Медиакарта
19:17 | 27 ноября 2021
Портал СМИ Тюменской области

Судьба чайного склада

Тюменская улица Челюскинцев (бывшая Иркутская) свой отсчёт ведёт с деревянного купеческого особняка с мезонином, окна которого смотрят на все четыре стороны света и украшены веселыми наличниками. Солнышко на них изображено, что очень символично. По началу у обитателей протекала счастливая жизнь.

Исчезновение дома

Дом был построен в 90-х годах XIX века, жил в нём сын купца Ивана Петровича Колокольникова Антон с супругой и детьми. Через десятилетие хозяин увеличил особняк почти вдвое. В том возникла необходимость. У Антона и Александры (в девичестве Карякиной) родилось 11 детей. Для счастливого детства у них было всё: любящие и заботливые родители, разные замечательные вещи, хорошая одежда, игрушки, книжки, глобус, аквариум, велосипед, лыжи, рояль… Возле дома устроена детская спортивная площадка, на которой здорово играть.

Отец обожал лошадей, имел собственных скакунов, которых выставлял на бегах. Можно сказать, Антон Колокольников был спортивным комментатором, в «Сибирской торговой газете» публиковал заметки о состоявшихся конных бегах на ипподроме, подписывался инициалами: А.К.

Конюшни находились возле хозяйского дома, кроме того, здесь стояли хозяйственные постройки, флигели - словом, была обширная и удобная усадьба для проживания. Пришла пора, и дети из этого большого семейства стали учиться в Коммерческом училище.

В 1918 году в семью пришла беда. Газета «Тобольское народное слово» сообщила: «…Состоялись похороны убитых большевиками сыновей А.И.Колокольникова: Ивана – 21 года и Иннокентия – 14 лет. Убивали у тюрьмы, затем полумертвых бросили в тюремный колодец и забросали землей. Сегодня выкопали и схоронили на территории монастыря. Народу провожало тысяч до 20. Нет дочерей, говорят, увезли пьяные красноармейцы…». После похорон сыновей на Монастырском кладбище семья бежала из Тюмени. Следы Антона Колокольникова затерялись в далеком Иркутске. Неутомимая исследовательница Любовь Типикина отыскала там родственников Колокольниковых. Выяснилось, что Антон Иванович умер в Иркутске в 1928 году, похоронен на Иерусалимском кладбище, на месте некрополя в 50-е годы был разбит парк.

Летом 2012 года гнездо Колокольниковых на улице Челюскинцев, 1 начали разбирать. Бревна толстые, деревьям было под сто лет, когда их спилили и привезли, чтобы сложить дом. Росли они, стало быть, в веке XVIII, а потом ещё жили в добротном особняке. Но всему свой срок. Время безжалостно старит людей и дома. Исчез с поверхности земли бывший купеческий особняк. Тюменцы как-то уже привыкли, что древний город в силу разных обстоятельств утрачивает старые постройки. Но в нашем случае история складывается оптимистично.

Площадку на Челюскинцев, 1 огородили, повесили информационный щит, который извещает: «это объект культурного наследия регионального значения «Горсанэпидстанция». Спорится работа, строители заливают фундамент, старые бревна при разборке не просто так пронумеровали, по проекту архитектора Григория Дубоноса планируется воссоздать здание к 2014 году.

Колорит эпохи

Территория бывшей усадьбы Антона Колокольникова еще совсем недавно выглядела уныло, сохранившиеся постройки доживали свой век, хозяйничала тут разруха, губила красоту и память о меценатах Колокольниковых.

Флигель, что выходит на улицу Дзержинского, 6 имел неприглядный вид, страдал от бытовых проблем, был поделён на квартиры-клетки, лишенные человеческих удобств. Теперь памятник архитектуры XIX века имеет достойное лицо, интерьер его уникален. Вместо банального евроремонта – старая кирпичная кладка, потолки из неокрашенных досок на балках – глаз невозможно оторвать от исторического колорита. В этих апартаментах расположился магазин.

В другой части здания открыта школа социального танца «Grande». Почему «социального»? Потому что в ней учат танцам всех желающих. Дети занимаются хореографией с пяти лет, для взрослых нет возрастных ограничений. Не надо больше комплексовать, что неуклюжи движения, а кто-то восхитительно кружится в вальсе. Главное – было бы желание, и отличные учителя научат танцевать. Занятия проходят в прекрасно оборудованных залах, на паркете. Те, кто вошёл в волшебный мир грации, ощущают себя совсем другими людьми:

–Танец – это жизнь! Все педагоги очень квалифицированные и харизматичные, они доставляют нам радость, – отмечают студентки биофака ТюмГУ Юля и Аня.

–Если у вас депрессия – вам сюда. Вы точно забудете о плохом настроении, – откликнулись девушка с парнем, – здесь масса позитива.

