомякова. Но, опытный хозяйственник и учёный, он тут же обмолвился, что цифры по отводу воды «весьма скользкие»

Меня журнал «Штерн» назвал врагом России

Продолжил главную тему заслуженный инженер РФ, академик Российской инженерной академии, инженер-гидротехник Полад Аджиевич Полад-заде. Это было в конце 80-х в разгар «горби-мании», когда тот же «Штерн» назвал Горбачёва «лучшим немцем года». За то, что тот бесплатно и бесславно отдал западным немцам ГДР, попутно позорно вывезя тысячи и тысячи тогдашних солдат и офицеров в Союз и бросив их под открытое небо выживать. Лучшего немца и не найти. Поэтому когда Горби под давлением «патриотических», но технически некомпетентных представителей творческой интеллигенции в одночасье прекратил уже начавшийся проект отвода, подчёркиваю, отвода части стока сибирских рек на юг, и Полад-заде, главный специалист по проекту, воспротивился, он сразу стал врагом России. Сначала слово специалисту. Полад-заде говорит: возобновляемые ресурсы речных бассейнов РФ оцениваются в 4,3 тысячи кубических километров в год. Это второе место в мире после Бразилии. И почти 80% этого богатства приходится на Сибирь и Дальний Восток. Но и здесь проблемы. В целом по России объём водных ресурсов на душу населения - 30 тыс. кубометров на человека. А у вас на юго-западе Сибири- 14, а у ваших соседей на юге Уральского округа - всего 4,4 тысячи кубометров.

Мы пьем мертвую воду

Оставим пока этот вопрос ради другого, не менее важного. Треть населения планеты не имеет доступа к чистой воде. И у нас то же. Что, у нас в стране нет денег, чтобы решить эту проблему? Самое больное - тотальное загрязнение водных ресурсов. Смотрите - существенно сократился водозабор, а загрязнение нарастает. Уже большая доля стока малых и средних рек не речная вода, а сбросные воды. Мёртвые для человека. Ближайший пример - река Тобол. По официальным данным, сегодня в водные объекты России сбрасывается более 20 млрд. кубометров загрязнённых сточных вод. Ужесточение штрафов не решит проблему. Не проще ли будет не загрязнять водную среду?

И ещё одна реплика: львиная доля загрязнений приходится на ливневые и бытовые стоки городов и посёлков. К кому будут применяться санкции за эти сбросы?

Вернёмся к теме отвода части стока сибирских рек на юг. Из истории – могут ли сегодняшние туркмены представить себе жизнь без Каракумского канала? А канал Иртыш - Караганда? Так о чём же шла речь в проекте перераспределения части стока сибирских рек, отвода части стока на юг, в том числе для спасения Аральского моря?

Проект предусматривал забор из реки Обь в районе Белогорья 25 куб. км воды в год при среднегодовом объёме стока 400 куб. км. Сопоставьте цифры. Какой же здесь поворот реки на юг? Времена меняются, бывшие советские республики стали самостоятельными государствами, но нехватка воды только увеличивается. А если рассматривать эту проблему во всех ракурсах… И о мигрантах вспомним, которые бегут в матушку Россию из-за безработицы, которую в том числе провоцирует безводье. И о проблемах, которые они создают. И о нестабильной политико-военно-экономической ситуации на самых наших южных рубежах. Поставка воды соседям позволит существенно укрепить межгосударственные отношения.

Идея старая – проблемы новые

Предлагается вернуться к этому проекту на основе новых проработок. То есть: из Иртыша в створе Тобольска можно, не нанося ущерба судоходству, взять 4 кубокилометра воды. Для юга Тюменской области хватит 2-2,5 кубокилометра, остальную воду можно предложить Казахстану (с учётом новых условий рыночной экономики, как политкорректно сказано в резолюции конференции). То есть воду продавать как дорогой товар, что уж тут лукавить. Ну и, конечно, канал, или что там будет, позволит осушить часть заболоченных территорий. Вот суть размышлений уважаемого Полада Аджиевича.

Полагаю, что у заинтересованного читателя, как и у меня, могут возникнуть некоторые вопросы к академику. Первый - забор части стока Иртыша не помешает судоходству. А рыболовству? Кто и как исследовал этот вопрос? Более того, в Резолюции упоминается о том, что в дружественном Китае завершается строительство канала длиной более 300 км. Из Чёрного Иртыша на север. Тут же говорится о том, что Чёрный Иртыш является главным истоком нашего Иртыша. Зная аппетиты соседей, можно только представить, сколько воды они могут оттуда забрать. И как тогда быть с предлагаемыми расчётами отвода воды на юг? Маловодные притоки Иртыша могут и не восполнить утрату. Кто это просчитал?

Второй возможный вопрос – уважаемый академик отметил, что в научных кругах Европы и Америки всё настойчивее раздаются голоса о необходимости вернуться к идее, цитирую, «переброски стока северных рек на юг». Заметьте, не части стока, а просто стока. Оказывается, эти круги обеспокоены тем, что сток сибирских рек постоянно растёт, и поэтому усиливается ледотаяние в акватории Северного Ледовитого океана. Мол, это шибко влияет на процесс глобального потепления, что грозит бедами. Но вернёмся к сути. А суть в том, что сторонники теории потепления, видимо, учитывают тот фактор, что в этом случае Россия получит более дешёвый путь к разработке природных ископаемых на шельфе. Значит, хоть как-то надо этому помешать. Только не надо говорить о советах «друзей». Думаю, что западные «научные круги» не могут не знать о том, что существует и альтернативная гипотеза – будет не глобальное потепление, а глобальное похолодание. Матушка Земля упорно не замечает присутствия «научных кругов». Сегодня у неё в программе - потепление, а завтра - похолодание И наши родные сибирские реки здесь абсолютно ни при чём.

Всё сказанное абсолютно не отрицает здравой и прагматичной идеи – переброса части стока сибирских рек на юг. Только давайте не будем больше действовать по принципу «семь раз отрежь, один раз отмерь». Кое-кто до сих пор ждёт от нас именно этого.

Автор: Виктор Зайцев