Каменные своды

Другой флигель – кирпичное одноэтажное здание вытянулось вглубь двора, показывая на улице Челюскинцев только свой фасад, оттого постройка воспринимается небольшой. Но ничего подобного! Сколько в ней простора, и как высоки потолки! Это единственное в Тюмени здание со сводчатыми потолками. Вот ведь как умели строить в позапрошлом веке. Красиво, необычно, надёжно, такие конструкции долговечны. В помещении в бытность Колокольниковых хранили в большом количестве чай на продажу. Этот склад хоть и пуст пока, но витает в нём дух старины, будто сила какая подталкивает к познанию прошлого.

Пользительный, вкусный, ароматный напиток – чай, без которого немыслимо застолье, ввозился в Россию из Китая. Пограничный пункт Кяхта являлся крупным центром торговли, единственным в мире посёлком миллионеров. На гостином дворе Кяхты разгружались караваны, осматривались ящики с чаем и после зашивались в сырые бычьи шкуры шерстью вовнутрь. Такой тюк называли «цыбик». Тюки, наполненные ценными сортами чёрного чая, были упакованы в три слоя: бумага, свинцовая фольга и собственно ящик из бамбуковых волокон. Кирпичный чай упаковывали проще, обходились без фольги, отчего появлялась плесень, приходилось разворачивать каждый кирпич чая и удалять её. Цыбики в зависимости от погоды грузили на телеги или сани и отправляли в путь до таможенного города Иркутска, где с каждого тюка чая взималась пошлина, которая шла в казну государства. На цыбик ставили штамп об её уплате, и чай поступал в торговлю. Разумеется, цена из-за пошлины поднималась. Из Иркутска чайный караван направлялся в Красноярск, затем в Тобольск, и вот – Тюмень. Колокольниковы торговали чаем в родной Тюмени, хорошую прибыль получали и на Ирбитской ярмарке, до 1914 года держали там монополию на этот востребованный продукт.

Из песни, как говорится, слов не выкинешь, в истории чайной торговли случались инциденты. Российские купцы вывели ушлых китайцев на чистую воду. Наряду с чаем высокого качества аферисты продавали поддельный, спитый, который собирали через слуг ресторанов. Этот спитый чай смешивали с листьями растения, похожего на чай, прибавляли для аромата душистые цветы. С этакими обманщиками русские купцы, совершавшие крупные сделки, дел не имели, к тому же хорошие китайские торговые дома дорожили своей репутацией. Развивалась в Китае и контрабанда, в обход кяхтинской таможни переправлялись целые караваны чая, но только это был дешёвый кирпичный чай. Со строительством Великой Сибирской железной магистрали Кяхта потеряла свою значимость. Перевозки чая пошли по Восточно-Китайской и Сибирской железным дорогам, минуя знаменитый китайский центр торговли.

Такова вкратце история великого чайного пути. Во флигеле, что выходит на бывшую Иркутскую, Колокольниковы хранили китайский чай на продажу. Жаль, что в советские годы прежние обитатели не сильно-то интересовались особенностями постройки, не обследовали её как следует. Был какой-то странный ход, но не кликнули краеведов, архитекторов-реставраторов, после обследования случилась бы тут сенсация. Но, как говорится, всему своё время. Тайна раскрывается тогда, когда ей угодно. Сегодня строители допускают версию, что существует тут глубокий подземный переход, который проложен от хозяйского дома к флигелю.

–А почему бы и нет, вон какие внушительные подвалы делали в купеческих особняках, – высказывает своё мнение строитель Александр Лысов. – Наслышан я о том подземном ходе, если это легенда, то тоже очень интересно. История такая вещь: её копни - она тебе сюрприз преподнесёт. Вот я жил и не знал до поры до времени, что дедушка мой Степан Сергеевич у Колчака воевал. Пришёл Колчак в Утяшево, кто из мужиков против него – тех к стенке поставит. Пришлось деду к белым идти. А прапрадед мой Гаврила в деревне Труфаново свои поля имел, земледелием занимался. Но вишь, как жернова истории повернулись! Купцы Колокольниковы, считай, ни за что пострадали. Мы с ребятами пришли на объект, нам интересно стало: чьи тут владения были?

– И хотите сказать, отношение к бывшей купеческой усадьбе изменилось?

–Работать надо хорошо – вот и всё отношение. То, как сработали строители, предстало на всеобщее обозрение. На месте разрушенного фундамента постройки Колокольниковых поднялось новое здание с арочными окнами, созвучно оно стилистике чайного склада и, как родной брат, стоит с ним рядом. Удивительно: стёкла окон из современного материала небесного цвета, а оконные проёмы выложены из брутальных кирпичей века XIX. Символично соединилась история прошлого с современностью, здание получило яркую индивидуальность, аналогов ему в городе нет.

–Такие декоративные элементы дух эпохи передают, – говорит прораб Алексей Баранов, – кирпичи очистили от старого раствора, работа кропотливая, муторная, но зато красиво, оригинально получилось. Здание в четыре этажа, сейчас внутри идут отделочные работы. После их завершения дом будет служить для общественной надобности горожан.

Вот и возвращается в заповедный уголок «солнечная жизнь». Усадьба Колокольниковых обретает новое лицо, потому что люди, взявшиеся за восстановление памятника старины, любят и берегут историю Тюмени.

Автор: Елена Дубовская